Он положил свою руку мне между ног

    Начало прославления. — Памятник в честь святителя Тихона. — Замечательное явление схимонаху Митрофану. — Усердие народа к святителю. — Чудотворения и их записи. — Машонов и его ходатайство об открытии св. мощей. — Общий обзор чудотворений. — Изложение 48 обследованных чудотворений, совершившихся в период 1820—1861 годов
   Память святителя Тихона, со времени блаженной кончины его, благоговейно чтили, как в обители Задонской, так и вне ее — все те, которые лично знали его или читали и слышали о святой и богоугодной его жизни.
   Почитание это было столь живо и всеобще в нашем отечестве, что некоторые из усердствующих к нему хотели увековечить имя его сооружением памятников. Таким образом, уважение к его добродетелям и уму не ограничивалось одной памятью сердца о нем. В «Друге юношества» 1813 года (в февральской книге) читается следующее:
   «В подмосковном имении действительного тайного советника Ивана Владимировича Лопухина, в селе Савинском, рассматривая грот, я нашел там великолепный памятник Преосвященному Тихону, епископу Воронежскому, коего память величается ежедневным стечением народа в Задонский монастырь.
   На памятнике изображена на высоте горящая свеча.
   Достойна она памятника. Небесное просвещение, премудрость Иисусова озарила глубину сердца Воронежского пастыря и положила в ней основание во времени и в вечности зиждущегося храма орудием креста из чистой любви и беспредельной славы Первенца.
   Его писания, почерпнутые из источника мудрости и откровения, сооружают в сердцах смиренных, идущих к вечному Сиону, нетленный ему памятник, имеющий всю свою драгоценность в очах пославшего его на паству и вручившего ему в посох тот глас, коего овцы слушают и коего призванием бегут они из ложного стада наемничья в стадо любви и истины...
   Он был поставлен в светильник миру, возжжен­­ный небесным огнем Искупителя, и свеча на его памятнике представляет его свет, который светил и светит в сердца, вкусившие плоды внутреннего обращения.
   Он соблюл горение огня чистого; не угасил его, потому что имел в себе неиссякаемый источник елея чистой любви, единый могущий возжечь огнь небесной мудрости, и призван свет к блистанию во глубине сердец и душ человеческих. Так! Но всегда готов был идти в сретение Жениху, Первенцу и Спасителю, имея неугасимый огнь во внутреннем храме своего помазания, от коего вжигали светильник и овцы его стада. Огнь сей, способный воспалить искру любви и превратить ее в пламень велий, разлит и в писаниях его.
   Почтим же неувядаемую славу великого Тихона, сего истинного пастыря в церкви Российской, коего мудрые христианские писания печатлеют неизгладимыми чертами его память, священную в сердцах, стремящихся к люблению Спасителя Иисуса, и в Нем единственно обретающих свое пристанище, богатство, покой и всю свою славу».
   Различные знамения и чудеса, последовавшие вскоре после успения свт. Тихона, свидетельствовали, что святитель сей обрел особенную благодать у Господа. Через три года после кончины он в небесной славе явился в яве своему другу по духу и жизни, схимонаху Митрофану, и сказав ему: «Отец Митрофан! Всемогущий Бог хочет прославить меня»,— с этими словами сделался невидим. Как бы по чудному мановению, с тех пор народ стекался со всех краев России к его гробу и служил панихиды. Многие из молящихся получали исцеление от немощей душевных и телесных.
   В Задонской обители вели подробную запись всем чудотворениям, по благодати Божией совершавшимся при гробе святителя. Запись эта составляла большую книгу, которая в 1820 году доверчиво отдана была для прочтения одному из приезжих богомольцев, квартировавшему в монастырской гостинице. Читавший, неизвестно по каким побуждениям, уехал из Задонска, не возвратив рукопись обители. Поскорбев немало о пропаже такого драгоценного памятника, благочестивые иноки завели новую книгу, которая бережно хранится в обители до настоящего времени. Мы имели утешение читать эту книгу и видели, что по молитвам к святителю чудеса совершались не только при его гробе, но и по другим местам. Действия Духа Божия не ограничиваются исключительно одной какой местностью.
   Из записей видно, что было не мало опытов чудодейственной помощи святителя еще в прошлом веке. Убеждение, что его тело сохраняется нетленным, было всеобщим. Еще в 1793 г. отставной прапорщик Яков Машонов, подавал к Преосвященному митрополиту Гавриилу прошение, ссылаясь на особое откровение, об открытии мощей святителя, пребывающих нетленными, подвергая себя всей строгости закона, если его показание несправедливо. В 1800 г. он подавал о сем прошение императору Павлу I, а в 1803 г. — императору Александру I. Так как это была просьба одного лица, в разновременных показаниях которого усматривалось притом некоторое несогласие, то прошения оставлены без дальнейшего движения67. По мудрым планам Божественного провидения прославление угодника отлагалось до другого времени, более благопотребного.
   Чудесные исцеления, во множестве совершавшиеся по молитвенному обращению к святителю, не могли оставаться тайной, распространялись повсеместно и влекли верующих, страдавших разными недугами, к новоявляемому угоднику Божию. Больные исцелялись иногда при одном обещании поклониться святителю Тихону, или во время служения панихиды при его гробе, или от помазания св. елеем из лампады, которая висела над гробом его; иные избавлялись от непредвиденной смертной опасности одним молитвенным призванием святителя на помощь. Многие до исцеления страдали столь тяжкими болезнями, что врачи, самые искусные, признавали их безнадежными к выздоровлению. Видя своих больных потом здоровыми, они письменно объявляли, что исцеление их могло последовать только по благодати Божией, свыше всех пособий медицинских. В записях обители считается более ста чудес, совершенных по молитвенному ходатайству святителя Тихона, засвидетельствованных самими исцеленными и очевидными свидетелями благодатной помощи, оказанной святителем. Но сколько опытов благодатной немощи святителя ведомы только тем, кому они явлены!
   Для благочестивого внимания читателей предложим повествование о некоторых чудесах, совершившихся при молитвенном призвании в помощь святителя Христова Тихона, надлежаще обследованных и внесенных в акты Задонского Богородицкого монастыря.

Чудотворения, совершившиеся в течение 1820—1861 г.г.68

   Города Ельца мещанин Лашин, когда ему было 10 лет от роду, именно в августе 1820 года, заболел глазами так, что не мог ничего видеть; в апреле следующего года был привезен отцом в Задонский монастырь, где, по отслужении панихиды по святителе Тихоне и по прочтении над ним, Лашиным, молитвы, положенной в требнике за болящих, в то же время прозрел и стал видеть окружающие предметы. Приписывая это исцеление действию молитвы святителя Тихона, Лашин объяснил, что в 1852 году его родная по жене племянница, Елецкая же мещанка, Александра Сергеева, таким же образом получила исцеление от глазной болезни.
   В тысяча восемьсот тридцатых годах помещица Анна Рингель была одержима сильной лихорадкой с нестерпимой головной болью и опухолью всего тела. После продолжавшегося полтора года безуспешного лечения больная была приглашена к знакомой помещице Рахманиной, которая вытерла ее маслом из лампады от гроба святителя Тихона и напоила толченым ладаном с гроба святителя; вскоре после того г-жа Рингель избавилась от недуга, который уже никогда не возвращался, и впоследствии, какие ни случались в жизни ее скорби и нужды, призвав имя святителя Тихона, тотчас получала отраду или помощь. В 1834 году восьмимесячная племянница ее, Анна, заболела сильным кашлем с коликой, так что оставалась без всякой надежды к выздоровлению. Помещица Рингель, по теплой и несомненной вере к молитвам святителя Тихона, отслужила панихиду при его гробе и помазала елеем из лампады больные места в теле младенца, который вскоре после того заснул и проснулся здоровым. Через два месяца болезнь возобновилась; помещица Рингель прибегла опять с молением к святителю Тихону, и по его ходатайству пред Господом, больной младенец получил совершенное выздоровление. Случай этого исцеления отмечен в записи гробового иеромонаха Иринея под № 10, внесен в акты монастырские и засвидетельствован присяжным показанием г-жи Рингель.
   Задонского уезда, деревни Матюшкиной, дворовый помещика Алексея Бабокова человек, Иона Алмазов, в августе месяце 1836 года лишился, вследствие болезни, ног и языка; в сентябре месяце, по приказанию помещика (уже умершего), был привезен покойной своей матерью в Задонский монастырь, где несколько дней был приносим в церковь для служения молебнов Божией Матери и панихид по святителе Тихоне; неоднократно прикладывали его к лику изображения святителя Тихона; в первую же ночь по возвращении домой из Задонска Алмазов начал хорошо ходить и говорить и доселе здоров. Случай сей записан в монастырских актах и подтвержден присягой самого Ионы Алмазова.
   Задонского мещанина Артемова сестра Степанида, по мужу Копейкина, в 1839 году подвергалась мучительным припадкам, от которых страдала более года: кричала, как в сумасшествии, ударялась о землю в страшных корчах и сильно ушибалась, причем никто не был в силах удержать ее. Но маслом от лампады святителя Тихона, которое она пила и которым мазалась, исцелилась она совершенно, и с тех пор болезнь не возобновлялась. Случай этот подтвержден присяжным показанием брата исцеленной, Артемова69.
   Государственная крестьянка Марина Лямзина, в 1850 году переселенная в Астраханскую губернию, а в 1838 году жившая в селе Патриаршем Задонского уезда, была полгода больна беснованием, которым мучилась ежедневно; но после хождения в течение нескольких дней в церковь в Задонске, с верой к святителю Тихону, для служения молебна Божией Матери и панихиды по святителе, получила при гробе его 1 января 1839 года исцеление; о чем внесено в запись гробового иеромонаха Иринея под № 22 и подтверждено присяжным показанием села Патриаршего крестьянки Натальи Лямзиной (тоже Марковой), в одном доме с которой жила тогда Марина Лямзина, невестка Натальи.
   Елецкого уезда, села Бурдина, крестьянская жена Акулина Камынина была около 5 лет одержима беснованием, а в 1840 году приведена братом в Задонск, где иеромонах Ириней читал над ней молитвы, давал ей пить масла из лампады от гроба святителя Тихона и мазал ее этим маслом; по прошествии недели она получила исцеление, и с того времени припадки более не возобновлялись.
   Города Ельца купеческая жена Пелагея Гаврилова до замужества была здорова; но после вступления в брак, когда ей было шестнадцать лет, вскоре стала подвергаться беснованию, более, когда говорили о чем-либо святом, или когда видела что-нибудь относящееся до духовного лица или предмета; причем впадала в беспамятство и, по уверению других, при том случавшихся, кричала в то время разными голосами и терзала себя руками, так что два-три сильных человека едва могли ее удерживать; после этих припадков, продолжавшихся часа по два, следовало обыкновенно расслабление. В таком болезненном положении находилась она года два; в 1835 году родные повезли ее в Воронеж, но припадки продолжались; потом, когда в Задонске отслужили панихиду по святителе Тихоне и она приобщилась Святых Тайн, припадки прекратились и до сего времени не возобновлялись. В записи о. Иринея случай этот значится под № 7, с объяснением, что исцеление Гавриловой последовало 27 апреля 1835 года.
   Города Воронежа купеческая дочь Александра Яковлевна Елисеева в молодых летах имела сильную головную боль, нестерпимые истерические припадки и лихорадку с 1829 до 1833 года; врачи от лечения ее отказались, и главный из них советовал ей ехать к Липецким минеральным водам; но она, положившись на Промысел Божий, вознамерилась отправиться к святителю Тихону и, утвердившись в этом намерении сновидением (в котором святитель Тихон восстал из гроба, и когда она припала к ого стопам, благословил ее), отправилась в Задонск в августе 1833 года; там, накануне праздника Владимирской иконы Божией Матери, 25 августа, отстояв всенощную, а на другой день обедню, исповедалась, приобщалась и по возвращении домой совсем выздоровела. В 1840 году те же припадки ее возвратились; но она снова видела во сне святителя Тихона, восставшего из гроба и покрывшего ей голову красным бархатным воздухом, и вследствие данного обета отправиться в Задонск, получила облегчение; съездив же туда, совершенно исцелилась.
   Задонского уезда, села Репца (ныне Панютина), умершего помещика Кожина крестьянка Евдокия Бурдынина была бесновата 4 месяца и в октябре 1845 г. получила при гробе святителя исцеление.
   Того же села крестьянка Агафия Юдина 20 лет назад была 4 года сряду больна головой, спиной и грудью с припадками; осенью 1842 года привезена в Задонскую обитель и, пробыв несколько времени при гробе святителя Тихона, освободилась от недуга.
   Принадлежащего к тому же селу Воскресенского хутора, детей помещика Кожина, крестьянка Феодора Мясоедова, 16 лет назад, была одержима в течение полугода беснованием; весной же, придя в Задонскую обитель, молитвами при гробе святителя Тихона совершенно исцелилась. Все эти три исцеления значатся в записи отца Иринея и подтверждены присяжными показаниями исцелившихся.
   Воронежского Митрофанова Благовещенского монастыря монах Иринарх с 1842 года одержим был в течение 2,5 лет лихорадкой с сильными и продолжительными пароксизмами. В августе или сентябре 1844 г. пришло ему на мысль призвать на помощь святителя Тихона, и когда он воззвал: «Святителю Христов Тихоне, хоть бы ты мне помог» в ту же минуту почувствовал в себе перемену, во всем теле сделался жар и проявился пот; пароксизмы лихорадки не возвращались.
   Липецкого уезда, Тамбовской губернии, села Алексеевки помещицы Потулова и Сабо в мае 1845 года проезжали близ села Грязей, чрез реку Матырь, в карете шестерней, по гати и мосту, устроенным из соломы. Потулова с горничной девушкой, выйдя из экипажа, прошла мост вперед, за ней лакей с отпряженной одной из пристяжных лошадей; а г-жа Сабо, страдая зубной болью, при бывшей тогда весьма холодной погоде, осталась в карете. При переезде чрез мост, не имевший перил, карета опрокинулась в воду на довольно значительной глубине, и как стекло со стороны падения было опущено, то карета скоро наполнилась водой, так что и г-жа Сабо была в крайней опасности; кучер, форейтор и лакей, не умевши плавать, были все в воде, кто как мог придерживаясь за экипаж; г-жа Потулова бросилась было к карете, но не видя возможности оказать помощь, стала кричать; на крик прибежал мальчик, пасший вблизи овец, но также не мог ничем пособить; тут г-жа Потулова стала молитвенно просить помощи святителя Тихона, и в ту же минуту лакей, сам не зная как, ухватившись за ручку каретной дверцы, отворил ее, и г-жа Сабо освободилась из кареты, а вслед за тем приехал еще крестьянин, который и помог всем спастись. Об этом происшествии г.г. Потулова и Сабо тотчас подали объявление в монастырь и после подтвердили это присягой.
   Бывшая Смоленского Вознесенского женского монастыря казначея Евстолия в 1846 г. имела сильное воспаление в боку и находилась в безнадежном положении; в июне месяце в тонком сне или забытьи, кем-то обещано ей исцеление, если она помолится Тихону Задонскому и даст обет поклониться его гробу. Такое же откровение имела и игуменья ее монастыря Олимпиада, которая дала больной в Богоявленской воде песку из-под гроба святителя Тихона; после чего у больной открылся кашель, нарыв прорвался, и она, Евстолия, выздоровев, 22 июля прибыла для принесения благодарности святителю в Задонск, где объявила об этом настоятелю монастыря и присягой подтвердила справедливость этого объявления.
   Тамбовской губернии, Липецкого уезда, помещица, поручица Пелагея Ивановна Вельяминова, в конце августа 1846 года приехала в Задонск с больной одиннадцатилетней дочерью Анастасией, у которой все лице так опухло, что она несколько дней не могла видеть света, и когда 1 сентября после молебна Спасителю, Божией Матери, Тихону Амафунтскому и всем святым, и панихиды по Тихоне Задонском, совершенных после ранней обедни, лицо девицы Вельяминовой было помазано маслом из лампады при гробе святителя, то опухоль лица ее так видимо стала опадать, что к поздней обедне ее уже не было заметно. Это исцеление, которого очевидцем был тогдашний ректор Воронежский семинарии архимандрит Симеон, тогда же записано в монастырских актах, а в июле 1860 года подтверждено присягой матери исцеленной, поручицей Вельяминовой. Она же свидетельствует об исцелении воспитанника помещицы того же уезда титулярной советницы Плотниковой, Степана Михайлова. Это исцеление записано следующим образом в монастырских актах: г-жа Потникова 21 августа 1846 года вознамерилась было ехать в Воронеж на поклонение свт. Митрофану, но нечаянная болезнь означенного пятилетнего воспитанника ее остановила ее; болезнь весьма походила на холеру и была так сильна, что на другой день не было уже надежды к жизни и больной едва мог быть приобщен Св. Таин. В это время г-жа Плотникова произнесла: «Святителю, угодник Божий Тихон! Помоги и исцели сего несчастного болезненного!»,— и больной после сих слов открытые более суток глаза закрыл и заснул; сон его продолжался от 5 часов вечера до 5 часов утра; проснувшись, он уже чувствовал себя здоровым. Это побудило ее, вместо Воронежа, поехать прежде в Задонск и принести благодарение святителю Тихону.
   Жительствующая в Задонске коллежская асессорша Анна Михайловна Коломейцова в 1844 г. сильно страдала от жестокого стеснения в груди с сильным биением сердца и частью оцепенения всех членов тела до совершенной недвижимости, а в начале 1845 объявил ей врач о неминуемой смерти ее с открытием весны. Но недели за три до Великого поста свезли ее в монастырскую церковь к вечерне, которую она едва могла выслушать сидя; после вечерни повели ее в пещеру, где покоится святитель Тихон и, по просьбе ее, стали служить по нем панихиду, которую она уже могла простоять, а после сама вышла из пещеры и села в сани и с тех пор здорова. Это исцеление подтверждено присягой, как исцеленной, так и мужа ее, коллежского ассессора Степана Коломейцова.
   Калужского Казанского девичьего монастыря рясофорная монахиня, дочь генерал-майора София Дмитриевна Кашкина, 21 сентября 1847, в Задонском монастыре, по молитвенном призвании святителя Тихона, получила исцеление от водяной болезни в животе и ногах, продолжавшейся 6 лет, что подтвердила в 1860 году присягой. Исцеление это записано в книге монастырских актов, где прописано и выданное монахине Кашкиной пользовавшим ее доктором свидетельство о неизлечимости болезни, которой она страдала и о исцелении ее потом единственно по благости Божией.
   Орловской губернии, Елецкого уезда, села Слепуха, государственная крестьянка Домникия Ярыгина вскоре по выходе 8 ноября 1844 года замуж стала чувствовать тоску и в мясопуст 1845 г. после Рождества Христова пришла в безумие, кричала на разные голоса, чувствуя отвращение от храма Божия и от всякой святыни, почему мать и муж ее, после года от начала болезни, повезли ее связанную в Задонск, где, по молитве к святителю Тихону, ей сделалось легче и она оттуда уже могла идти пешком. Случай этот отмечен в записи иеромонаха Иринея и подтвержден присягой исцелившейся.
   Задонская мещанка Елена Котова в мае 1860 года показала под присягой, что лет за 13 пред тем, занимаясь портным мастерством и чтением псалтиря по усопшим, она однажды перед Рождеством Христовым пошла читать псалтирь, но, положив поклон, не могла читать, потому что ничего не могла разобрать, как будто никогда не училась читать, потом, сказав на память «Благо есть исповедатися», слова «Господеви» не могла произнести и упала на пол, стала кричать и биться в беспамятстве; прибежавшие человек пять едва могли удержать ее. Такие припадки беснования продолжались каждый день от 2 до 5 часов. Через ежедневное чтение над ней молитв при гробе святителя Тихона, куда ее возили, припадки сделались реже, а когда в святую неделю духовник ее, иеромонах Задонского монастыря Нифонт, принес ей из церкви, где почивает святитель, ладану и когда ей, во время сильного припадка, влили в рот этого ладана со святой водой, то она получила исцеление и после 8 лет была здорова. Потом однажды заболели у нее ноги и сводило жилы. Когда потом с неделю возили ее в монастырь, где она брала масло из лампады святителя Тихона, то она исцелилась и с тех пор совсем здорова.
   Служивший в Киеве надворный советник Платон Яковлевич Забугин 20 лет страдал болью и кружением головы, рвотой, затвердением желудка и выхождением внутренности с кровотечением и с октября 1845 г. совершенно ослабел так, что должен был лежать в постели. Несколько киевских врачей в течение полутора лет лечили его, но безуспешно; а в марте 1847 г., когда доктора решили, что ему остается жить всего недели две; он, по просьбе жены, решился немедленно отправиться в Воронеж на поклонение святому угоднику и немедленно прекратил все лечение. Его повезли лежащего в Воронеж, где он говел и приобщался Св. Таин; оттуда поехал в Задонск, где он во все время служения панихиды по святителе Тихоне плакал и, оставаясь несколько дней в городе, был ежедневно в церкви и чувствовал себя гораздо лучше, так что уже мог ходить и долее стоять в церкви, без усталости; возвратившись в Киев совершенно здоровым, снова мог вступить в службу, которую должен был за болезнью оставить. Врачи, пользовавшие его в Киеве, выдали ему свидетельство о болезни его до отъезда в Задонск и о здоровом положении его по возвращении оттуда.
   Воронежский 3-й гильдии купец Ардалион Михайлович Ляпин в ноябре 1848 г. подал настоятелю Задонского монастыря объявление, что в сентябре 1847 года, во время сильной холеры в Воронеже, выехал он из Воронежа в Бобровский уезд; но недалеко отъехав, сделался болен и через полтора часа весь посинел и стал как бы мертвым. Жена его в испуге кричала, призывая на помощь святителя Тихона Задонского и осеняя мужа бывшим при ней образом святителя. Больной в это время очнулся и на теле его стала показываться испарина. Веря, что святитель Тихон может исцелить его, он не согласился на предложение жены возвратиться в Воронеж, но приехав на дачу, до совершенного выздоровления ни чем другим не пользовался кроме воды, в которую погружал образ с изображением лика святителя Тихона, призывая на помощь его святое имя. Объявление это подписано и женой Ляпина Натальей Зиновьевной; а в мае 1860 года, после уже смерти мужа, она подтвердила это присягой, с той разницей, что относит означенный случай к 1830 году; согласно же с этим ее объяснением дал присяжное показание в июне 1860 г. и бывший очевидцем исцеления Ляпина, сын их Анатолий Ардалионович.
   Рязанской губернии, Раненбургского уезда помещица, девица, Марья Владимировна Меньшикова, в августе 1846 г., приехав с матерью и младшей сестрой в Задонск, почувствовала боль в горле, которая быстро усилилась до того, что большая не могла ни есть, ни пить, и уже опасались за жизнь ее. На третий день сей болезни, которая оказалась горловой жабой, именно 29 августа г-жа Меньшикова приобщалась Св. Таин, потом обвязавшись теплым платком, решилась пойти ко всенощной и стала у самого надгробия святителя Тихона, с слезной молитвой об оказании ей помощи. Будучи не в силах остаться долее в церкви, она вышла и вдруг почувствовала. что нарыв в горле прорвался; после чего ночью уснув, она уже к утру была здорова. Свидетелями этого были. кроме покойной матери ее, сестра Софья Владимировна и дворовая девка Дарья Васильева. В монастырских актах случай этот записан по объявлению отца исцелившейся поручика Владимира Николаевича Меньшикова, с подписью самой исцелившейся и удостоверениями из дворян коллежского регистратора Аничкова и поручика Димитрия Бессонова. Присяжное показание от исцеленной, сестры ее Софьи и горничной Дарьи.
   Оренбургской губернии, Бугурусланского уезда, помещица села Андреевки, ротмистрша Ольга Петровна Дендебери, в апреле 1843 года была поражена припадком беспамятства. продолжавшегося около шести часов, за которым следовало расслабление и исступление ума несколько дней, и хотя от пользования врачей и получила некоторое облегчение, но скоро смерть возрастной дочери снова расстроила слабое здоровье ее, и она с тех пор часто подвергалась истерическим припадкам, доводившим ее до того, что она по несколько дней должна была оставаться в постели, и ни врачебные пособия, ни минеральные воды не только не доставляли ей облегчения, но припадки все более ожесточались и в течение 4 лет и 7 месяцев усилились до такой степени, что 3 декабря 1847 года больная была в крайнем расслаблении, члены ее уже охладели и даже окостенели, почему она просила послать за священником, до приезда которого племянница ее напомнила ей о желании ее поклониться гробу святителя Тихона; решившись исполнить это желание, она поговорила об этом с мужем, и только что, получив его согласие, произнесла непременное обещание отправиться в Задонск, в ту же минуту приподнялась без пособия других и села на постели, а чрез полчаса сама на ногах встретила духовника и стоя исповедалась и приобщилась Св. Таин. Впоследствии, в январе 1848 года, она провела в Задонске четыре дня и с тех пор вовсе без лекарств одним только заступлением святителя Тихона чувствует себя здоровой. В Задонск брала она с собой крестьянина своего Диомида Афанасьева, бесновавшегося в течение двух лет, ежемесячно, по несколько дней; проведя у гроба святителя Тихона три дня почти безвыходно, он сначала бесновался, но после совершенно выздоровел. Эти исцеления записаны в монастырских актах за подписью и печатью исцеленной г. Дендебери и ее духовника. После смерти г-жи Дендебери в 1850 г. и крестьянина Афанасьева в 1859 году означенные исцеления засвидетельствованы присягой сопровождавших г-жу Дендебери в Задонск двух крестьян и двух крестьянок ее.
   Дочь капитана Юлия Черемисенова летом 1849 года начала чувствовать, неизвестно от чего, тоску, а зимой того же года стала кричать и биться так, что пять-шесть человек должны были держать ее, что продолжалось по целым суткам и оканчивалось расслаблением. Не терпела она притом никакой святыни и даже при чтении кем-либо молитвы впадала в беспамятство. Когда в зимнее время привезенный из Задонска образок святителя Тихона ей показали, она подверглась припадку; когда же надели его на нее, припадок скоро прекратился; образок сей она носила на себе, но смотреть на него никогда не могла; от этого она стала мысленно обращаться к святителю и просить его об исцелении. После того стала она видеть сновидения, в которых ей давалось обещание, что святитель Тихон исцелит ее; но рассказать этих снов она не могла, не подвергаясь припадкам и после, когда была в Задонске, в самой церкви, при чтении молитв над ней, продолжала страдать припадками так, что ее насильно приложили к изображению святителя. В церкви она спокойно смотрела на иконы, но при взгляде на раку святителя делалось ей дурно, и она бессознательно бранила его; это продолжалось три дня, а 25 марта она уже сама подошла к раке, приложилась спокойно и после, пробыв более недели в Задонске, исповедалась и приобщалась Св. Таин. Спустя после того год, проведенный ею в уединении, пред Рождеством Христовым она должна была по убеждению родительницы и крестной матери приехать к последней на именины, и здесь как только пошла танцевать под звуки музыки, вдруг упала и начала рыдать и биться в беспамятства; с этого времени припадки опять приходили часто, хотя слабее прежнего, и снова потребовали лечения. Однажды видела она во сне, что седой старец, подавая ей письмо, сказал, что оно от ее лекаря, прибавив, что у нее один лекарь, зачем ей лечиться у других; но она не могла ничего разобрать и письмо было мокрое; она, содрогнувшись, проснулась. После этого мать возила ее в Задонск, где она три дня прикладывалась к святителю с рыданиями; над ней читали молитвы, и сама она молилась, хотя и в смущении, и дня чрез три все припадки прекратились. Это исцеление сама г-жа Черемисенова подтвердила присягой, и в монастырских актах записано первое исцеление девицы Черемисеновой согласно с тем, как и здесь изложено, с письменного извещения настоятеля Задонского монастыря матерью ее, Александрой Федоровной, по возвращении ее с исцелившей дочерью домой; извещение это подписано и самой девицей Черемисеновой с удостоверением духовника ее и трех благородных лиц.
   Жительница г. Задонска, коллежская асессорша Анна Павловна Анцыферова, в 1840 г. одержима была болезнью, которой медики не могли ни излечить, ни понять. Три раза в сутки, в час ночи, в 9 часов утра и в 5 часов пополудни, все тело у нее тряслось без озноба и стискивалось так сильно, что она чувствовала, будто все составы ее разрушались, жилы разрывались и все тело жгло, как огнем, и она по временам ощущала сильное стрекотание в глазах, языке, горле и во всем теле и чрезвычайное напряжение жил; иногда приходила в совершенное омертвение и два раза напутствована была Святыми Тайнами. Часто в крайнем изнеможении, с закрытыми глазами, видела перед собой икону Владимирской Божией Матери, находящуюся в Задонском монастыре; а открыв глаза не видела ее. В марте 1849 года во сне видела себя стоящей у гроба святителя Тихона пред мощами его и слышала женский голос, говорящий ей: «проси святителя и читай ему тропарь: правило веры и образ кротости, — он исцелит тебя и возьми два кувшинчика с водой, стоящий на столике недалеко от гробницы». Взяв один кувшин и начав пить воду, она проснулась и почувствовала чрезвычайное облегчение во всем теле, сама легко могла встать с постели и с того времени ежедневно читает тропарь святителю; болезнь, постепенно уменьшаясь, наконец совсем прекратилась. — Присяжное о сем показание дала исцеленная в мае 1860 года, а в монастырских актах записано сие при самом исцелении, с письменного извещения исцелившей, с удостоверением ее духовного отца и трех благородных лиц.
   Рясофорный послушник Задонского монастыря Кассиан, прежде именовавшийся Иваном Соловьевым, до поступления в монашество крестьянин Тульской помещицы Ефремовского уезда, сельца Алексеевки, поручицы Анны Михайловны Леонтьевой, 11 января 1851 года был поражен параличем, три года был без памяти, нем, в помешательстве рассудка и не владел правой рукой. Чрез 6 недель от начала болезни владение рукой возвратилось, но немота осталась, и умственные способности расстроились; состояние это доктор признавал неизлечимым. По совету протоиерея Перцова и с благословения бывшего Преосвященного Тульского Димитрия, Соловьев с бабкой своей и другими женщинами отправился на богомолье в Задонск, Воронеж и Киев; 6 июня того же 1851 года прибыл в Задонск и 7 июня, по окончании заутрени, подойдя ко гробу святителя Тихона, взяв из лампады масла и выпив оное, почувствовал потрясение в языке и во всех членах тела, а по отслужении панихиды по святителе, в ту же минуту произнес: «Велия благодать святителя, угодника Божия Тихона!» и постепенно стал без труда говорить, а чрез два дня мог уже ясно и без затруднения читать церковные книги, и с тех пор совсем здоров. Присяжное показание его о том в деле на 96 листе; составленный же 7 июня 1851 года акт об исцелении Соловьева, внесенный в книгу монастыря, подписан самим Соловьевым, тремя находившимися при нем женщинами, задон­ским городничим Халяпиным, протоиереем Алексеевским, титулярным советником Максимовым и архимандритом Задонского Богородичного монастыря с братией. К акту приложены совершенно согласные с показанием Соловьева отзывы духовного его отца, священника Тульского Успенского девичьего монастыря Михаила Протасова, протоиерея Всесвятской кладбищенской церкви г. Тулы, Михаила Перцова, и доктора, коллежского советника Дончанкина, пользовавшего Соловьева в Туле.
   Воронежский 3-й гильдии купец Петр Кириллович Козаков с 13 сентября 1850 г. подвергся сильной лихорадке, которой пароксизмы возвращались в 3 день и продолжались по 6 часов, а за 2-м или 3-м пароксизмом по всему телу появлялись красные накожные пятна, отчего происходил зуд, очень чувствительный и по временам жгучий. Он лечился у городского врача или, в отсутствие его, по его рецептам сам, но болезнь продолжалась. В августе 1851 г. ездил он в Харьков для совета с опытным врачем, но успеха также не было. Потом, по совету 72-летней своей матери, в 20-летнее вдовство ежедневно ходившей в храм и шесть раз бывшей на поклонении Киевским угодникам, он был в Задонске, где, по отслужении панихиды по святителе Тихоне, возложена была на него мантия святителя, а после, во время литургии, выпил он несколько капель масла из лампады у гроба святителя; по возвращении же домой сделалась у него рвота зеленой водой и часа через два после рвоты красные пятна на всем теле прошли; с тех пор он совсем здоров. Это исцеление было 20 сентября 1851 года. Присяжное о сем показание исцелевший дал в июне 1860 г.
   Житель г. Задонска губернский регистратор Степан Викулин имел в правой ноздре нарост, называемый полипом, до того усилившийся, что нельзя было дышать этой ноздрей. В 1854 году доктор отказался лечить его, за неимением инструментов для вырезания полипа, советуя ему ехать в Москву; но Викулин, не имея к этому средств и положившись на милосердие Божие, прямо от доктора отправился в монастыр­скую церковь, где застал молебен пред иконой Владимирской Божией Матери, по окончании которого просил отслужить панихиду по святителе. После панихиды, молясь о помощи к святителю Тихону с теплотой, к коей только способна душа, потерявшая надежду на обыкновенную человеческую помощь, утирал до трех раз больное место пеленой святителя. После этого на 3-й день исчезли наросты в ноздре и он совершенно выздоровел. В присяжном об этом показании он добавил, что в феврале 1860 г., будучи в Рязани, он почувствовал в ступне левой ноги такую невыносимую боль с колотьем и судорогами, что совершенно не мог ступать больной ногой и мучился трое суток, не имея ни малейшего покоя; но когда, по указанию первого исцеления, он и в этой болезни обратился с молитвой к святителю Тихону, то вскоре после уснул спокойно, а на другой день встал, не чувствуя никакой боли, и с тех пор боль не возобновлялась.
   Жена вышеупоминаемого губернского регистратора Степана Викулина, Мария Викулина, в 1856 году была в нервной горячке, которая потом перешла в жестокую лихорадку. Пароксизмы ее были два раза в день, и после каждого из них больная, впадая в сильный жар, оставалась без всяких чувств и без памяти. Это продолжалось 18 дней, и во все это время больная не принимала никакой пищи, кроме лекарств, вовсе не помогавших, так что ежеминутно ожидали ее смерти. В таком положении муж больной решился просить, чтобы принесли в дом его чудотворную икону Владимирской Божией Матери и мантию святителя Тихона; в продолжение всего молебна перед принесенной иконой больная была покрыта мантией святителя; по окончании же панихиды по святителе она пришла в память и лихорадка в то же утро прекратилась, а чрез два дня г-жа Викулина уже могла сидеть и находилась в таком положении, что пришедший доктор (Келлер) удивился внезапному ее выздоровлению, а вскоре и совсем выздоровела, не принимая никаких лекарств с самой минуты решимости искать помощи Божией. Присяжное показание об этом дал муж исцелившей, которая с своей стороны подтвердила, также за присягой, о своей болезни и выздоровлении.
   Проживающая в г. Ельце Орловской губернии, села Хмелинца, деревни Ливенской, государственная крестьянка Хиония Романовна Якунина показала в мае 1860 года под присягой, что пред тем, за пять или шесть лет, в начале Великого поста, 25 летняя дочь ее, девица Евфросинья, впала в безумие, бегала со двора, не узнавала ни родителей, ни сестер, чувствовала тошноту и беспрестанно вздыхала, не употребляя почти никакой пищи; почему родители насильно повезли ее в Задонск, где Евфросинья Якунина, после панихиды святителю Тихону, получила исцеление и возвратилась с ними совершенно в здравом уме.
   Воронежской губернии и уезда, села Верхней Хавы, Введенской церкви заштатный священник, Андрей Иванович Поярков, был с октября 1852 г. до июня 1854 г. одержим сильной ломотой в голове и стрелянием в руке и в левом боку; пособия разных врачей не оказывали ему пользы; в июне же 1834 г., пред праздником св. апостолов Петра и Павла, отправившись в Задонск, отстоял он там утреню, панихиду по святителе Тихоне, раннюю литургию и среднюю и опять панихиду по святителе, возвратился домой совершенно здоровым и до сих пор не чувствует той болезни.
   Задонский уездный предводитель дворянства Гавриил Николаевич и жена его Софья Алексеевна Славяновы свидетельствовали за присягой, что родившийся у них в апреле месяце 1854 г. сын Николай в июне месяце того же года сделался очень беспокоен, лишился сна и день и ночь болезненно кричал. Его лечил опытный Задонский врач Семенкович, но в течение 10 недель все медицинские средства оставались без успеха, напротив, дитя более и более ослабевало. Приведенная почти в отчаяние таким неблагоприятным ходом его болезни мать дитяти решилась прибегнуть к самой надежной помощи святителя Тихона. 14 августа она взяла его и пошла пешком в г. Задонск, отстоящий от их деревни в 20 верстах, и прибыла туда уже поздно после всенощной. Эту ночь ребенок провел так же, как и предшествующие, очень беспокойно. Утром 15 числа г-жа Славянова пришла с ним ко гробу угодника Божия Тихона и, помолившись со всем усердием матери, желающей сохранить своего сына, первенца, положила его на надгробие святителя. Дитя перестало кричать, когда же она взяла его опять на руки, то увидела, что он крепко спит. Сон этот продолжался весь день, а в 12 часу следующего дня у дитяти из уха пошла непрестанно материя. После сего ребенок стал видимо поправляться и скоро выздоровел совершенно.
   Пятилетний сын государственного крестьянина Задонского уезда, села Михайловища, Филиппа и жены его Натальи Голошубовых, Василий, был нем, хотя и слышал; родители старались выучить его выговорить: «Господи, помилуй», по не имели в том успеха; когда же в Филиппов пост 1859 года, по совету родных и знакомых, начали молиться святителю Тихону и дали обет прийти в Задонск поклониться угоднику при гробе его, то сын их в то же время стал выговаривать «Господи, помилуй» и говорить все, как должно. Родители исцеленного в июне 1860 г. объявили об этом настоятелю Задонского монастыря, свидетельствуя в истине происшествия всеми родными своими, соседями и духовными лицами села Михайловища и подтвердили это присягой. В присяжном показании заключается только та подробность, что когда после произнесения ими обета идти в Задонск сын их выговорил «Господи, помилуй», то они с сыном пошли в Задонск, и когда там, отслужив молебен Божией матери и панихиду по святителе Тихоне, приложили немого сына к лику угодника Божия, тогда сын их начал говорить все. Что этот сын Голошубовых был нем, а когда родители сводили его в Задонск, чтобы поклониться святителю Тихону, то получил способность говорить и теперь говорит, показали: по священству — местный священник села Михайловища и спрошенные под присягой два соседа Голошубовых.
   Землянского уезда, Воронежской губернии, села Дмитрашевки, государственная крестьянка Домника Макарьевна Щербатова (тых), не доверяла беснующимся и укоряла их в притворстве; после 44 летнего постоянного здоровья в 1859 г. за неделю до Рождества Христова, стала чувствовать чрезвычайную тоску и отвращение от хлеба, не могла даже видеть хлеба, а ела одни соленые селедки; потом во время святой недели у ней явились припадки беснования, в которых она кричала и бранила родных, отца, детей, духовного отца, хлеб, хулила все святое и выказывала к священным предметам особенное отвращение; причем была так слаба, что не могла двигать ни рукой, ни ногой. Когда она от истощения уже готовилась к смерти, то призванный для напутствования ее духовник посоветовал мужу и родным больной свозить ее в Задонск. Когда ее повезли, то она во всю дорогу старалась вырваться и в одном месте бросилась с очень высокого моста. Привезши в Задонский монастырь перед всенощной, ее в беспамятстве приложили к гробу святителя Тихона. Тут она пришла в себя, встала на ноги и в продолжение молитв, которые читали над ней, панихиды и всенощного бдения, простояла без поддержки, с усердием молясь святителю Тихону об избавлении ее от беса; после чего почувствовала большое облегчение, сама вышла из церкви, стала есть хлеб; беснований с тех пор с ней не было и здоровье ее постоянно поправляется. Все это крестьянка Щербатова показала под присягой, и засвидетельствовали два священника и, под присягой, муж и отец исцеленной (еще третий крестьянин Дмитрий Васильев, забывший подписаться под присяжным листом) и две крестьянки.
   Задонского уезда, села Дубового, деревни Меланьиной, государственная крестьянка Феодора Яковлевна Кочетова с 7 октября 1859 года подвергалась болезни беснования, припадки которой состояли в том, что у больной быстро являлась боль в сердце и тягость во всей внутренности, отчего она падала и кричала; иногда больная сохраняла сознание, однако не могла предохранить себя ни от падений и ушибов, ни от сильного крика. С Вознесения 1860 года болезнь Кочетовой, усиливаясь постепенно, дошла до того, что припадки возобновлялись по два и по три раза в сутки, и что-то влекло больную из избы к колодезям, погребам и вообще к уединению. Родственники Кочетовой, опасаясь, чтобы она не сделала себе вреда, принуждены были привязывать или связывать ее. В июле месяце повезли ее в Задонск связанную; в продолжение всего переезда, она старалась освободиться; по прибытии же в Задонск, когда отслужили панихиду по святителе Тихоне и иеромонах читал над больной молитвы, она постепенно чувствовала облегчение, а после двухдневного моления святителю при гробе его припадки беснования совершенно оставили ее, и Кочетова возвратилась домой за 24 версты пешком Действительность этого события подтвердили под присягой сама исцеленная и четверо крестьян одной с ней деревни.
   Задонская мещанка Настасья Васильевна Попова в последних числах апреля месяца прошлого 1860 года сделалась больна приливом крови к сердцу, с сильным колотьем, нестерпимой болью в голове и помрачением зрения; припадки эти сопровождались зевотой и мучительными корчами в руках и ногах. Не употребляя никаких лекарств, больная искала помощи только у святителя Тихона, молясь при гробе его, и по ходатайству угодника Божия скоро получила совершенное исцеление от недуга. Об этом засвидетельствовали под присягой сама Попова и мать ее Клавдия Чуфарова.
   Задонский помещик, надворный советник Владимир Алексеевич Викулин в детстве был одержим английской болезнью и семи лет от роду не мог еще ходить, несмотря на многие медицинские пособия. Когда его мать, по совету бабушки, решилась ехать с ним из Воронежа, где тогда жила, в Задонск, отслужить там молебен Божией Матери и панихиду по святителе Тихоне, то он начал передвигать ноги; когда же мать поехала одна, он опять перестал ходить и был до тех пор болен, пока мать с ним отправилась в Задонск. Когда его в первый раз прикладывали к надгробию святителя, то лобызая лик его, он воззвал: «Святителю отче Тихоне, дай мне ножки!» Мать неоднократно присутствовала при панихидах святителю. С того времени, не выезжая из Задонска, он начал ходить; ноги его постепенно до того укрепились, что он и в военной службе прослужил одиннадцать лет и до старости не чувствовал боли в ногах. Это показал он под присягой в июне 1860 г.
   Помещица Елецкого уезда, жена секунд-майора, Раиса Васильевна Воронова, многократно получала исцеления в своих болезнях и утешения в скорбях по молитвам святителя Тихона Задонского. Особенно замечательны два следующие случая:
   1) В 1812 году была она более месяца до того больна желтой горячкой с совершенным расстройством ног, что сам доктор ее советовал ей обратиться за помощью к святителю Тихону, и когда она, приехав в Задонск, на костылях приведена была в церковь и помолилась пред образом Божией Матери, то уже почувствовала облегчение, а когда приведена была в пещеру, в которой находился гроб святителя, и стала молить его о исцелении, то простояла панихиду без костылей и поддержки других, сама пришла в номер монастырской гостиницы на 2-м этаже и с тех пор совсем укрепилась в здоровье.
   2) В 1854 году г-жа Поронова снова подверглась сильной горячке, притом с рожистым воспалением на лице, и доктор, при всех усилиях, не мог оказать никакой помощи. 8 мая прибыла она в Задонск и перед вечерней, войдя в монастырскую церковь, помолилась пред иконой Божией Матери, потом подошла к святителю и просила его помощи. В то же время она почувствовала сильную испарину; бывшие на ней струпья от рожи сошли, и горячка и рожа совершенно ее оставили. Действительность чудесного исцеления Вороновой засвидетельствовали под присягой: она сама и три благородные девицы.
   Задонского уезда, деревни Воронежской-Меланьиной, государственный крестьянин Архип Осипович Аксенов, в начале августа 1860 года подвергся сумасшествию; но когда 17 августа свезли его к святителю Тихону, и он приложился к изображению его, находившемуся над его гробом, то совершенно выздоровел. Об этом засвидетельствовал он присягой.
   Ливенского уезда помещик Владимир Мишин дал обет бывать ежегодно на память святителя Тихона в Задонске, но в 1860 году, находясь в Москве, где лечился и получил значительное облегчение от болезни, забыл о своем обете, и перед вечером в самый день памяти святителя, 13 августа, вдруг снова и сильно заболел; когда же на другой день вспомнил о своем обещании, то кое как дошел до церкви, отслужил панихиду по святителе и в скором времени совершенно освободился от болезни. Утвердил о сем присягой.
   Калужской губернии, Мещовского уезда, села Зубова, деревни Чермошны, сын крестьянина помещицы Почининой Назар Прусаков, 11-ти лет от роду, в 1860 г. с праздника Преполовения лишился памяти, никого не стал узнавать, кричал или без смысла играл. Когда же по испытании над ним всевозможных средств лечения отец его молитвенно обратился к святителю Тихону, то больной начал выздоравливать, а когда они побывали в Задонске, и при гробе святителя отслужена была панихида, то больной получил совершенное выздоровление. Отец исцеленного показал о сем под присягой.
   Восьмилетний сын Елецкого помещика, штабс-капитана Приклонского, Василий, в сентябре 1860 года заболел глазами; боль не давала ему покоя и сна; в две недели веки глаз совершенно перестали открываться и зрачки сделались белы, как от полного бельма. Полтора месяца напрасно лечили его все доктора, бывшие в Задонске, куда для медицинского пользования привезла его мать. Но после молитв матери при гробе святителя он уснул и видел во сне старца, выходящего из царских дверей и говорящего: «Кто грешен, молитесь!» Ответив: «Я грешен», и заплакав, Василий проснулся и, рассказывая этот сон, уже видел предметы, а теперь совсем здоров. Родители его показали о том под присягой.
   У надворной советницы Александры Измайловны Богушевской в апреле 1860 г. в нижнем веке левого глаза образовался шарик, величиной с горошинку, который был причиной расстройства всего глаза, и она почти ничего не могла читать, а по утрам худо видела. Доктора говорили, что из этого шарика должен образоваться опасный нарост. На 24 октября, приехав с мужем в Задонск, после панихиды святителю Тихону, она потерла себе глаза покрывалом, лежавшим на надгробии святителя: шарик исчез, и она совсем выздоровела. Присяжное показание исцеленной и мужа ее при деле,
   Задонская акушерка Марья Ивановна Альберт с 14 декабря 1860 г. десять дней страдала нестерпимой головной болью, так, что даже не могла поворачивать ею без помощи других; но по усердной молитве к святителю об исцелении боль вдруг укротилась, а когда принесли мантию святителя и возложили на ее голову, то болезнь совершенно прошла. Удостоверено сие присягой.
   Живущая в Задонске жена коллежского регистратора Марья Антоновна Мартынова в 1860 г. при беременности стала непрерывно страдать кровотечением, от которого так ослабела, что без помощи не могла пройти по комнате и 26 июня преждевременно разрешилась мертвым ребенком, а после родов к означенной болезни присоединилась еще постоянная опухоль ног и жар во рту. После многих молитв к святителю у себя дома она наконец в октябре пошла в монастырскую церковь и там помолилась ему усердно, после чего уснула, видела сон, в котором ей какой-то монах говорил, чтобы она больше молилась святителю Тихону и что он поможет ей; проснувшись, она почувствовала себя совершенно здоровой.
   Задонского монастыря иеромонах Виталий более 15 лет страдал внутренней болезнью, от которой по временам образовывались на теле шишки. В декабре 1860 г., когда, с молитвой к святителю Тихону он приложился ко гробу его, вдруг почувствовал сильную боль в обнаружившейся шишке и услышал в ней звук, как бы что разорвалось; чрез несколько дней, когда он опять прикладывался, тоже повторилось, наконец 15 декабря, в третий раз, ночью, в келье, при молитве к святителю, то же повторилось и так сильно, что он считал себя умирающим; но, напротив, нарост на теле сделался втрое меньше и мягким и с тех пор, постепенно уменьшаясь, совершенно исчез. Показание его и пяти иеромонахов в деле.
   Елецкого уезда, деревни Ливенской, однодворческая девица Евфросинья Лукинична Игнатова, родители ее и трое родственников дали 2-го января 1861 года присяжное показание, что в октябре месяце 1855 года во время работы сделался у Евфросинии неожиданно удар, от которого она сначала лишилась чувств, и потом обезумела, постоянно беспокоилась, ничего не понимала и никого не узнавала. Несколько месяцев поили ее, по советам разных лиц, настоями из трав, приводили к ней бабок и знахарей; но средства эти нисколько не помогали. В мае 1856 года, по совету приходского священника, родители Игнатовой попросили отслужить у них в доме молебен с водоосвящением, и по усердной их молитве Евфросиния стала было узнавать людей, но скоро опять обезумела. Тогда мать повезла ее в Задонский монастырь связанную, а в церковь, к гробу святителя Тихона, ввели ее с трудом четыре человека. В продолжение трехдневного пребывания в Задонске Евфросинья пришла в сознание, вместе с матерью усердно молилась святителю, дошла домой, около 15 верст, без усталости, чрез несколько дней совершенно выздоровела и с того времени при случающихся недугах всегда прибегает с молитвой к святителю Тихону и получает облегчение.
   Елецкого уезда, деревни Колодецка, государственные крестьяне Прокофий Турыгин, его жена Татьяна и сын Стефан Турыгины, зять его и невестка, и шесть соседей свидетельствовали 5 февраля 1861 года за присягой, что помянутый Стефан Турыгин, имеющий от роду 18 лет, 8 ноября прошлого года, чрез неделю после женитьбы, заболел, по-видимому, белой горячкой: ничего не ел, не спал, чрезвычайно слабел, никого не узнавал, был постоянно в бреду, при недосмотре за ним уходил из дому и бежал к Задонску или без цели. Немного приходя в сознание, Стефан упрашивал всех везти его в Задонский монастырь к святителю Тихону; но окружающие не удовлетворяли этой просьбы, опасаясь, чтобы больной не произвел в храме Божием беспокойства. Неоднократно был приглашаем священник для напутствования Стефана Турыгина Святыми Тайнами, но беспокойное состояние его не дозволяло исполнить этот долг. В таком положении больной находился десять недель; наконец, 25 января 1861 года родственники решились везти его в Задонский монастырь, были принуждены связать его. При гробе святителя Тихона они усердно молились об избавлении Стефана от тяжкого недуга, и к великой их радости, 26 января, больной, положенный при гробе святителя, успокоился, перестал бредить и без видимой причины чрезвычайно вспотел; 28 числа стал приходить в сознание, молился Богу, прикладывался к надгробию святителя и к образам, а в следующие три дня совершенно выздоровел и по собственному желанию приобщился Святых Тайн. До сего времени он пребывает здоровым.
   Прославляя чудесами своего угодника, Господь благоволил, в утешение верующим и для славы Православной Церкви, очевидным образом явить и нетление его тела.

    Повод, указанный перстом Божиим к обретению св. мощей. — Первое обретение мощей свт. Тихона нетленными. — Подробности обретения. — Участие в этом событии Преосвящ. Антония Воронежского. — Переложение мощей в новый гроб и перенесение их в церковь Пресвятой Богородицы. — Соборная панихида о свт. Тихоне. — Донесение Св. Синоду об обретении мощей свт. Тихона нетленными. — Всенародная вера в святость блаженного Тихона. — Донесение об этом губернских начальств. — Новое освидетельствование св. мощей Тихона. — Подробное описание этого обстоятельства. — Ходатайство Преосв. Антония об открытии св. мощей. — Распоряжение и указ Св. Синода об открытии их.
   По особенному распоряжению Промысла об открытии св. мощей блаженного Тихона в 1845 году начата была в Задонском монастыре кладка нового каменного обширного собора, по плану архитектора Тона, а прежний каменный собор назначен был к сломке. При сломке старого храма остался неразобранным только алтарь прежнего собора, под сводами которого покоилось тело святителя Тихона. Сей алтарь, сам по себе ветхий, от сломки всего храма и вынутия железных связей, во многих местах растрескался и угрожал падением. Притом для возведения крыльца с южной стороны ко вновь сооруженному храму нужно было отломать часть алтаря со сводами. После сего было бы совершенно невозможно отправлять панихиды по Преосвященном Тихоне, по требованию многочисленных чтителей памяти святителя, — даже пришлось бы совсем закрыть вход под алтарь, чтобы поклонники не подверглись несчастью от падения сводов, лесов и строительных материалов; но этим было бы глубоко оскорблено благоговейное чувство поклонников, из отдаленных мест стекавшихся на поклонение святителю. Посему Преосвященный Антоний, архиепископ Воронежский, имея в виду двукратное перенесение, по случаю сломки и возобновления церквей, гроба святителя и чудотворца Митрофана, признал необходимым перенести без оглашения и гроб святителя Тихона в теплую монастырскую церковь и положить под спуд. Для сего 12 мая 1846 г. Преосвященный Антоний, несмотря на слабость здоровья, сопровождаемый и ректором Воронежской семинарии архимандритом Симеоном, прибыл в Задонск. На другой день, после личного осмотра усыпальницы святителя Тихона, Преосвященый Антоний 13 мая, в семь часов вечера, приказал настоятелю Задонской обители архимандриту Серафиму, казначею иеромонаху Паисию и ризничему иеромонаху Зосиме отправиться в усыпальницу и, заперши изнутри дверь, разломать надгробие и под оным своды70. С большим трудом разломали своды. Нижняя часть их от сырости и влажности места обвалилась, и кирпичи лежали на гробе святителя. По очистке камней увидели, что крыша и боковые доски гроба подверглись разрушению, а доска нижняя, состоящая из двух половинок, оказалась целой. Тело святителя Тихона найдено нетленным; архиерейское облачение, в котором он был погребен, несмотря на 63-х летнее пребывание в сыром месте71, найдено неповрежденным и целым. Подложив под нижнюю доску три чистые полотна, трудившиеся в открытии гроба благоговейно подняли мощи святителя из склепа на поверхность земли. По всей усыпальнице распространилось неизъяснимое благоухание. Это было первое обретение честных, нетленных мощей святителя Тихона, Задонского и всея России чудотворца.
   В это время Преосвященный Антонии в настоятельских комнатах стоял на молитве. В 11 часов вечера вошел к нему иеромонах Зосима. Преосвященный Антоний, увидев его, спросил: «Что, обрели святые мощи?"- «Обрели, Владыко святый»,— отвечал Зосима. Преосвященный сказал: «Я сейчас иду»! Зосима объяснял, что усыпальница завалена кирпичами, самый ход в нее до половины закрыт, войти затруднительно; не лучше ли потому перенести святые мощи в теплую церковь. Владыка спросил: «Как же ты прошел?» Зосима отвечал: «Я пролез». «И я пролезу»,— сказал Преосв. Антоний и тотчас же пошел. Не доходя до усыпальницы, он снял камилавку и подошел к двери. При помощи Зосимы спустившись в склеп, он осенил себя крестным знамением, сделал три земных поклона и, на коленях припав к персям святителя, лобызая его руку, со слезами говорил: «Благодарю Тебя, Боже, Господь мой, что Ты услышал мою молитву и исполнил желание души моей, удостоив меня увидеть нетленные мощи Твоего великого угодника и молитвенника о мне грешном. Ныне отпущаеши раба Твоего по глаголу Твоему с миром!» Потом, обратясь к присутствующим, произнес: «Мощи нетленны и подобны мощам святых угодников, почивающих в Киево-Печерской лавре». Он приказал взять новый гроб у иеросхимонаха Авраамия, который тот приготовил для себя, положить в него святые мощи, на той самой доске, на которой покоились они в могиле, и перенести в теплую Рождества Пресвятой Богородицы церковь. Сделав это распоряжение, Преосвященный Антоний отправился в церковь, чтобы приготовиться к встрече святых мощей. Без него положили нетленное тело святителя в гроб, и, очистив вход в усыпальницу, вынесли святые мощи. Хотя и не было оглашено об открытии мощей перед братией, но, слыша стук работы, видя движение, никто из братий в монастыре не спал, с нетерпением ожидая радостного появления святых мощей. Братия, предшествуемая архимандритом Симеоном, собралась у самой усыпальницы. Как только увидели святые мощи, сделали земное поклонение и, с благоговением приступив к гробу, понесли его в теплую церковь, где поставили на двух малых столиках среди церкви. Преосвященный Антоний, в мантии, омофоре и митре ожидавший святые мощи в храме, велел снять крышку с гроба, — по всей церкви распространилось благоухание. Началась по церковному чину панихида; предстоящие молились с умилением и радостными слезами. При конце оной протодиакон возгласил: «Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему», и вместо имени почившего в Боге святителя Тихона, произнес имя Преосвященного Антония, но тотчас, вспомнив ошибку, помянул святителя Тихона и возгласил вечную память. Услышав это, Преосвященный Антоний осенил себя крестным знамением и сказал: «Да будет воля Божия!» По окончании панихиды все приложились к руке святителя. Панихида кончилась в 12 часов ночи. Гроб закрыли крышей, в двух местах обвязали его кругом тесьмой, Преосвященный Антоний запечатал его своей печатью и приказал поставить на северной стороне храма, поверх пола. Тогда все разошлись; остались только Серафим, Паисий и Зосима для устроения надгробия над мощами и ступеней к нему, чтобы удобнее было прикладываться.
   Верхняя доска с металлическим изображением на ней святителя, лежавшая в усыпальнице, оставалась целой и положена на новоустроенные четыре боковые доски, над св. мощами. Делание надгробия и одной ступени продолжалось три часа. Боковые доски надгробия тогда же обиты зеленым бархатом72.
   К утреннему богослужению и литургии, после которой совершена была Преосвященным Антонием соборная панихида по святителе Тихоне, собралось множество народа для поклонения новоявленным мощам святителя.
   Прощаясь с братией, при отъезде в Воронеж, Преосвященный Антоний сказал: «Прошу вас, отцы, совокупите ваши святые молитвы с моими грешными, чтобы Господь сподобил меня быть у вас в последний раз, на память святителя Тихона, 13 августа».
   20 мая Преосвященный Антоний донес Святейшему Синоду об обретении тела святителя Тихона нетленным, и о перенесении святых мощей в теплую монастырскую, Христорождественскую церковь. Тогда же, особым письмом, уведомил о сем обер-прокурора Святейшего Синода, прося довести сие до сведения Государя Императора. В письме к графу Протасову, Преосвященный Антоний высказал духовный восторг, каким исполнена была душа его при обретении святых мощей святителя Тихона. «За приятное для себя дело считаю,— пишет он,— довести до сведения вашего сиятельства о таковом обретении и нетленого тела Преосвященного Тихона, радостном для святой нашей Православной Церкви, в недрах коей только процветает нетление среди всеобщего разрушения. При сем не могу пред вами скрыть того сладостного, неземного восторга, которым исполнена была душа моя при виде нетленного тела Преосвященного Тихона. Я готов и рад бы был разрешиться от уз бренной и дряхлой плоти моей и с праведным Симеоном, удостоившимся принять на руки Христа Спасителя, воскликнуть: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, известному мне». Благодарил Господа, возглаголавшего в сердце помазанника Своего, Благочестивейшего государя императора Николая Павловича, да продлится мое пастырское служение Воронежской церкви, как бы нарочно для того, чтобы я, при исходе дней моих, удостоился первый узреть нетленное тело доброго пастыря Христова, светившего блеском своих добродетелей и учением Евангельским, как залог нашего всеобщего воскресения! Благословлял и благословляю Царя царей, что послушание и исполнение державной власти, изъявленной мне в отношении Вашего Сиятельства от 5 февраля 1840 года73 и здесь на земле увенчивается щедрыми наградами Царя, сердце коего в руце Божией, и небесными услаждениями, воссылая теплые мольбы к Нему, славимому во святых, да явлен будет светильник веры и добрых дел, положенный теперь под спуд на высоком свещнице, в силе и знамениях благодатных, и всем верующим в грядущих летах! Возносил и буду возносить у гроба святого угодника Божия, святителя Митрофана, теплые молитвы о здравии и спасении их Императорских Величеств и всего августейшего дома их, до последнего моего издыхания! «От избытка сердца уста глаголют»,— сказал Спаситель. Исполненный, на западе дней моих, сладостного восторга, прошу вас, сиятельный граф, доложить Его Императорскому Величеству Государю Императору о новой милости Божией ко святой Православной Церкви, явленной и еще во дни мудрого его царствования, исполненного вековыми плодами забот Его Величества о распространении и утверждении истинного Православия, достояния наших отцов, в нетлении тела Преосвященного Тихона, как доброго пастыря, в недрах Православной Российской церкви и во время жизни и, еще более по смерти освещавшего и освещающего пути к блаженной жизни светом христианских его добродетелей и учения Евангельского, привлекавшего и привлекающего своими душеспасительными сочинениями тысячи верующих к прославлению Господа».
   После перенесения мощей святителя Тихона в теплую церковь стечение народа в Задонск еще более увеличилось, и все высказывали желание видеть открытыми святые мощи.
   Когда 13 августа 1846 г. совершена была Преосвященным Антонием заупокойная литургия и панихида в день памяти святителя Тихона, народу собралось в пять раз более прежнего, все предполагали, что непременно последует открытие святых мощей. Местный начальник губернии, барон Христофор фон-дер Ховен, бывший с 13 по 15 августа в Задонске, писал в донесении Министру Внутренних дел. «В день памяти святителя Тихона всегда собиралось много народу, но в настоящее время такое множество стеклось богомольцев со всех сторон, а особенно высшего дворянства, даже из отдаленных губерний, что монастырь, довольно обширный, не мог вмещать поклонников. Причем усмотрено мной такое благоговейное чествование поклонников к Преосвященному Тихону, что все сословия призывают его в молитвах, как святого, на помощь, при разных скорбных обстоятельствах жизни и воссылают ему благодарение за полученные от Господа благодеяния, веруя в его ходатайство пред Богом. Вообще религиозное движение всех сословий увеличивается в ожидании большего прославления Преосвященного Тихона, как особенного благословения Божия к любимому и обожаемому народом благословенному монарху и его августейшему дому».
   Преосвященный Антоний, по требованию своего благочестивого чувства и для удовлетворения общего желания православных, решившись ходатайствовать перед Святейшим Синодом и Государем Императором об открытии мощей святителя Тихона и вчинении его в лик святых Российской церкви, почел нужным предварительно произвести новое освидетельствование святых мощей Тихона и составить описание сохранившейся на нем одежды. Это дело, предписанием от 16 октября, возложил он на ректора семинарии архимандрита Симеона, вместе с настоятелем Задонского монастыря архимандритом Серафимом, которому, как бывшему наместнику Киево-Печерской лавры, известно было обращение со святыми мощами.
   Святые мощи с должным благоговением и вниманием внесены были для сего в ризницу, находящуюся в той же церкви. По приказанию архиепископа Антония сделан для них новый гроб, без крыши, в коем нижняя доска употреблена та самая, на коей покоилось нетленное тело святителя Тихона в могиле и которая сохранилась совершенно твердой, тогда как боковые доски гроба разрушились и от давления крошились. В него вложили святые мощи и, для приличного их хранения, поставили сей гроб в другой, сделанный наподобие раки, окрашенный снаружи голубой краской; верхняя доска плоская, также окрашена голубой краской и соединяется с боковыми досками, с одной стороны шолнерами, с другой — внутренним замком. Гробница сия, с драгоценным в ней нетленным святым телом, заперта замком, опоясана шнуром, концы коего запечатаны печатью архиепископа Антония, и поставлена на прежнем месте храма, под прежнее металлическое надгробие. Ключ запечатан особо и отдан на хранение настоятелю Задонского монастыря.
   Архимандриты Симеон и Серафим, составив при этом описание находящейся на святителе Тихоне одежды, которая так же, как и тело, сохранилась нетленной, представили вместе с описанием чудотворений святителя донесение Преосвященному Антонию:
   «При перенесении тела свт. Тихона и особом освидетельствовании, одежды его найдены в следующем виде:
   1) На святителе Тихоне подризник грезета рудожелтого цвета с травочками, с окладом на подоле в два ряда золотой сечки, нимало не поврежденный, но в цвете изменившийся.
   2) Епитрахиль бархатная, малинового цвета, с окладом в три полосы узкого злато-серебряного позументика, а кресты на ней из золотого плетения; при ней шесть кистей из красного шелка и частью золотых ниток, с пронизками на серебряном шнурке, без подкладки.
   3) Пояс кожаный.
   4) Саккос, парчи оранжевого цвета с серебряными травочками, обложен везде по приличным местам златосребряной неширокой сеткой, а около оплечья золотым широким кружевом; весь оный оклад довольно светел и мало изменился, подложен гарнитуром красным.
   5) Омофор из той же парчи, как и саккос, обложен по бокам золотым узким позументом, у концов кисти золотошелковые, кресты на нем, шитые золотом, да которых серебряные позлащенные репейки с вставками разных камней и некоторые репейки повреждены, местами украшен половинчатым и мелким круглым жемчугом, которого во многих местах нет, и изменил свой вид, кроме некоторых зерен.
   6) Палица из бархата пунцового цвета, шитая золотом и серебром, посреди оной вышиты восьмиконечный крест, трость и копие золотом, и поверх креста образ Знамения Божией Матери, а ниже два херувима и два серафима шитые золотом, а лица шелками, обложен вокруг золотой тесьмой без подкладки.
   7) Поручи фиолетовой материи, шитые серебром, довольно крепкие.
   8) Панагия серебряная, позлащенная, украшенная разными каменьями, из которых некоторые выпали, на ней образ Христа Спасителя финифтяный — изображение как бы новое, — при ней цепочка серебряная, мелкая.
   9) Крест серебряный, на нем распятие Христа Спасителя литое.
   10) Митра, бархата пунцового цвета, на ней четыре серебряные позлащенные клейма чеканной работы, с изображением четырех святителей московских; полосы на ней, кресты и разной величины 16 звезд, украшены разными камнями, половинчатым крупным и круглым мелким жемчугом и серебро-позлащенными насыпными репейками, а вместо опушки обложена серебряным гавом, а верх сей митры кончается восемью разноцветными меньшими и одним большим фиолетового цвета камнями.
   11) В руках святителя крест деревянный, обложен вокруг серебром позлащенным, на нем распятие Христа Спасителя литое, при рукояти серебро обломанное, вероятно, в таком виде и положен был крест».
   Получив донесение от архимандритов Симеона и Серафима, Преосвященный Антоний представил донесение в Святейший Синод, в котором, упомянув о всенародном благоговейном почитании святителя Тихона за его жизнь и душеспасительные сочинения, о множестве чудесных знамений, явленных ради его молитвенного предательства пред Богом над призывающими его с верой на помощь, о доказанном, при внимательном исследовании, нетлении его тела и одежд, несмотря на 63-летнее пребывание в сыром месте, предлагал вниманию Святейшего Синода общее желание поклонников и теплые мольбы их к премилосердому Господу, с сладостным и притрепетным ожиданием: да явлен будет сей Светильник веры и добрых дел, лежащий теперь под спудом, на высоком свещнице, чтобы, таким образом, видя его прославленным за добрые дела, верующие более и более прославлавляли Отца небесного, дивного и славного во святых Своих. Вместе с донесением Святейшему Синоду, за шесть часов до своей кончины, последовавшей 20 декабря 1846 г.. Преосвященный Антоний подписал письмо на Высочайшее имя Государя Императора Николая I, в котором свидетельствовался архиерейской совестью, что, по особенному внушению, вменяет себе в священный долг довести до сведения Его Величества о чудесах, совершающихся при гробе Преосвященного Тихона, а также о всеобщем сладостном и притрепетном желании стекавшихся из отдаленных мест в Задонск многочисленных богомольцев, да явлен будет сей великий светильник веры и добрых дел, лежащий теперь под спудом, пред очи всех! Это письмо при докладе обер-прокурора Святейшего Синода представлено было Государю Императору. Между тем в Задонске, по молитвенному ходатайству святителя Тихона, не прекращались чудесные исцеления, и в народе все более и более высказывалось желание видеть открытыми мощи угодника, святость которого все признавали.
   В 1860 году Святейший Синод, находя благовременным приступить к прославлению святителя Тихона, сделал нужные для сего распоряжения, которые излагаются в указе, последовавшем 20 июня 1861 года. Так как история явления св. мощей выше доведена до последних минут жизни Преосвященного Антония, Епископа Воронежского, то, для избежания повторений, содержание указа приводится с того места, где говорится, что последовало после его смерти.
   «После кончины Преосвященного Антония хотя и не поступало от Епархиального начальства никаких формальных донесений по сему предмету, но из частных сведений было известно, что действия, носящие на себе печать благодатных знамений и чудес, коих верующие удостаивались от Господа, призывая на помощь святителя Тихона в тяжких и неизлечимых болезнях, в трудных обстоятельствах жизни, в душевных скорбях и нуждах житейских, продолжались, и что в православном народе все более и более возрастала и утверждалась уверенность в святости сего иерарха. В начале же минувшего года Преосвященный Воронежский Иосиф, вполне подтвердив все прежние донесения Преосвященного Антония, вместе с тем засвидетельствовал, что еще в самое недавнее время совершились чудесные исцеления при гробе святителя Тихона, и что многие лица неоднократно выражали ему, Преосвященному Иосифу, всеобщее желание об открытии мощей сего иерарха Божия; причем Преосвященным Иосифом доставлены были собственноручные показания иноков, находящихся в Задонском монастыре с 1846 года, и засвидетельствованные копии с записки и подробного сказания о чудесах от святителя Тихона. Все сии документы, вместе с отзывом преосвященного Воронежского, повергнуты были на Высочайшее воззрение Государя Императора и по воспоследовании соизволения Его Величества на доклад Святейшего Синода о том, что ныне благовременно уже приступить к необходимым распоряжениям для удостоверения в истине нетления тела святителя Тихона и в достоверности чудес, при гробе его совершающихся над верующими, — ближайшее обследование дела возложено было на Преосвященного митрополита Киевского (ныне Новгородского и Санкт-Петербургского) Исидора, местного Преосвященого архиепископа Иосифа и Московского Покровского монастыря архимандрита Паисия, которые, присоединив к себе двух лиц из Задонского духовенства, пользующихся, по своей безукоризненной жизни, общим доверием, и двух и иеромонахов Задонского монастыря, известных по своему благочестию, 19 мая минувшего года вскрыли гробницу святителя Тихона, а в тоже время, по освидетельствовании оной, нашли, что тело святителя Тихона, благодатью Божией, сохранилось нетленным, и архиерейское облачение, в коем погребен был святитель, также осталось в целости, несмотря на сырость могилы. Независимо от упомянутого освидетельствования, Преосвященные Исидор и Иосиф, вместе с другими означенными духовными лицами, получили зарукоприкладствованные показания разных лиц, которые под присягой засвидетельствовали, что из них одни — на себе, а другие — на своих сродниках испытали чудесные исцеления заступлением святителя, по молитвенном призывании благодатной его помощи. Таких событий, обнимающих собой течение времени с 1820 года до января настоящего года, обследовано ими 48, из числа коих девятнадцать были в свое время внесены в особо веденные при Задонском монастыре книги. Синод, рассмотрев во всей подробности и со всевозможным тщанием все вышеизложенные обстоятельства, пришел к полному убеждению в истине нетления тела святителя Тихона, и в достоверности чудес, чрез него совершающихся, и, воздав хвалу дивному во святых Своих Господу Богу, присно благодеющему твердой в праотеческом православии Российской державе, и ныне, в дни благословенного царствования благочестивейшего государя императора Александра Николаевича, как древле благоволившему явить прославлением иерарха церкви Российской новое и великое знамение своих к ней благодеяний, — подносил Его Императорскому Величеству в 25 день минувшего мая всеподданнейший доклад, в котором изъяснил следующее мнение:
   1) Во благоухании святыни почившего Тихона, епископа Воронежского, признать в лике святых, благодатью Божией прославленных, и нетленное тело его мощами святыми.
   2) Изнеся оные с подобающей честью из Христорождественской церкви, где ныне покоятся, в главный Богородицкий собор, положить в приличном и открытом месте для общего поклонения. 3) Службу святителю Тихону составить особую, а до времени составления таковой, отправлять ему службу общую святителям; память же святителя праздновать как в день преставления его 13 августа, так и в день, который Его Императорскому Величеству благоугодно будет назначить для открытия мощей святителя.
   4) Объявить о сем во всенародное известие указами Синода».
   При докладе сем представлены были на монаршее усмотрение: подлинный акт освидетельствования мощей святителя Тихона и описание случаев чудодейственной помощи прибегавшим в болезнях и несчастьях к его заступлению. На означенном докладе Синода Государь Император в 25 же день мая собственноручно написать соизволил: «Согласен с мнением Святейшего Синода. Александр». Причем Его Величеству благоугодно было открытие мощей святителя возложить на митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского Исидора, совместно с архиепископом Воронежским и Задонским Иосифом, с предоставлением им вызвать для той же цели ближайшего к Воронежу епископа Курского Сергия, а для торжества сего назначить день 13 августа.
   «Синод возвещает о сем благочестивым сынам Православной Церкви, да купно с ним воздадут славу и благодарение Господу, тако изволившему, и да примут сие явление нового заступника и чудотворца, яко новое небесное благословение на царствование августейшего монарха нашего, подъемлющего неусыпные труды ко благу православного народа Русского и своей царской любовью и попечением объемлющего всех своих верноподданных всякого звания и состояния. Санкт-Петербург».
   Итак, по воле Промысла Божия, торжественному открытию святых мощей святителя Тихона суждено совершиться в день недельный, в который последовала и кончина его по откровению Божиему.

    Радость православных. — Приготовления в обители. — Стремление народа в Задонск. — Приезд митрополита Исидора и других иерархов. — Стечение духовенства в Задонск. — Численность всего народа. — Множество разного рода недужных. — Помещение и содержание народа в Задонске. — Благочестие прибывших. — Усердие к святителю. — Крестный ход в Богородице-Рождественскую церковь к раке святителя. — Начинательная молитва об открытии св. мощей. — Изнесение гробницы святителя на середину церкви и торжественное молебное пение в честь его. — Крестный ход со св. мощами и порядок его. — Торжественное всенощное бдение. — Открытие гробницы со св. мощами. — Многознаменательность и впечатления этой минуты. — Величание свт. Тихона и всенародное Ему поклонение. — Продолжительность бдения. — Литургия 13 августа. — Вход в алтарь со св. мощами. — Значение входа. — Слово митрополита Исидора. — Изнесение св. мощей из алтаря на середину храма. — Молебное пение свт. Тихону. — Крестный ход со св. мощами. — Описание его. — Положение народа и его молитвенное состояние. — Многочисленные народные пожертвования в честь святителя и распоряжение о них. — Положение мощей свт. Тихона в раку и молитва к нему. — Поклонение народа св. мощам. — Трапеза для бедных в монастыре и в странноприимном доме. — Приношения на устройство раки новоявленному угоднику Божию. — Внешнее благочиние народа в Задонске. — Благодать Божия, явившаяся в чудотворениях при открытии св. мощей. — Подробное описание некоторых обследованных чудотворений.
   Известие о причислении к лику святых Россий­ской церкви святителя Тихона, и о предстоящем открытии святых мощей его исполнило радости и веселия сердца всех православных.
   Тринадцатый день августа — день памяти святителя — в который и в прежнее время собиралось много народа в Задонск,— назначенный для открытия св. мощей, должен был сделаться сугубым торжеством для Задонской обители и привлечь к ней несравненно большее число поклонников. Обитель приготовилась к этому празднику и украсилась, как невеста, ожидающая жениха. Главный собор о восьми престолах и три другие церкви о семи престолах — все поновлены. Ризница пополнена. Здания монастырские: колокольня, архиерейский дом, настоятельские и братские келии, гостиница, монастырские дома и прочие здания — отделаны внутри и снаружи. Все сделано в короткое время. Братия обители выходили из келий в сараи и другие нежилые службы, чтобы доставить удобства для приезжающих. До двухсот квартир, больших и малых, приготовлено в обители. Городские жители очищали свои дома и службы и занимали тесные помещения. Вблизи самого города были выстроены деревянные балаганы, заключавшие до 120 номеров, из коих в большей части помещалось по несколько человек. На площадях были раскинуты палатки74.
   Недели за две до дня открытия святых мощей начал стекаться народ, и по мере приближения праздника толпы благочестивых посетителей, стремившихся поклониться новоявленному угоднику Божию, в день открытия его нетленных мощей увеличивались более и более, так что 11 числа и накануне праздника все дороги, ведущие к Задонску, были покрыты, можно сказать без преувеличения, сплошными массами народа.
   4-го числа августа прибыл в Задонскую обитель Высокопреосвященный митрополит Исидор, осмотрел приготовление, разрешил некоторые недоумения относительно церковных приготовлений и отправился 5-го числа в Воронеж к празднику открытия мощей святителя Митрофана.
   При гробе святителя Тихона, день и ночь, непрерывно совершались панихиды, а при находящейся в Задонском монастыре чудотворной иконе Владимирской Божией Матери молебны, по желанию богомольцев.
   9-го числа, после вечерни, возвратился Высокопр. Исидор, вместе с архиепископом Воронежским Иосифом. Присутствовать при открытии мощей назначено было еще курскому епископу; но так как 10-го числа августа ожидали приезда Государя Императора в Курск, и местный епископ, по долгу звания, должен был встретить Его Величество, что могло воспрепятствовать благовременному прибытию Преосвященного Сергия в Задонск, то Святейший Синод вызвал Тамбовского Преосвященного Феофана, который и прибыл в Задонск 11-го числа утром, а в тот же день ночью прибыл и курский епископ. Из разных мест прибыли шесть архимандритов, много протоиереев, иеромонахов, священников и дьяконов. Духовных лиц собралось до 300 человек, кроме причетников и послушников; прибыли они не по наряду, а по собственной воле. Начальство сделало только распоряжение, чтобы не препятствовать духовенству уездов Задонского, Елецкого и Ливенского, если оно пожелает прибыть в Задонск и присутствовать при открытии св. мощей. Были духовные из Перми, Екатеринославля, Вятки, Саратова, с Афон­ской горы и греки из разных мест.
   Всего прибывшего к открытию св. мощей народа насчитывалось до 300 000 человек. Экипажей было 12 600, считая и простые телеги.
   Большая часть простолюдинов прибыли из дальних мест, шли и ехали с большой поспешностью, в жаркое время, со всеми лишениями, неразлучными с скудными их средствами и трудностями дальнего пути. Город, постоянно вмещавший в себе 7 000 человек, был тесен для принятия посетителей. Простой народ не затруднялся в выборе помещений: привыкший к простой жизни, он еще менее заботился об удобствах ее, когда посвящает себя на молитвенные подвиги. Задонское торжество представляет очевидное тому доказательство. Нельзя было без особенного уважения к нашему православному народу смотреть, как он после трудного пути терпеливо отдавал себя и зною дня и холоду ночи, расположившись на голой земле, под открытым небом. Те, которые имели возможность приехать в Задонск, расположились с лошадьми и повозками на обширной площади перед монастырем, на покатости, склоняющейся к Дону, и на берегу самой реки: здесь в повозках они имели помещение, ночлег и стол из привезенных с собой запасов. А пешеходы, составлявшие большинство богомольцев, помещались, где пришлось, ими покрыты были, и днем и ночью, не только все пространство внутри монастыря и между наружными и внутренними его стенами (с западной стороны), но и за монастырской оградой, площади и ближайшие улицы — все места, где только можно было на ночь приклонить голову. Пищей для них служили большей частью сухари, принесенные из дому; жажду утоляли водой, которую черпали принесенными с собой деревянными чашечками. В городских колодцах недоставало воды для собравшегося народа; водовозы останавливались с бочками воды из Дона на дороге и довольствовали ею народ; они должны были возвращаться иногда несколько раз к реке и с большим трудом проезжали в дома. Надобно заметить здесь, что, по молитвам угодника Божия, во все время Задонских праздников погода стояла самая благоприятная для жизни под открытым небом, какую проводила большая часть пришедших в Задонск богомольцев: все дни были ясные, и дождь только однажды смочил землю, именно в то самое время, когда были подняты из-под спуда мощи святителя Тихона, так что крестный ход, пришедший в теплую церковь по сухой земле, возвращался оттуда уже по земле значительно увлаженной, хотя небо по-прежнему было ясно.
   Калек всякого рода, расслабленных, слепых, бесноватых и всяких недужных, привезено и прибыло множество — в чаянии небесной помощи по молитвам и заступлению угодника Божия. День и ночь оставались они на открытом воздухе; не все имели запас пропитания, многие постились добровольно, по два и по три дня, очищали совесть покаянием и освящались принятием Святых Христовых Тайн, чтобы достойно узреть и облобызать святые мощи новоявленного чудотворца. С 8 по 15 августа в церквах: городской, соборной, Скорбященской, кладбищной и больничной — исповедано и приобщено Св. Таин более 7 тыс., да в Задонском монастыре каждодневно на четырех обеднях были сотни причастников, так что всего приобщено было Св. Тайн 20 тыс. человек, преимущественно больных и убогих.
   Во всех монастырских церквах и вне храмов народ представлял сплошную движущуюся массу.
   Все жаждали благоговейно коснуться устами раки, в коей почивал угодник Божий. Сделано было распоряжение преимущественно допускать к святым мощам больных и увечных, и достойно замечания, что народ, несмотря на непомерную тесноту и на общее стремление приблизиться к церковным дверям и проникнуть в храм, к мощам угодника Божия, что еще более увеличивало тесноту, всегда очищал, хотя с большим усилием, путь больным и увечным, которых большей частью несли на руках родные и усердствовавшие. Младенцев и детей отцы и матери вверяли неизвестным людям, передавая их на дальнее расстояние через головы, чтобы приложить к раке. Их прикладывали и тем же порядком возвращали назад75. Многие несли расслабленных на своих плечах; некоторых бесноватых подводили окованных железными цепями, для обуздания яростных порывов гнева во время параксизмов и непостижимой, являвшейся в них силе противления по мере приближения к раке святителя.
   Накануне открытия св. мощей, в субботу, 12 августа, Преосвященный Феофан совершил Божественную литургию в Богородице-Рождественской церкви, в которой почивали под спудом мощи святителя. По окончании литургии митрополитом Исидором с тремя архиереями и духовенством совершено было молебствие с водоосвящением перед находящеюся в той же церкви чудотворной иконой Пресвятой Богородицы Владимирской. Все, приходившие в город Задонск на поклонение св. мощам святителя Тихона, прежде всего обращались с молитвой к Божией Матери. Этому обыкновению последовали святители. Они обратились с молитвой к Божией Матери о ниспослании им благословения свыше на совершение порученного им великого дела.
   В час по полудни начался благовест, с перезвоном в монастыре и в городском соборе. По предварительному распоряжению, монашествующие собрались в соборную Богородицкую церковь и облачились для встречи городского крестного хода; белое духовенство было собрано в городском Успенском соборе.
   В половине второго часа начался в монастыре звон во все колокола, за которым последовал звон в городском соборе и открылось шествие крестного хода из городского собора в монастырь, в сопровождении архимандрита.
   Настоятель монастыря с братией, также крестным ходом, вышли за святые ворота навстречу соборному крестному ходу и, составя общий крестный ход, пошли в главный монастырский собор.
   Народный говор огромной массы притих и заменился общей молитвой. Слышны были лишь вопли и крики бесноватых, искавших освобождения от злого духа. Без содрогания нельзя было смотреть на их мучения: иной рвал на себе волосы, другой трясся в ужасных конвульсиях, иной грыз свое тело и рвал в исступлении на себе одежду.
   По многочисленности народа крестный ход двигался медленно.
   Вслед за ним вошли в собор митрополит и три архиерея в мантиях, с обычной свитой, и приложась к св. иконам, облеклись в полное облачение в алтаре.
   Духовенство стояло в том порядке, какой следовал по чину крестного хода. Митрополит и архиереи, выйдя из алтаря на середину церкви, раздали духовенству и народу зажженные свечи. По предначинательном молитвословии, Высокопреосвященным митрополитом Исидором прочтена с коленопреклонением молитва к Господу Иисусу Христу о благословении к неосужденному совершению открытия честных мощей угодника Его.
    Во святых почиваяй, Всесвятый Господи Иисусе Христе, Боже наш, уже неизреченным Твоим милосердием благоизволил еси показати нам честные мощи угодника Твоего святителя Тихона, освяти нас грешных и недостойных рабов Твоих; и благослови нас неосужденно касатися честных мощей Его и показати я людям Твоим, всевожделенно желающим видеть их. Ей, Господи, не посрами нас в деянии нашем, но сотвори, да совершенно умилится сердце наше, и да мы вси, зряще святую жизнь и прославление угодника Твоего, сами соделаемся и пребудем святи Тебе, Господу нашему и Богу, молитвами Его и твоей неизреченной благодатью. Твое бо есть святити нас, Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем со Безначальным Твоим Отцом, и Всесвятым, и Благим, и Животворящим и Всеосвящающим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков.
   За сим, при умиленном и протяжном пении псалма: «Помилуй мя Боже», начался торжественный крестный ход из главного собора, западными дворами, по южной стороне оного, в теплую церковь, где покоились св. мощи.
   По вшествии в церковь воспет псалом «Благословлю Господа на всякое время». Митрополит кадил св. престол, св. иконы, св. мощи и предстоящих. Потом все архиереи и священнослужители, назначенные к несению св. мощей, стали вокруг гробницы. Митрополит, окропив св. водой гробницу святителя, лентионы, приготовленные для поднятия гроба и покровы для св. мощей, читал с коленопреклонением молитву к святителю и чудотворцу Тихону, прося его милости ко всем с верой к нему прибегающим:
    Угодниче Божий! Святителю Отче Тихоне, призри с высоты святыя на нас смиренных, грешных и недостойных братий Твоих и чад, рабов Господа Бога нашего Иисуса Христа, пришедших подьяти нечистыми и грешными руками нашими честныя и святыя мощи Твоя, да почивают они пред очами всех людей возлюбленного Тебе православного земного отечества, России; да воспоминают они всем нам святыя Твоя наставления в вере; паче же в жизни по святой вере: да вси православнии людие поклоняются Тебе, святителю Божий, и Ты моли Христа Бога нашего, да никто же от прибегающих к тебе отидет тоще, но да устроится всякому, с верой к Тебе притекающему и просящему Твоея помощи, — полезное и благое ко спасению. Всем же нам, пришедшим прияти всечестныя мощи Твоя, моли Господа Бога нашего, освятитися и пребыти отныне в нерушимей святости вся дни жизни нашея. Аминь.
   По прочтении молитвы архиереи стали на своих местах при раке, а семь архимандритов и пять иеромонахов приблизились к гробнице и стали поднимать металлическое надгробие.
   От потрясения тумбы послышался металлический звук, и все предстоящие устремили внимание и взор на гробницу. Настала всеобщая тишина. Скрип и глухой треск поднимаемого надгробия потрясал как бы электрически душу и тело. Восторженная радость и слезы умиления смешались вместе в действовавших и присутствовавших.
   По снятии надгробной, пятнадцати пудового веса, тумбы и верхней крыши, на которой чеканкой изображен святитель Тихон, митрополит снял печать и шнур, опоясывающий гробницу, прочие архиереи подложили под нее лентионы, и с сослужащими подняли гробницу (раку), при многократном и непрерывном пении всего духовенства: «Господи, помилуй!» Перенесли гробницу на средину церкви и поставили на устроенное возвышение; после сего возложили на оную покровы и сверх их архиерейскую мантию святителя Тихона.
   Архиереи и все сослужащие, став на свои места, воздали благоговейное чествование новоявленному чудотворцу земным поклонением.
   Благоговейное внимание народа и пламенное моленье выражалось шепотом их уст, крестным знамением или прижатием рук к груди, иногда взыванием: «Святителю отче Тихоне, моли Бога о нас!»
   Началось молебное пение святителю. После молитв «Царю небесный», Трисвятой песни и «Отче наш», совершено каждение окрест св. мощей но чину святительскому; после того, при пении тропаря святителю Тихону:
    От юности возлюбил еси Христа, блаженне, образ всем был еси словом, житием, любовью, духом, верою, чистотою и смирением: тем же и вселился еси небесные обители, идеже предстоя престолу Пресвятыя Троицы, моли, святителю Тихоне, спастися душам нашим.
   Архиереи и все сослужащие и присутствовавшие снова поклонились святителю до земли. По возгласе митрополита: «С миром изыдем!» начался крестный ход со святыми мощами около алтаря и северной стороны Богородичного собора, в следующем порядке: причетники с фонарями; причетники с запрестольными крестами; причетники с хоругвями по два в ряд (30 пар дьяконов и 70 пар причетников); два послушника с большими свечами; дьякон с кадилом; священники с иконами по два в ряда (до 80 пар); иеромонахи с иконами так же; протоиереи с иконами так же; хор певчих по два в ряд; два дьякона с кадилами; священник, кропящий путь; два протоиерея с чудотворной иконой; два дьякона с кадилами; два дьякона с дикирием и трикирием; несколько священнослужителей с балдахином; семь архимандритов и пять иеромонахов несли на своих плечах раку со святыми мощами. По бокам их несли свечи и рипиды. За гробницей шли митрополит и три архиерея.
   В продолжение крестного хода пели тропарь святителю Тихону.
   Сподобившиеся держать священную ношу почитали себя счастливыми, и многие, хотя на один миг и одним перстом, желали коснуться к гробнице. Десятки тысяч народа, помещавшегося на монастырском дворе, плакали от умиления и мысленно лобызали святые мощи.
   По обнесении гробницы около собора, внесли оную западными дверями в Богородицкий собор и поставили св. мощи среди церкви, на возвышенном месте, пред алтарем.
   Молебное пение святителю продолжалось по церковному чину.
   После чтения Евангелия митрополит и архиереи прикладывались к гробнице, за ними сослужащие и потом народ.
   Молебствие заключено возглашением многолетия Государю Императору со всей августейшей фамилией, Святейшему Синоду, властям и всем православным.
   Началось малое повечерие. Митрополит, архиереи и старшее духовенство вошли в алтарь и разоблачились, а крестный ход городского собора прежним порядком возвратился в свои церкви.
   В шесть часов пополудни начался благовест ко всенощному бдению, которое совершали митрополит, 3 архиерея, 7 архимандритов и протоиереи с прочим духовенством.
   После первой кафисмы Преосвященный Иосиф, архиепископ Воронежский, произнес слово, приличное торжеству открытия св. мощей, душеполезное для всех, в настоящей жизни более или менее страждущих, душевно либо телесно.
   «Некогда в Иерусалиме была целебная Овчая купель. Но в ней один только раз в год, и один только больной, первый входящий в купель, по возмущении воды Ангелом, исцелялся от всякой болезни, какой бы ни был одержим.
   По благодати Христовой ныне здесь, бр. Хр., открылся новый целебоносный источник в святых мощах новопрославленного святителя Тихона. Исцеления, по молитвенному ходатайству святителя Тихона, получались некоторыми и прежде. И они-то послужили и к прославлению святителя, и к открытию мощей его. Но не всем известно было о чудодейственной его помощи, не всем было известно и о нетлении мощей его. Теперь сей многоцелебный источник открыт для всех, возвещен во всеуслышание всем и всюду.
   Ищущие помощи от новоявленного угодника Божия в скорбях и злоключениях! Жаждуще исцелений в болезнях душевных и телесных! Притекайте с твердой верой и непоколебимым упованьем на молитвенное ходатайство святителя Божия Тихона — и вы не лишитесь его благовременной помощи! Многие опыты исцелений, послужившие к прославлению его в лике святых Божиих и к открытию святых мощей его, служат ручательством сему.
   Но не у всех нас, бр. Хр., крепкая вера, неослабная молитва, твердое упование. Мы и веруем по временам, и оскудеваем иногда в вере; и просим о помощи, и охладеваем в молитвах, и надеемся на помощь свыше, и не имеем постоянного терпения и преданности воле Божией. А потому и не всегда получаем просимое.
   Что ж для сего нужно с нашей стороны? Просите и дастся вам: толцыте и отверзется вам,— говорит Господь (Мф. 7:7). Не говорит Господь: «Помолитесь, толкните однажды в дверь, и она тотчас отверзется вам». Но говорит: «Толцыте», ударяйте в дверь милосердия Божия многократно, не переставайте ударять в оную дотоле, пока не отверзется вам. Это не то значит, чтобы Господь не слышал молений наших, не внимал нашим воплям к Нему, не готов был исполнить благих желаний наших. Нет. Он ли, Всеведущий и Вездесущий, не услышит молений чад Своих? Он ли, Премилосердный, презрит, отвергнет вопли искупленных кровью Единородного Сына Его? Господи,- взывает к Нему Пророк,— Господи, искусил мя еси и познал мя еси. Ты познал еси седание мое и востание мое. Ты разумел еси помышления моя издалеча. Стезю мою и уже мое ты еси изследовал и вся пути моя провидел еси. Еще нет слова на языке моем: но — се Ты, Господи, уже знаешь все. (Пс. 138).
   Так! Ему известны все моления наши. Ему слышны все вопли наши к Нему. Но Он медлит иногда исполнить прошения наши, не вдруг удовлетворяет желаньям нашим — дабы в нас более и более раскрылась и укрепилась вера, возросла твердая надежда, созрела полная преданность и благопокорливость Ему.
   Господь видел в Хананейской жене веру. Но не обращал, по-видимому, на нее внимание, отказал в ходатайстве за нее ученикам Своим, уничижил ее пред всеми даже до псов. Но Хананеянка не охладела в вере, не ослабла в уповании, не поколебалась в Его милосердии при ее уничижении Им. Со смирением сознала она свое недостоинство; но и с крепким упованием возобновила к Нему моления свои. И смиренная ее неотступная молитва увенчалась желаемым успехом. О, жено, велия вера твоя! Буди тебе, якоже хощеши,- сказал ей Господь.— И исцеле дщи ея от того часа. (Мф. 15).
   Будем же, бр. Хр., по учению Господа, ударять многократно в двери милосердия Божия. Будем неумолкно взывать ко святым Божиим о молитвенном их ходатайстве за нас к Богу. И постоянные, неумолкаемые прошения наши не останутся тщетными. Толцыте и отверзется вам.
   Но вера наша в помощь Божию и в молитвенное ходатайство за нас святых Божиих преимущественно обнаруживается, равно как и сама помощь Божия и угодников Божиих очевиднее является тогда, когда помощь человеческая становится недостаточной, когда средства обыкновенные оказываются бессильными и бесполезными.
   Лежавший при Овчей купели в Иерусалиме 38 лет расслабленный опытно познал и пред всеми исповедовал, что нет человека, который бы ввергнул его первого в купель по возмущении воды Ангелом. И Господь не замедлил явить ему чудодейственную свою помощь. Востани, возми одр свой и ходи. И абие здрав бысть человек. (Ин. 5:8, 9).
   Не так же ли и между братьями нашими открывается чудодейственная сила благодати Христовой через святых угодников Божиих?
   В болезнях обыкновенно прибегают прежде ко врачам. Употребляются все возможные средства к уврачеванию. Средства естественные оказываются иногда недостаточными и бесполезными. Болезни оными иногда не врачуются, а более и более усиливаются. Здоровье истощается. Тогда-то наипаче пробуждается вера, возрождается упование на помощь свыше. Притекают действительно к помощи святых Божиих, вопиют к ним с верой и с единственной на них надеждой. И чудесное исцеление является во всей силе и славе своей. Больные почасту не постепенно, со дня на день, но иногда вдруг, в короткое время, исцеляются совершенно, и прежде немощные возвращаются в дома свои здравыми.
   Да не теряем же, бр. Хр., надежды на всесильную помощь Божию и святых Божиих и в трудных обстоятельствах жизни! Да укрепляемся паче и паче верой в опасных случаях болезней! Да вопием чаще и чаще о подкреплении нас свыше всесильной благодатью Христовой, когда менее всего видим помощи и содействия от подобных себе! И упование, по Апостолу, не посрамит. (Рим. 5: 5).
   Но и при твердой вере и крепком уповании на всесильную помощь Божию, и при искреннем молении и частом обращении к угодникам Божиим иногда не вдруг, не в скорое время, получается исцеление телесное, не тотчас изьемлются от обдержащих скорбей и бедствий. Иногда оставляются оные на продолжительное время, а иногда — до самой смерти. К чему и для чего?
   Есть в нас, бр. Хр., болезни телесные, есть и душевные. Душевные болезни тяжелее и опаснее телесных. Телесные болезни видимы и ощущаемы, а болезни духовные часто нами бывают незамечаемы, не сознаваемы. Если же и замечаются, то не всегда благовременно врачуются. Если же мы иногда и удерживаемся от худых порывов, нечистых пожеланий, от порочных действий, то корень зла может глубоко крыться в душе нашей.
   Какая болезнь зачинается в душе нашей? Одна ли способность или наклонность поражается оной, или вся душа заражена язвами греховными? Глубоко ли грех проник во внутреннее души нашей или только слегка, так сказать, поверхностно касается оной?
   Какими скорее и удобнее средствами уврачевать оную? Болезнями ли телесными или внешними злоключениями? Легкими или тяжкими? Внезапными или предусматриваемыми? Кратковременными или продолжительными?
   Когда и как положить конец врачеванию душевному и телесному? В определенное ли время земной нашей жизни, или продлить оное до исхода души нашей из тела сего?
   Все это ведомо не нам, пристрастным и маловнимательным к самим себе, а наипаче испытующему сердца и утробы наши Богу. Он, как Творец и Промыслитель наш, вполне ведает, каков наш состав, к чему мы способны и к чему мы Им предназначены. Он, как премудрый и премилосердный Искупитель и Спаситель наш, не попустит искусится нам паче, нежели сколько можем. (1 Кор. 10: 13).
   Если не даст Он нам исцеления от болезней, не избавит Он нас от обдержащих нас бед и напастей; то подаст несумнительно нам, при наших вопияниях к Нему, достаточные силы к благодушному перенесению оных; дабы чрез самые страдания наши приобщить вас к спасительным Своими страданиями; дабы самое терпение наше, при Его благодатном содействии, вменит нам в заслугу на суде Божием, и дабы увенчать нас за сие вечной славой в небесном Своем царствии. В терпении вашем стяжите души ваши. (Лк. 21: 19). Претерпевый до конца, той спасен будет,- говорит Господь. (Мф. 10:22).
    Терпением убо да течем (Евр. 12:1), бр. Хр., по указуемому нам Промыслом Божиим поприщу жизни! В болезнях, в скорбях, в теснотах, в злоключениях, взывая от души к Богу о помощи, да покоряемся с сим вместе с благодушием и преданностью всесвятой и вседержавной воле Его! Он, Премудрый и Премилосердный, якоже хочет и ими же весть судьбами, да спасет души наши и да введет в небесное Свое царствие, молитвами новоявленного святителя и чудотворца Тихона! Аминь».
   По второй кафисме митрополит, архиереи и сослужащие вышли на средину церкви к гробнице. Когда запели: «Хвалите имя Господне», все сделали земной поклон святителю Тихону, и митрополит приступил к открытию св. мощей.
   Это была одна из самых торжественных минут; в храме водворилось глубокое безмолвие. С величайшим вниманием и благоговением, удерживая, можно сказать, самое дыхание, все ожидали открытия святых мощей.
   Митрополит, сотворив крестное знамение, отпер верхнюю доску гробницы, которая была заперта внутренним замком, и поднял верхнюю крышу.
   Архиереи, архимандриты и иеромонахи приблизились к гробнице и вынули вложенный в оную настоящий гроб со святыми мощами, который и оставили посреди церкви, а гробницу приняли в сторону и поставили на место, приготовленное для всегдашнего пребывания св. мощей, под великолепным балдахином, на левой стороне храма. Служащие и весь народ воздали святителю земное поклонение. В церкви распространилось благоухание, услаждающее душу.
   Гроб, в коем почивает святитель Тихон, сделан из простых досок, неокрашенный, без верхней доски.
   Вслед за сим митрополит, архиереи и духовенство, заняв свои места, начали хвалебную песнь: «Величаем тя, святителю отче Тихоне, и чтим святую память твою, ты бо молиши за нас Христа Бога нашего!» Песнь сия повторилась на клиросах, и в то же время и началось каждение святителю. Митрополит и три архиерея в ряд обходили кругом св. мощи со всех четырех сторон и кадили оные троекратно; потом все вместе кадили алтарь и св. иконы. Во время их каждения на обоих клиросах продолжалось величание. Митрополит и архиереи, возвратясь к прославленному угоднику Божию, воспели опять величание.
   По Евангелии прикладывались к св. мощам: митрополит, архиереи, духовенство и народ.
   Все преосвященные, стоя на возвышенном месте по углам гроба со св. мощами, помазывали освященным елеем подходящих богомольцев.
    Всенощное служение окончилось в час пополуночи.
   Тринадцатого августа литургия началась в 9 часов 30 минут. Совершали ее: митрополит, 3 архиерея, 7 архимандритов, протоиереи и иеромонах, в числе 24 человек.
   На малом входе со святым Евангелием, при пении «Придите, поклонимся и припадем ко Христу», сослужащие священнослужители подняли гроб со святыми мощами и внесли его через царские двери в алтарь, где поставили на горнее место, лицом к престолу; глава была возвышена. Святитель как бы вступил в начальствование Воронежской паствой и обителью, в которой смиренно провел последние годы своей жизни. Митрополит и 3 архиерея стояли по сторонам его, как сослужащие. В продолжение всей литургии иподьяконы держали над святителем, с обеих сторон, рипиды, дикирии и трикирии.
   В обычное время митрополит произнес с одушевлением и с сердечной теплотой слово, вполне соответствующее духовному значению праздника по своему содержанию и силе. В нем, в кратком очерке, и представлен весь дух святителя, его деятельность на пользу других и личные труды, и подвиги, которыми он снискал блаженство вечное и привлек на себя обилие благодати Божией, изливающееся в чудотворениях. Все сие представляется в слове архипастыря, как основание прославления святителя Тихона и как образец для подражания христианам всех званий и состояний.
    Никтоже, светильника вжег, покрывает его сосудом или под одр подлагаеть: но на свещник возлагает, да входящии видят свет (Лк. 8:16).
   «Горел и здесь светильник, поставленный Богом, — и блистание его озаряло всех животворным светом разума и благочестия. Как путеводная звезда, он указывал истинный путь жизни и спасения во Христе Иисусе Господе нашем. То был великий святитель Воронежский и Елецкий — достоблаженный Тихон.
   Не могла не понимать Воронежская паства великой милости Господа, пославшего ей доброго пастыря, по сердцу Своему (Иер. 3); видя добрые дела его, она прославляла Отца небесного. Поистине это был свет мира (Мф. 5:14), соль земли (Мф. 5:13). С любовью внимали слову его пасомые, когда святитель Божий восседал на епископском престоле. С глубокой скорбью и слезами проводили любвеобильного отца, когда он, влекомый духом, сошел с архиерейской кафедры и уединился в скромную Задонскую обитель, чтобы утомленному заботами и трудами духу дать некое успокоение и в безмолвии посвятить себя сокровенным подвигам строгой иноческой жизни.
   Но никтоже, светильника вжег, покрывает его сосудом. Время истинного покоя для служителя Христова еще не наступило. Изменилось только поприще труда. Как не может град укрытися, верху горы стоя (Мф. 5:14): так невозможно праведнику, стоящему на высоте добродетелей, укрыться от людей, ищущих просвещения и руководства в жизни по духу. Его найдут и в пустынях, и в горах, и в вертепах, и в пропастех земных. Ибо свет везде светится, куда бы рука Божия ни переставила светильник. И слава людей Божиих тем сильнее привлекает сердца, чем более они смиряют себя пред Богом и людьми. Как благовонная масть, в каком бы ни находилась сосуде, распространяет вокруг себя благоухание: так святость жизни, под каким бы покровом ни скрывалась, духовно благоухает и услаждает всех, способных ощущать благодать духа. Смиренный Тихон не замечал, а благоговейные чтители его назирали все стези его, слагали в сердце и передавали другим все слова его, старались узнать даже сокровенные дела и подвиги его, в назидание себе и потомкам. Ничем не возмутимая кротость, благодушное терпение всякого рода лишений, искушений, огорчений, строгость к себе и отеческое снисхождение к немощам других, живое и сердечное сочувствие ко всем нуждающимся и скорбящим — все в нем наставляло на стезю заповедей Господних. Удивительно ли, что скромная келия сего земного Ангела сделалась и училищем благочестия, и врачебницей от недугов душевных, и прибежищем для всех, жаждущих просвещения, назидания, утешения, вразумления и совета! Как елень на источники водные, стремились к нему не только обитатели мест ближних, но и отдаленных. Одно лицезрение любимого пастыря, одно благословение избранника Божия вливало в сердце радость, сугубо вознаграждало труд.
   Если любовь пасомых так заботливо искала доброго своего пастыря и в уединении, то не паче ли любовь самого пастыря, готового положить душу свою за овцы, совоздыхала о всех чадах его во Христе, о всех, требующих помощи и молитвенного заступления? Чем более воспламенялось сердце его любовью к сладчайшему Искупителю, пролившему кровь Свою за спасение людей, тем более оно расширялось, чтобы объять всех, искупленных дорогой ценой, чтобы всех привлечь ко Христу. Господу Богу ведомы сокровенные от мира подвиги раба Его, теплые и неусыпные молитвы, воздыхания и слезы, какие он втайне проливал о спасении всего мира, о взыскании грешников, оставивших путь правды.
   Отчасти знаете и вы от отцов ваших, какое богатство благости расточала повсюду эта боголюбивая душа. Неоцененным счастьем для себя почитал тот, кто удостоивался принять святителя в дом свой и насладиться его беседой; ибо слово его было всегда во благодати, солью растворенно (Кол. 4:6), и давало благодать слышащим (Ефес. 4:29). Но, чуждаясь славы земной, довольный в нищете, он не любил обременять собой славных земли. Сердце всегда влекло его в домы плача, чтобы с плачущими плакать (Рим. 12:15). Милосердный, он отказывал себе в необходимом, чтобы облегчить участь страждущего. Сострадание к несчастным до такой степени занимало душу его, что, садясь за скудную свою трапезу, обливал ее слезами, воображая, что многие и того не имеют. Старались некоторые своими приношениями облегчить собственные нужды святителя; а он все приносимое тайно отсылал в Елец к заключенным в темнице!
   Жизнь угодника Божия была истинным светом и благословением Божиим для здешней страны.
   Приспело время — подвигом добрым подвизавшийся святитель течение скончал. Делателю винограда Христова подобало явиться к Домовладыке, да восприимет мзду свою.
   Угас ли светильник? Или вместе с сосудом, его носящим, окончательно скрыт под тяжким покровом могилы? — Нет. Он перенесен на свещник к престолу Отца светов, чтобы с высоты освещал не одну, а все области отечества земного.
   Любовь к почившему доброму пастырю подвигла чад его описать все деяния его, собрать и предать письмена все душеспасительные поучения сего нового Златоуста. И дух великого Тихона, с распространившимся повсюду словом его, осенил всю Россию. Жаждущие духовной мудрости, знатные и незнатные, образованные и необразованные, почерпают из сего обильного источника и свет для ума, и живительную пищу для сердца. Даже иноверцы отдаленных земель перелагают на свой язык слова Тихона богомудраго76. Так далеко простерлись лучи светильника, пренесенного от земли на небо!
   Особенной благодатной силой дух святителя Тихона проявлял себя в сей земной обители, удостоившейся хранить священную плоть его. Со дня блаженной кончины праведника отовсюду начали притекать ко гробу его страждущие различными недугами душевными и телесными, прося молитвенного ходатайства у престола Божия. И вопль их к сострадательному отцу и другу несчастных не был напрасен. В течение семидесяти восьми лет77, молитвами угодника Божия, столько болящих получили исцеление, что слава чудотворений обтекла все отечество наше. Не сомневаясь в святости Чудотворца, православные чада Церкви верили, что Господь не дал и плоти преподобного Своего видети истления (Пс. 15:10). Единодушное повсюду слышалось желание сподобиться узреть целебоносные мощи великого ходатая нашего пред Богом.
   И молитва веры услышана.
   Чудным образом совершилось откровение воли Господней. Когда разобран был ветхий храм, под алтарем коего почивали мощи святителя, и приступлено было к сооружению нового; оказалось необходимым разобрать и надгробие и могильный склеп. Это и послужило к обретению мощей святителя и к удостоверению в их нетлении. Ужели это случайность? Нет. Люди сделали то, чего хотел Бог. Подобало в точности исполниться слову Христову, что возжженного светильника не поставляют под спудом, но на свещнике, да светит всем, иже в храмине суть (Мф. 5:15).
   Следуя указаниям Промысла Божия, святая Церковь тщательно собрала ясные свидетельства о чудотворениях, благодатью Божией совершавшихся по молитвам святителя Тихона, и несомненно удостоверившись в нетлении многоцелебных мощей его, соборным определением, с соизволения благочестивейшего государя императора Александра Николаевича, положила открыть их для общего благоговейного поклонения во славу Господа, дивного во святых Своих, и в утверждение святой Православной нашей веры.
   Слава Тебе, Владыко всемилостивый, даровавшему Церкви своей новое ограждение и украшение, Державе Российской покров и утверждение, всем православным христианам скорого помощника и заступника!
   Во свете светильника Божия да узрят свет входящии в храм сей, и да научатся, что есть благоугодно Богови (Еф. 5:10). Лучезарный образ святителя Тихона покажет пастырям и учителям, како подобает в дому Божии жити (1 Тим. 3:15) и искусна себе поставити пред Богом, делателя непостыдна, право правяща слово истины (2 Тим. 2:15). Иноки найдут в нем правило воздержания и чистоты, кротости и смиренномудрия, терпения и нестяжания. Все, хотящие спастись, увидят в нем назидательный пример, как любяй Бога любит и ближнего своего (1 Ин. 4:21) — любит до самоотвержения, особенно меньших братий Христовых, алчущих и жаждущих, нагих и бесприютных, стенающих в скорбях, в бедах, в теснотах, в ранах, в темницах.
   Да узрят свет истины и те несчастные братия наши, которые, удаляясь от Православной Церкви — источника воды живой, искапывают себе кладенцы сокрушенные, и, несмысленно ревнуя о старине, не разумеют, что не старая или новая буква, а дела веры и любви поставляют нас пред Богом.
    Тако да просветится свет твой пред человеки, святителю Отче наш Тихоне, яко да видят святую жизнь и богоугодные дела твоя, и прославят Отца нашего, Иже на Небесех (Мф. 5:16). Аминь».
   По окончании литургии честные мощи свт. Тихона изнесены из алтаря прежним порядком и поставлены на уготовленном для них месте посреди храма. Пред св. мощами началось молебное пение. Служащие и весь народ держали зажженные свечи.
   При пении тропаря святителю Тихону поднят был теми же священнослужащими гроб со св. мощами и поставлен на предварительно устроенные для того носилки; священнослужащие подняли их на плечи, и обычным порядком начался крестный ход со св. мощами вокруг монастырских стен, при колокольном звоне в монастыре и в городских церквах. В предшествии св. икон, собор духовных длился на полверсты. Во время крестного хода шествие останавливалось на четырех сторонах для совершения литии, продолжался молебен, и путь окроплялся св. водою.
   Крестный ход с мощами свт. Тихона вокруг обители, в которой он подвизался, в которой почил от трудов своих и за труды воспрял прославление от Господа Бога, — представлял поразительное, до глубины души потрясающее зрелище! Кто сам не был свидетелем этого великого торжества, тому никакое описание не может передать не только тех благодатных впечатлений, какие он производил в душе каждого участвовавшего в священном шествии, но даже и внешней торжественности, которая невольно поражала зрителя.
   Весь монастырский двор, все кровли и ограды различных монастырских зданий были унизаны народом. Высокая монастырская колокольня с стоявшими на кровле ее по всем выступам, решеткам и отверстиям, представляла собой украшенную живую пирамиду из людей; в некоторых местах ее из стоящих снаружи людей образовались как бы пояса, опоясывающие 4-х этажную колокольню в разных, возвышенных на несколько сажень от земли местах. Острая монастырская ограда, в несколько аршин вышины, также унизана была народом, который сидел на ней, держась друг за друга. Нельзя не подивиться усердию и терпению простолюдинов: они заняли эти места, слишком неудобные для сидения, с пяти и шести часов утра, и сидели на них непрерывно до второго часа пополудни. В большом монастырском саду народ помещался на деревьях и висел, держась за сучья. В городе на многих домах были разобраны черепичные крыши и народ помещался на чердаках; на кровлях стояли на коленях, — все с горящими свечами. Вся сплошная масса народа представляла как 6ы одно тело, проникнутое одним духом любви и усердия к святителю и благодарности к Богу, прославляющему Своего угодника.
   Как только вынесли честные мощи свт. Тихона из церкви, прекратилось всякое движение в народе, воцарилось глубокое молчание, и молитвенное внимание всех обратилось к святителю. Многие плакали, рыдали, иные стояли на коленях, другие с воздетыми к верху руками. Многие ощущали в дальнем расстоянии благоухание. По мере приближения крестного хода в разных местах слышались возгласы: «Святителю отче Тихоне, моли Бога о нас!»
   Народ бросал убрусы, полотна, платки и деньги по всему протяжению крестного хода, устилая приношениями путь, где следовало проносить мощи святителя. Некоторые, не имея при себе приготовленных вещей, снимали с себя одежду и бросали: вуали, шляпы, бурнусы, пояса, шапки, жилеты, кафтаны и шинели. Деньги бросали, завернув их в угол платка или полотенца. Принявший такую посылку часто влагал в другой угол от себя серебряную или медную монету и через головы перебрасывал далее. Простолюдины искренно верили, что приношения их достигают самого святителя Тихона.
   Со второй половины крестного хода жертвования сыпались, как дождь. Один из народной массы, быв в дальнем расстоянии от дороги крестного хода, бросил чрез головы других кусок холста. Пример этот возбудил подражание, и с отдаленных мест стали кидать холстину, полотенца, деньги, кушаки, пояса, кафтаны, шапки, бурнусы, кички. Все это делалось от теплой веры и усердия к святителю; усердие так было велико, что, казалось, народ готов был собой устлать путь, где были несены св. мощи, да целебный гроб великого угодника Божия осенит некоего от них (Деян. 5:15). Вещей было накидано на протяжении версты или более на пол-аршина толщины и на 10 аршин ширины, так что путались между ними ноги несших св. мощи и участвовавших в шествии. После крестного хода было собрано одного холста более 50 тыс. аршин, платков несколько тысяч, медных и серебряных денег 600 рублей и множество разного платья78.
   Крестный ход возвратился в собор и мощи свт. Тихона вложены в гробницу (раку), в коей он почивал, и поставлены по левую сторону церкви.
   По установлении раки с св. мощами архидьякон возгласил: «Паки и паки, преклонше колена, святителю и чудотворцу Тихону помолимся!» Лик воспел: «Святителю и чудотворче Тихоне, моли Бога о нас!» Митрополит прочитал пред св. мощами молитву святителю.
    О, священная главо, крепкий наш молитвенниче и заступниче святителю Тихоне, услыши нас с верой призывающих Тя и усердно припадающих к раце честных и многоцелебных мощей Твоих. Поминай нас у престола Вседержителева и не престай моляся о нас ко Христу Богу: Тебе бо дадеся благодать молитися за ны. Вемы, яко грехи наши разлучают между нами и Тобою, и недостойны есмы толикого отца и ходатая. Но Ты, быв подражатель человеколюбия Божия, непрестани вопия о нас ко Господу: испроси предстательством Твоим у Всемилостиваго Бога нашего мир Церкви Его, на земле воинствующей, пастырям ея силу ревностно подвизатися о спасении людей, Благочестивейшему Государю нашему Императору Александру Николаевичу благопоспешение в устроении благоденствия царства Его, и всему Августейшему Дому милость Божию и долгоденствие. Умоли Небесного Отца и всем нам подати дар коемуждо благопотребен, веру истинную, надежду твердую и любовь неоскудевающую, градов наших утверждение, мира умирение, от глада и пагубы избавление, от нашествия иноплеменников сохранение, юным и младенцам благое в вере возрастание, старым и немощным утешение и подкрепление, болящим исцеление, сиротам и вдовицам милость и заступление, заблудшим исправление, бедствующим благовременную помощь. Не посрами нас в уповании нашем, споспешествуй, яко отец чадолюбивый, и нам понести иго Христово в благодушии и терпении, и всех управи в мире и покаянии непостыдно скончати живот свой, и Царствия Небесного наследником быти, идеже Ты ныне водворяешися со Ангелы и всеми святыми, прославляя Бога в Троице славимого Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
   По обыкновению возглашено было многолетие. Затем прикладывались к святым мощам духовные и светские.
   Митрополит, архиереи и прочее старшее духовенство в мантиях вышли из собора. Первосвятитель благословил приготовленную на монастырском дворе трапезу для богомольцев, ходил по рядам между столов и окроплял св. водой пищу. Простолюдины протягивали руки с хлебом для благословения и почитали особенной радостью принимать в пищу хлеб, окропленный чрез митрополита святой водой. Кроме сей трапезы для неимущих, на несколько тысяч человек была приготовлена пища в городе и в странноприимном доме, близ Задонской обители.
   После сего митрополит возвратился в свои покои. К обеденному столу его были приглашены старшее духовенство и многие гражданские лица.
   Колокола во всем городе звонили целый день и разносили духовно радостное торжество по окрестностям.
   Благоговейные чувствования православных к святителю Тихону не оставили святым мощам его покоиться без должного благолепия. При самом открытии св. мощей явились значительные приношения на устройство серебряной раки и богатого над ней серебряного же навеса. Один из жителей Екатеринославской губернии пожертвовал на сие 16 000 рублей; Елецкие купцы, всегда чтившие память святителя, изявили желание прислать на сей предмет 12 000 или более. Можно надеяться, что посильные приношения будут и из других мест России.
   Отправив всенощное бдение 14 августа и литургию в день Успения Божией Матери, Высокопреосвященный митрополит в тот же день выехал из Задонска в Петербург, а вслед за ним выбыли архиереи в свои епархии.
   Так совершилось радостное для Православной Церкви — открытие святых и многоцелебных мощей святителя и чудотворца Тихона — событие, ожидаемое православными несколько десятков лет и для всех нас духовно радостное и вожделенное.
   К чести русских людей должно отнести, что во всё время радостного торжества не было в городе ни малейшего беспорядка при столь многочисленном стечении народа, не видно было ни ссор, ни пьяных, не было слышно о каком-либо воровстве, — вся масса одушевлялась одним молитвенным настроением, усердием и благоговением к святителю, столь всем чтимому.
   Благословение Господне осеняло Задонскую обитель и пребывавших в ней во время празднества. Ясно выразилось сие обилием чудотворений и благодатных исцелений неизлечимых болезней, также благополучным состоянием народного здравия: из массы более 300 000 человек, в числе коих было привезено множество тяжкобольных, было много престарелых обоего пола простолюдинов, испытавших в пути до Задонска много трудностей и лишений и живших в продолжение празднества под открытым небом дни и ночи, на скудной пище, — умерших с 8 по 17 августа было только 3 человека, а освободившихся от неизлечимых, душевных и телесных, болезней насчитывают более 200 человек, кои возвратились в домы здоровыми, славя Бога и новоявленного чудотворца; не говорим о благодатных дарах невидимых, о коих знает точию Дух Святой и сподобившиеся получить их.
   Здесь мы прекратим на короткое время летопись событий, собственно в Задонске совершившихся и обратим внимание на всю Православную Церковь Русскую. Открытие св. мощей было торжеством всей отечественной Церкви и встречено благочестивыми чадами ее с живейшими чувствами благодарности к Богу и с горячим молитвенным усердием к святителю Тихону. Оно совершилось 13 августа, которое пришлось в день воскресный. Благовременно знали об этом во всей России. Из разных мест получены известия, что по городам и селам в день открытия св. мощей совершены были по особо изданной службе79, а где ее не было, по Общей Минее, всенощное бдение, божественная литургия и молебное пение в честь и прославление святителя Тихона. Было заметно, что в этот день к службе Божией собралось верующих несравненно более, чем в обыкновенные воскресные дни. Спешили побывать в храмах Господних и те, которых в другие недельные дни отвлекали от него необходимые, не зависящие от произвола занятия. Епископы и священники говорили поучения, исполненные разума и силы, объясняющие смысл благодатного события и внушающие верующим стремиться по примеру святителя к достижению Царства Небесного. В иных местах читали житие святителя, представляя его жизнь и добродетели в назидание верующим. А многие пастыри, издавна любившие творения свт. Тихона, произносили собственные его поучения, в которых святитель как бы сам лично поучал предстоящих в вере и добродетели. Народ с особенным усердием молился, падал на колени, многие от радости плакали, когда молитвы к новоявленному угоднику Божию огласили храмы.
   В маленьком селении на высотах Валдайских гор, на берегу довольно большого озера, близ Иверского монастыря и города Валдая, — в селе Короцком (Новгородской губернии) открытие св. мощей праздновалось с отличительными особенностями и поразительным благоговением. В Короцке две церкви: одна большая, каменная, существующая с недавнего времени, другая небольшая, деревянная, ветхая, во имя Покрова Божией Матери, построенная около ста лет назад на месте Покровской же церкви, в которой, как полагают, свт. Тихон в юности своей положил начало благоугождения Богу. В каменной церкви до сего времени хранится помянник, писанный родителем свт. Тихона. Близ этой же церкви находится и могила его отца, также деда — Короцкого причетника Кирилла и жены его Гликерии. Местные жители из благоговейной памяти к святителю Тихону всегда поддерживали деревянный храм, и до ныне, несмотря на то, что он стоит уже около ста или более лет, снаружи эта церковь, как новая, внутри же остается заметным древнее ее благолепие. В Короцком околодке издавна о святителе не иначе говорят, как: «Это наш Батюшка, угодник Божий, наш святитель! Разные предания о его юности, бедности и благочестии считаются священными и хранятся с особенной заботливостью в непрерывной линии его сродников, служивших в духовном звании при церкви Короцкой, и ныне пономарем той церкви правнук его Прокопий.
   Скоро после блаженной кончины святителя стали являться в селении Короцком богомольцы из ближних и отдаленных мест. Они служили панихиды о блаженном упокоении святителя, его родителей и сродников. Литию, обыкновенно, пели на могиле родных его. Поэтому, когда прошел слух, а потом последовал указ о причислении святителя Тихона к лику святых, то накануне торжественного открытия св. мощей его в Короцк, без всякого особенного предварения, ко всенощному Богослужению, стеклось из окрестных стран множество богомольцев: граждан и поселян, пожертвовавших для сего самым драгоценным временем для сельских работ. А в самый день праздника, 13 августа, с раннего утра, по дороге, ведущей из Валдая в Короцк, тянулась сплошная масса населения Валдайского. Все пространство от города до села, на расстоянии 5 верст, было покрыто богомольцами, все почти пешими; многие вели за руки и на руках несли детей. Трехпрестольный, довольно обширный храм и все пространство вокруг него до тесноты наполнены были народом. Всех богомольцев насчитывали несколько тысяч человек.
   Божественная литургия совершена настоятелем ближайшего к Короцку Иверского монастыря, архимандритом Лаврентием, соборно с городским и монастырским духовенством, по вновь составленной Службе. По окончании литургии вынесена была на средину церкви и возложена на аналое икона, изображающая святителя Тихона, присланная в Короцкую церковь из Задонского монастыря еще в 1852 году. Перед ней совершено торжественное молебствие новому Чудотворцу. В песнопениях прибавлялось слово «наш» — «Святителю отче наш Тихоне, моли Бога о нас!» Этим выражалось воспоминание о его рождении и начальной жизни на той почве земли, где ныне приносится к нему всенародная хвалебная песнь. С умилением православные стремились взглянуть на икону святителя, с горячим усердием вознося моления свои к Чудотворцу, ликующему на небесах и ходатайствующему за нас пред Богом в Царствии Небесном.
   В начале молебного пения открылся крестный ход с хоругвями и св. иконами, в полном благолепии православного Богослужения. Икона святителя Тихона была водружена на носилках, чтобы из толпы народа даже малое дитя не было лишено утешения созерцать лик его и тем с большим усердием поклоняться ему. Между другими иконами, сопутствующими образу святителя, были две особенно досточтимые: древняя чудотворная икона Покрова Пресвятой Богородицы, оставшаяся от монастыря, бывшего недалеко от Короцка более двухсот лет тому назад, и почитаемая явленной — икона св. мученицы Параскевы. Во время крестного хода погода, как и в Задонске, стояла прекрасная, солнце сияло во всей красе, и только вечером набежала тучка и воздух освежился непродолжительным мелким дождем. От многолюдства и того настроения, которым все одушевлены были, шествие тянулось медленно, и это обстоятельство давало возможность неудержимому усердию всех присутствующих нести св. икону и, по обычаю православных, подходить под ее осененье. Во все продолжение праздника, при тесноте в храме и неудобстве крестного пути, усеянного по окружности храма могилами, надгробными крестами и памятниками, среди богомольцев царствовали мир, тишина и порядок, соответствовавшие внутреннему настроению общества. Все были до глубины сердца проникнуты особенным чувством, которого ничто внешнее не нарушало. Это было — одушевленное чувство благоговения к новоявленному, родному для Короцких обитателей чудотворцу, о котором здесь всё напоминало, и, так сказать, гласно проповедовало. Крестное шествие следовало по местности, по которой в свое время ходил святитель, мимо того старинного и ветхого храма, в котором он на клиросе читал и пел, подле могилы его родителя, на которой, конечно, не раз слезно молился и горько плакал он, вместе с матерью, братьями и сестрами, оставленными в сиротстве и бедности.
   Но самая трогательная минута в крестном ходу была та, в которую совершена была лития о блаженном успении родителей и сродников свт. Тихона. Священнослужащие, со всех сторон окруженные народом, остановились под древней высокой, ветвистой сосной, сверху уже усыхающей. Здесь, в скромной могиле, покоится прах родителя свт. Тихона. Жители Короцка, незадолго до открытия св. мощей, обозначили это место, утвердив на нем столп с простой надписью: «На сем месте покоится родитель свт. Тихона». Вдруг торжественное славословие было заменено надгробными молениями о блаженном успении рабов Божиих, родителей святителя — Саввы, Домникии и всех их сродников. Священнослужащие и богомольцы чувства искреннего умиления обнаружили слезами. Трогательно и сладко было молиться за родителей и родных, коих чадо и сродник предстоит пред престолом Царя славы и молится о душах наших!
   По возвращении крестного хода в церковь и совершенном окончании службы, усердие Короцких жителей и пришельцев выразилось множеством молебных пений в честь святителя, во время которых все с благоговением прикладывались к его иконе. Таким образом, Короцк и Задонск, разделенные между собой значительным пространством, в духе благочестия навсегда соединены, ближайшим образом, своими отношениями к святителю Тихону. В Короцке святитель родился, был возрожден в купели св. крещения и до 14 лет своей жизни проходил в неизвестности для мира первоначальный путь спасения. В Задонске тринадцать лет он неутомимо подвизался ради спасения себя и других, окончательно совершил путь спасения и, оставив мир сей, перешел в вечные обители Отца небесного. В Короцке покоится прах его предков: родителя, сродников и, быть может, друзей по благочестию. На земле Задонской, в Богоспасаемой обители, почивают во благоухании святыни нетленные и многоцелебные его мощи. Если святитель Тихон, по месту последних своих подвигов, блаженного успения и открытия св. мощей именуется Задонским,— то, по месту рождения и первоначального духовного преспеяния, святое имя его славит Новгородский край. Вот почему после Задонска нигде открытие св. мощей его не было совершено с такой радостью и усердием, с такими особенностями, как в селении Короцком. Торжество это навсегда останется памятным для жителей Короцка и окрестных мест. По всей вероятности, для них 13 августа сделается днем праздника, в который, по примеру Задонска, ежегодно повторяться будет торжество, совершившееся в 1861 году.
   Обозрев кратко торжество открытия св. мощей, как оно совершено было по всей России и на месте рождения святителя Тихона, возвратимся мыслью нашей опять в Задонск и посмотрим на те дары благодати Божией, которые Господь Бог излил на верующих по молитвам новопрославленного угодника Своего.
   Милосердный Господь благоизволил прославление святителя Тихона, при открытии честных его мощей в Задонской обители, ознаменовать на сем месте чрезвычайными дарами Своей благости и всемогущества. Множество больных тяжкими и неизлечимыми недугами получили совершенное выздоровление, некоторые слепые от рождения прозрели, немые получили дар слова. Обилие благодати Божией было осязательно для всех. Нередко случалось видеть, как несколько человек несли расслабленного, болящего, или бесноватого, часто со сведенными руками, ногами или с поврежденными другими членами тела, к раке святителя Тихона, и лишь только страждущего прикладывали к святым мощам — ему посылалось свыше выздоровление.
   Чудотворения совершались всенародно, на глазах всех, и в действительности исцелений никто не мог усомниться: так они были явны и поразительны! Чувства радости, удивления и благодарения Господу были всеобщи в многочисленных свидетелях благодатных явлений.
   Даров милосердия Божия, преподанных во дни народного собрания, для прославления святителя Тихона, по возносимым к нему молитвам исчислить невозможно; в массе, превышающей три сотни тысяч людей, были непрестанные явления чудотворений. Большая часть людей, получивших исцеление, возвращались в дома свои, благодаря Бога и не почитая нужным или не осмеливаясь, по робости, объявить начальству о милости Божей, сказывали о том лишь тем лицам, кои находились вблизи их.
   Некоторые только из освободившихся от увечья, недугов и болезней, ревнуя о славе Божией и новоявленного угодника Божия, явились к начальству и объявили о выздоровлении. Их показания были записаны на месте, и в настоящее время, со всеможной тщательностью, проверяются и пополняются подробнейшими сведениями, собираемыми от самих исцеленных и от свидетелей как прежнего болезненного их состояния, так и исцеления.
   Были случаи, что объявление об исцелении делалось по особенному, внутреннему голосу. Так, один старик 68 лет, не владевший два с половиной года правой рукой и правой ногой от паралича, у которого и шея была скривлена на ту же сторону, приложившись к мощам свт. Тихона 13 августа, получил исцеление и свободно пошел домой, в Тульскую губернию, не объявив о сем, кому следовало. Пройдя 40 верст от Задонска, он почувствовал внутреннее побуждение возвратиться в монастырь и сказать о выздоровлении, побуждение столь сильное, что он не мог оному противиться. Воротился старик в Задонскую обитель и сообщил о продолжительной своей болезни и об избавлении от оной, по молитвам его к святителю Тихону.
   Вдова подпоручика Прасковья Прибыткова (проживающая в Усмани, в собственном доме), движимая чувством истины и благодарности, доставила, кому надлежало, следующее письменное извещение:
   «Родители мои, майор Николай и Мария Коленкины, жившие в Усмани, долго не имели детей, о чем много скорбели. Одна благочестивая особа посоветовала им ехать в Задонск: отслужить молебные пения с акафистом — Спасителю, Божией Матери, пред Владимирской Ее чудотворной иконой, святителю Николаю, и панихиду о вечном покое епископа Тихона. Родители мои исполнили добрый совет. Не прошло и года после того, как родилась я, единственное детище их девятилетней мирной и счастливой супружеской жизни. В 1815 году, когда мне было 6 лет, родитель мой скончался, а мать от скорби лишилась рассудка и около года провела в тяжких страданиях. В 1816 году, по вере в сновидение, выходящее из ряда обыкновенных, ее повезли в Задонск, к 13 августа, т. е. ко дню успения святителя Тихона. Накануне, за всенощным служением, она сидела в креслах в бесчувственном положении; в самый же день памяти святителя принесена была в церковь и едва переводила дыхание. Епископ Воронежский, совершив панихиду о вечном блаженстве святителя, начал, по обычаю, священнодействие литургии. Больная, сидя в креслах, от крайнего изнеможения сил, уснула. Во время сна явился ей святитель Тихон, в полном архиерейском облачении, с крестом в руке, которым, подойдя близко к ней, осенил ее. Она, мгновенно почувствовав возвращение и крепость сил, проснулась. Сотворив молитву, мать моя встала с кресел и начала молиться. Столь быстрая и неожиданная перемена удивила богомольцев, стоявших возле больной, — тем более, что она, с трудом принесенная в церковь, после литургии, без всякой помощи, свободно пошла домой, славя Бога и благодаря святителя Тихона. В чувствованиях благодарности и в память исцеления, родительница моя написала образ целебника своего, на котором святитель Тихон представлен стоящим в святительском облачении, с крестом и Евангелием в руках. В верху образа, с правой стороны, в малом очерке написана Владимирская икона Божией Матери.
   Прошло с тех пор сорок пять лет; мать моя давно перешла в вечность; но я никогда не переставала, в грешных молитвах своих, благодарить святителя Тихона за себя и за родителей, прося с тем вместе милостивого Его пред Богом ходатайства об оставлении грехов моих и рода моего.
   Икона, написанная по усердию покойной матери, до сего дня находится в приходской нашей церкви свт. Николая, в городе Усмани.
   Теперь, когда, по изволению Божию, прославление свт. Тихона сделалось всенародным, я получила особенное желание заявить чудотворение его всей Церкви, что и выполняю по совести».
   Представляем здесь благоговейному вниманию читателей несколько случаев благодатных исцелений, надлежащим образом исследованных.
   Жена коннозаводского крестьянина Воронежской губернии, Бобровского уезда, села Хренового, Ефима Журихина — Пелагея Петровна в 1858 году, 6 июля, когда ей от роду был 21 год, занимаясь на поле уборкой ржи, вдруг почувствовала неизъяснимую грусть. Это состояние продолжалось шесть дней, до 12 июля, но не препятствовало ей заниматься домашними и полевыми работами; 12 июля она также вместе с мужем занималась на поле возкой снопов — и вдруг почувствовала дурноту; сначала потемнело в глазах, а потом что-то вступило в голову, и она, не могши продолжать полевой работы, прилегла на связанные снопы. После этого она скоро пришла в себя и решилась идти к своему стану, находящемуся саженях во ста от того места, где с ней сделалась дурнота. Но она не успела сделать более 2-х или 3-х саженей, как сделался новый сильный обморок, и она в бесчувствии упала на землю. Это случилось с ней во время деревен­ского полевого завтрака, в 9-м часу утра. Муж, найдя ее в бесчувственном состоянии, решился не беспокоить и оставил до времени окончания работ, после которых, в том же состоянии, она перенесена была домой. Это состояние бесчувствия продолжалось шесть дней; после этого она пришла в память, начала узнавать других и чрез 6 недель могла свободно ходить и слегка заниматься своим делом. Но со времени удара она сделалась совершенно немой и не могла произнести ни одного слова. С этого же времени появился у нее постоянный, легкий и тихий кашель.
   Чрез год, когда она находилась в церкви, перед окончанием литургии, с ней случился обморок, подобный прежнему, и она около суток находилась в бесчувственном состоянии. По миновании этого обморока, состояние ее не улучшилось. Она не могла владеть языком и только кашлем издавала звуки. Три года продолжалось это состояние со времени первого удара.
   Когда весть об открытии мощей св. угодника Тихона и о множестве богомольцев, идущих в г. Задонск к открытию св. мощей, достигла селения Хренового, Пелагея Петрова решилась идти пешком в г. Задонск для поклонения мощам новоявленного чудотворца, святителя Тихона, в надежде по молитвам угодника Божия получить исцеление. Она пришла в Задонск 11 августа, в пятницу, с крестьянками своего села — Екатериной Семеновной Катреповой и Марией Платоновной Началовой; но по многочисленному стечению народа они не могли пройти в церковь, где почивают нетленные мощи свт. Тихона. В следующие дни и 14-го числа, после открытия св. мощей, по той же причине, они не могли исполнить своего сердечного желания — приложиться к св. мощам угодника Божия. В этот день Пелагея Петрова пошла со своими спутницами в теплую монастырскую церковь, где находилось надгробие, под которым покоились нетленные останки до времени их торжественного открытия. На этом надгробии было изображение святителя, к которому прикладывались усердные богомольцы, — сначала к ножкам, а потом к ручкам. Следуя этому примеру, и Пелагея Петрова сначала приложилась к ножкам, а потом к ручкам, и вдруг, хотя и негромко, воскликнула: «Слава Тебе, Господи!» После этого первого возглашения она начала многократно повторять: «Господи, помилуй! Господи, помилуй!» Радость и какой-то невольный страх объяли ее спутниц и других свидетелей этого чудесного исцеления, как явления спасительной силы Божией, по молитвам святого угодника. Спутницы Пелагеи Петровой от радости и страха не верили, что это та самая Пелагея, которая в продолжении трех лет не говорила ни слова. По выходе из церкви толпа любопытного народа окружила исцелившую и ее спутниц. При этом нашелся один человек, который уговорил исцелившую и ее спутниц явиться к Высокопреосвященному митрополиту Исидору, и сам представил их. Справедливость этого чудесного исцеления подтверждена под присягой, кроме исцелевшей, 14-ю человеками свидетелей. Получивши благословение Высокопреосвященного митрополита Исидора, Пелагея Петровна Журихина и ее спутницы приложились к самым св. мощам свт. Тихона. С того времени Журихина находится в совершенном здоровье и говорит совершенно свободно.
   Жена государственного крестьянина Воронежской губернии, Задонского уезда, села Конь-Колодезя, Петра Евсеева Власова, Акилина Никифоровна, от роду 36-ти лет, не владела правой ногой. Эта болезнь произошла от сильной простуды и усилилась до того, что она постоянно чувствовала в ноге нестерпимую острую боль, которая усиливалась при малейшем прикосновении. Акилина ходила на костылях и тогда только чувствовала некоторое облегчение, когда за ступень привязывала поясом больную ногу к шее. — Протекло уже семь лет от начала болезни, и она не чувствовала никакой перемены к лучшему. Семилетние страдания, ослабляя веру на помощь человеческую, укрепляли веру на помощь божественную. Услышав об открытии св. мощей святителя и Чудотворца Тихона, она с крестьянкой своего села Авдотьей Семеновой Клюшниковой отправилась в Задонск искать врачевства от своей болезни у св. мощей угодника Божия. В г. Задонск к 11 числу августа уже стеклось много богомольцев, и нелегко было достигнуть до гроба святителя. Но несчастное положение больной привлекло участие многих посторонних лиц, и она, с помощью их и своей спутницы Клюшниковой, достигла до гроба свт. Тихона и, приложившись к раке угодника Божия, получила исцеление. Это было 11 числа августа. Акилина Никифорова Власова теперь свободно владеет ногой и принимает участие в полевых работах. Кроме местного священника и дьякона, четыре человека из ее соседей подтвердили под присягой ее чудесное исцеление.
   Дочь государственного крестьянина Воронежской губернии, Бобровского уезда, слободы Бутурлиновки, — Григория Кирилловича Каменого — девица Татьяна, родившаяся 1838 года 6 января, в первые годы своего детства была в совершенно здоровом состоянии и отличалась, по отзыву отца, бойкостью и понятливостью, соответствующими детскому возрасту. До 6-тилетнего возраста в ней незаметно было никакой болезни. Но страшная болезнь поразила ее неожиданно. В один летний день отец ее отправился в поле и взял ее с собой; наложивши снопов, он возвратился с ней домой. День был теплый, и он уложил дочь свою Татьяну спать на дворе: но не прошло и часу, как дочь его вскрикнула. Отец бросился к ней и увидел, что она вся в поту, слабая и как бы полумертвая: он внес ее в избу и положил в постель. На другой день отец и его домашние увидели, что у Татьяны были сведены руки и ноги и вся она была скорчена, — в руках, ногах и пояснице не видно было жизни; спинная кость в пояснице была сведена и входила даже в ребра, кости и жилы были как бы перевиты; руки были пригнуты к лицу, а ноги к животу, и она вся была свита как бы в клубок. И душевные способности ее изменились. Прежде бойкая и памятная, она сделалась тупоумной и беспамятной. Родители ее обращались к лекарям, но помощи не было. Из своих рук они ее кормили и поили и носили на своих руках; так было до десятилетнего возраста. Сама Татьяна под присягой показала: «В руках, ногах и пояснице я не замечала жизни — в таком положении все во мне срослось — все во мне было сухо, и одна лишь кожа связывала кости во мне. При таком состоянии тела и душевные мои способности были несовершенны, рассудок мой был слаб, память моя мало что удерживала; домашние мои с трудом могли что-либо растолковать мне; молитв Господних заучить я почти была не в состоянии».
   Когда Татьяне исполнилось десять лет, в один праздник дед ее пришел из церкви с каким-то странником, по сословию человеком благородным, который прогостил в их доме 4 дня. Странник этот, увидев больную, сказал ее отцу и домашним: «Больную свою вы ничем не лечите, а молитесь Богу». Выходя из дома, он дал записку и сказал: «Вот вам записка, здесь я написал имена святых, которым вы отслужите молебен, поставьте три свечи и попросите священника отслужить за здравие больной обедню. Болезнь вашей дочери пройдет постепенно, а лечить ее — не лечите». По уходе странника покойная мать больной исполнила в точности все его наставления.
   И действительно, по благости Божией, Татьяна получила облегчение от своей болезни. Чрез два дня родители ее заметили, что у Татьяны руки несколько отпустило, а чрез несколько времени они сделались свободными, и она кое-что начала ими брать, а потом кое-что и делать; при помощи рук она стала ползать: ноги же и поясница оставались у ней в прежнем положении. Сама Татьяна так говорит о своем положении в это время. «По уходе странника, когда матерью моей было исполнено все, что он приказывал, стала я приходить в себя, стала я понимать все, что говорили мне; стала я разуметь, что читали мне; стала я выучивать и молитвы; а в руках своих я получила послабление от корчи с ощущением в них мучительной болезни, которая, впрочем, чрез несколько времени меня оставила, и руки мои мало-помалу начали расправляться, стали оживать и наполняться телом, и я могла чрез несколько времени ими кое что и работать. Ноги же мои и поясница оставались в прежнем положении — также были сведены, также сухи и также бесчувственны. Но при помощи рук я начала учиться ползать».
   Когда Татьяне было около 15 лет, ее дядя, крестьянин той же слободы, Косьма Жидков, пред праздником Св. Троицы собрался ехать в Воронеж на богомолье. Татьяна упросила его взять ее с собой, чтобы помолиться у мощей святителя и чудотворца Митрофана. Дядя исполнил желание больной племянницы. По прибытии в Воронеж он сносил ее к мощам святителя Митрофана. «И только что я приложилась,— говорит о себе Татьяна,— к мощам угодника Божия, как ощутила в правой ноге страшную боль, какую я чувствовала и в руках в то время, когда корчи и бесчувственность оставляли их, но боль сия, по милости Божией и по молитвам угодника Божия, прошла скоро; а в правой ноге моей я почувствовала ослабление от корчи, жилы ее несколько отпустило, которые, как я чувствовала, стали биться, жизнь в ней показалась, и правая нога постепенно стала наполняться телом, и я несколько стала владеть ей».
   Эту перемену в состоянии здоровья Татьяны заметили и ее родители. «По приезде из Воронежа мы увидели, что правая нога у нашей дочери сделалась свободнее, по милости Божией и молитвам угодника Божия Митрофана; жизнь в правой ноге показалась, и она стала действовать ею».
   Родные выучили Татьяну шить сапоги, и она, имея свободные руки, постоянно занималась этой работой. После поездки в Воронеж и ползать для нее сделалось свободнее. «И хотя я,— говорит о себе Татьяна,— стирала руки и ноги до крови, но доползала до церкви, где одно было для меня утешение — молить Господа, чтобы он продлил ко мне милость Свою, и Господь не лишил меня Своей милости — в руках и правой ноге я замечала постепенное прибавление тела и постепенное изменение к лучшему; но левая нога моя и поясница оставались в том же положении, были также бесчувственны и также сухи.
   Весной сего года прошел в слободе нашей слух, что будут открывать мощи угодника Божия, святителя Тихона. Я перед праздником Св. Троицы просила родителя своего отпустить меня с кем-нибудь в город Задонск — помолиться при мощах сего угодника Божия, но родитель мой отказал мне в этом, как потому, что, по болезненному моему состоянию, при мне нужен был свой человек, который бы присмотрел за мной, так и потому, что ко времени открытия мощей святителя Тихона он обещал мне сам свозить меня в город Задонск; но желание сие — помолиться у мощей свт. Тихона меня не оставляло ни днем, ни ночью.
   2 августа месяца сего года я, родитель мой, сестра моя — малолетняя Анна, и невестка наша отправились на богомолье в город Задонск. Не доезжая до города Задонска пяти верст, 10-го числа того же месяца, мы остановились на дороге покормить лошадей. Я сползла на руках с повозки, но когда опять я начала влезать на повозку, нечаянно левую свою ногу поставила на оглоблю и ощутила действие в оной, — левая нога моя по желанию моему двигалась. Слезы радости и благодарности Господу Богу сами собой полились рекой из глаз моих; я хотела скрыть от своих явление милости Божией ко мне, но владеть собой была не в состоянии. Испытав еще состояние левой моей ноги и уверившись в том, что движение в ней есть, что жизнь в ней показалась, я о сем сказала невестке и отцу моему, а они, выслушав сие, приказали мне молчать, молиться Богу и ждать от Него небесной помощи.
   Прибыв в город Задонск в пятницу 11 августа, отец мой снес меня в монастырскую ограду и посадил близ памятника прежней усыпальницы святителя Тихона, а я, без сознания ухватившись за решетку, сама поднялась, стала на обе ноги и выпрямилась, положила три земные поклона, прося угодника Божия Тихона исцелить мою душу и тело, и сама, держась за решетку, в первый раз в жизни обошла памятник.
   Какая радость наполняла мое сердце, я сказать не в состоянии, я плакала и вся тряслась, но при этом и мучительную боль я ощутила во всей моей пояснице, и слышала, что жилы в пояснице моей распущались; они бились во мне так, что биение их я совершенно сознавала.
   Не скрылось сие действие благодати Божей и от многих; меня (не знаю, кто они) схватили на руки, понесли в церковь и приложили к раке угодника Божия, святителя Тихона. Я вся в слезах просила державших опустить меня на пол, и когда опустили, я совершенно сознала послабление болезни ног моих и моеи поясницы; на правую ногу я стала твердо, и почувствовала действие и левой ноги, и опять вся выпрямилась. Когда я помолилась угоднику Божию, богомольцы понесли меня по всей церкви, я прикладывалась ко всем иконам в церкви и к гробам других угодников Божиих, вне оной. Все радовались со мной и благодарили Господа за ниспослание благодати Его в моем исцелении, чрез угодника Его, святителя Тихона.
   По открытии св. мощей угодника Божия святителя Тихона, я от множества народа не могла приложиться к мощам, а перед праздником Успения Пресвятой Богородицы, ночью, когда открылась возможность каждому свободно войти в храм, где ныне почивают св. мощи, я приложилась к ним, и в это время я еще испытала над собой действие благодати Божией. Лишь только я приложилась к мощам, как услышала, что все составы костей поясницы моей стали входить в места свои, кости во мне хрустели, и не только я ощущала и слышала сие, но и все близ стоящие и молящиеся со мной слышали сие действие благодати Божией во мне, но при том я ощутила нестерпимую боль во всей моей пояснице, и едва могла удержаться, чтобы не вскричать; но боль сия продолжалась не более двух дней.
   Ныне, по благодати Божией и ходатайству угодников Его, святителей Митрофана и Тихона, Воронежских чудотворцев, я сознаю себя совершенно благополучной; руками я владею свободно; ходить я хотя и не могу, но ноги мои постепенно приходят в лучшее положение, постепенно прибавляется на них тело, и ухватившись за палку или за что другое, или с помощью людей, если будут поддерживать под руки, я и переступать могу; в пояснице боли не ощущаю, прямо могу сидеть, прямо и стоять, свободно работать, и в пояснице тело постоянно прибывает, и я уповаю, что Господь, по молитвам угодников Его, святителей Митрофана и Тихона, Воронежских чудотворцев, продлит ко мне милость Свою».
   12 человек свидетелей под присягой подтвердили это чудесное исцеление.
   Города Воронежа мещанская девица Домника, вольноотпущенная г. полковником Михаилом Марковичем Пареновым, имеющая ныне около 40 лет от рождения, с 1844 года одержима была нечистым духом. При каждом новомесячьи делались с ней припадки: сначала оказывались уныние, тоска, потом начинался крик с произношением дерзких слов против всего святого, особенно против святых угодников Божиих, нередко доходила она даже и до богохульства, затем делался с ней удар с страшными терзаниями, продолжавшимися от трех часов до четырех; после того страдания она приходила как бы в оцепенение и в совершенное беспамятство.
   Так 17 лет она мучима была от исконного врага рода человеческого. Сколько она ни употребляла средств для исцеления от врачей телесных, но никогда не получала облегчения от жестокой своей болезни. Одно только утешение и отраду находила она, когда, опомнившись от тяжкого недуга своего, прибегала с верой и теплой молитвой к Царице Небесной, Божией Матери, и к великому угоднику Божию святителю Тихону, которого особенно она чтила и с благоговением поклонялась иконе его.
   Икона святителя Тихона более 50 лет назад тому дана была в благословение родителям девицы Домники от боголюбивой их барышни, девицы Евдокии Михайловны, дочери полковника Паренова, который любил и уважал святителя более потому, что имение означенного полковника находилось близ Толшевского монастыря; а когда святитель Божий Тихон жил на покое в Толшевском монастыре, то часто посещал их дом, и по преданию, как рассказывает о том мать девицы Домники, в сладкоглаголивых и назидательных беседах своих с ними поучал их духовной жизни, вразумлял, как они должны обходиться с своими подчиненными, по словам святого Апостола Павла: Господие, правду и уравнение рабом подавайте, ведяще, яко и вы имате Господа на Небесех. «Вы,— говорил им святитель Божий,— приказываете своим рабам исполнять все ваши господские работы, — не лишайте их средств работать и Господу Богу».
   Когда пронесся слух об открытии святых мощей святителя Тихона, означенная девица Домника усугубила свои теплые моления пред иконой угодника Божия Тихона, испрашивая с верой Его небесной помощи и заступления об исцелении от мучительного ее страдания, и дала обет сходить и поклониться его святым, нетленным мощам. Святитель Божий, говорила девица, являлся ей в сонном видении, и будто бы вставши из гроба, благословил ее; но что он говорил ей, того она не припомнит.
   Когда болящая девица Домника возымела непременное намерение исполнить данный обет свой — сходить в Задонский монастырь для поклонения угоднику Божию, то злой дух вселил в мысль ее, чтобы она оставила свое намерение, что она не получить исцеления, и что святой Тихон не поможет ей, но он или убьет, или сожжет ее. Чтоб победить такие нечистые мысли, страдалица прибегла с пламенной мольбой к святителю, и при таком своем молитвенном состоянии, она объята была каким-то ужасом, так что не смела и боялась взглянуть на икону великого угодника Божия Тихона.
   Наконец, с помощью Божией, преодолев все препятствия, делаемые ей от злого духа, 10 августа 1861 года она отправилась в город Задонск для поклонения. Когда же стала она подходить к самому монастырю, с ней сделался припадок, так что отнялись у нее руки и ноги; но бывшие при том странние богомольцы подняли ее и с великим трудом ввели в церковь, к угоднику Божию. Тут с ней повторился еще сильнейший удар, и она несколько минут находилась в бесчувственном положении, а как скоро она опомнилась и, с помощью других, приложилась к святым мощам святителя Тихона, то в ту же минуту почувствовала, что из рта ее вышел какой-то холодный пар, подобный темному облаку. После того ей сделалось легче, она спокойно простояла всю Божественную литургию, отслужила молебен святителю Тихону и с умилением изливала душу свою пред Господом Богом и святым Его угодником. И так, исполненная благоговения и радости, воздав хвалу, благодарение и поклонение Богу, дивно прославляющему святых Своих, возвратилась из монастыря и благополучно пришла в дом свой, и до сего времени находится в совершенном здоровье.
   Чудесное исцеление девицы Домники подтвердили под присягой три свидетеля.
   Государственный крестьянин Воронежской губернии, пригородной слободы города Боброва, Спиридон Васильевич Артемьев, 35-ти лет, с давнего времени страдал головной болью и ничего не видел левым глазом. В последние шесть лет головная болезнь усилилась, и он нередко находился в самом тяжком состоянии. При этой болезни он стал слабо видеть и правым глазом. Слабость зрения увеличилась до того, что он не мог ходить без проводника и различать предметы, даже в ясную погоду.
   Ко времени открытия св. мощей святителя и чудотворца Тихона он пришел в г. Задонск, вместе со своей женой, и как только приложился к св. мощам угодника Божия, тотчас же, при выходе из церкви, почувствовал облегчение от головной боли и правым глазом начал видеть явственнее прежнего. В настоящее же время Спиридон Васильев не чувствует никакой боли в голове, правым глазом может различать предметы и вообще чувствует себя в лучшем состоянии против прежнего. Это исцеление, кроме отца и жены исцелевшего, подтвердили под присягой три свидетеля.
   Дочь однодворца Воронежской губернии, Нижнедевицкого уезда, села Краснополья, Матфея Иродионовича Черникова, девица Евфимия, 14-ти лет; на 7-м году от рождения, кажется, от испуга у нее начали образовываться наросты на груди и спине. Больная чувствовала, что внутри ее все жилы как бы притягивались к наростам, и она могла переходить с места на место не иначе, как только в наклонном положении (сгорбившись до живота). При этом она чувствовала в животе нестерпимую боль, которая не давала больной покоя ни днем, ни ночью, а после принятия пищи начиналась мучительная рвота. Два года тому назад больная не могла уже ни стоять, ни сидеть.
   Мать больной, Стефанида Гаврилова, узнав о дне открытия св. мощей святителя Тихона, поспешила прибыть к этому дню в г. Задонск с своей больной дочерью. Больная с трудом могла приехать. «Но когда мать моя,— рассказывает о себе больная,— приложила меня к раке угодника Божия, а один из монахов возложил на мою спину крест, я тайно молилась и вдруг почувствовала в душе что-то для меня непонятное, и грустное и вместе радостное, — а внутри себя какую-то тонкую прохладу. В то же мгновение я выпрямилась и могла полагать земные поклоны и ходить с полной свободой, что, благодарение Богу и Его св. угоднику, продолжается и ныне. Но наросты на груди и спине остаются в прежнем положении».
   Это чудесное исцеление, кроме больной и ее родителей, подтверждено под присягой 18-ю свидетелями.
   Тамбовской губернии, Козловского уезда, деревни Иловайских двориков, временнообязанный помещика М. П. Попова крестьянин — Матфей Дмитриев Поляков, имеющий от роду 30 лет, в 1855 году получил ломоту в руках и в ногах. «От чего эта болезнь приключилась мне, говорил он при показании, я не заметил; а думаю, что от худого одеяния в холодное время». Впоследствии болезнь его усилилась и приняла такой злокачественный характер, что с правой стороны на плече и руке, также на лбу открылись раны, из которых текла материя. Тогда он лишился возможности носить платье и работать. Оставалось для него еще одно утешение: он мог пока ходить. Но вследствие потери соков от ран, силы его постепенно упадали, так что он едва держался на ногах во время ходьбы, а последние две недели перед исцелением лежал уже в постели. Таким образом, болезнь Полякова длилась шесть лет и надежды на благополучный исход ее не было.
   Как же он получил исцеление? Здесь мы приведем его собственный рассказ, в устах неграмотного имеющий особую красоту и убедительность. «Имея,— говорил Поляков,— живую веру и упование на помощь святителя Тихона, прославленного Богом, дивным во святых, принял я твердое намерение идти в город Задонск на поклонение его святым чудотворным мощам. На первый день я, с большим трудом, прошел 7 верст; во второй день и третий, чувствуя уже некоторое облегчение от болезни, я мог проходить верст по 30, а по близости к Задонску, молитвами угодника Божия, раны на теле моем засохли, и я стал совсем здоров. В настоящее время, хотя и чувствую малую боль в одних ногах, впрочем, силы есть, и я работаю. Все сказанное могут подтвердить родственники мои и соседи». Так заключил показание свое исцеленный Матфей Поляков.
   И действительно, с призыванием имени Божия под присягой, рассказ о сем чудотворении подтвердили: родной брат его Феодосий, двоюродный брат их Иван Созонов и 4 человека крестьян, проживающих в соседстве с ними. Все эти лица не были непосредственными зрителями исцеления, и потому свидетельствовали только о последствиях чуда, т. е. что Матфей Поляков только по прибытии из Задонска стал здоров и начал работать.
   Тамбовской губернии, Липецкого уезда, Бутыр­ской волости, села Сселок, дочь государственного крестьянина Стефана Диомидовича Двуреченского — девица Анна, 20-ти лет, показала под присягой следующее о своей болезни и чудесном исцелении у мощей святителя Тихона:
   «В 1859 году, будучи совершенно здоровой, я, вскоре после праздника Рождества Христова, а именно — в последних числах декабря, занимаясь пряжей, почувствовала в себе боль. Началась она тяготой в плечах, затем открылись ломота, слабость во всех членах тела и душевная тоска», отчего она, как говорили при показаниях родные и знакомые, постоянно была печальна. В таком состоянии больная находилась до последних чисел июня истекшего 1861 года. «А в начале июля,— говорила она,— занимаясь в поле жатвой ржи, я почувствовала лихорадку, которая вскоре обратилась в припадок беснования. Эти припадки, помню, повторялись со мной ежедневно, и притом по несколько раз в сутки, особенно при напоминании мне о чем-нибудь священном. Что со мной было во время самих припадков, о том я ничего не помнила, по причине совершенной потери чувств и памяти». Родители же ее: отец, Стефан Диомидов, 58-летний старец, мать Параскева Фомина, старица 63 лет, братья ее и знакомые этому семейству изобразили единогласно в ужасной картине состояние ее во время припадков. «Бесноватая,— говорили они,— кричала во весь голос и на все голоса, в неистовстве рвала и вырывала волосы на своей голове, щипала тело, грызла руки, подвергалась корчам и кривляниям, тряслась всем телом, ругалась над святыней, поносила без разбора всех родных. Тело свое в бесчувственном состоянии она так безжалостно всегда грызла и щипала, что с него не сходили пятна и раны. Мы, кто видел это, старались из жалости удерживать ее от повреждения себя; но у нее в то время действовала такая сила, что двум или трем здоровым мужчинам трудно было одолеть ее. По прекращении припадков, возвратившись к сознанию, больная чувствовала сильную тоску, крайнее оскудение сил, боль во всех членах, и зрелище язв, собственной рукой нанесенных себе, увеличивало тяготу ее сердца».
   «Услышав о скором открытии мощей святого Тихона Задонского,— так говорила Анна Двуреченская о своем исцелении,— я просила у него помощи и дала обет быть в Задонске при самом открытии. Я ничего не помню, как меня отправили из дому, что со мной делалось в дороге, как меня привезли в Задонск, как я прикладывалась к раке святителя Тихона; в продолжение всего этого времени я находилась в бесчувственном состоянии (об этом рассказали мне после)». Можно по этому судить, в каком страдальческом недуге была бесноватая и как сильно и всецело обладал ею дух тьмы! Но при ней в путешествии были ее отец с матерью и родной 26-летний брат Прокопий Степанов. Недостаток ее рассказов они пополнили следующими обстоятельствами. «По ее желанию, мы,— говорил отец,— повезли страждущую в Задонск, дня за четыре до открытия святых мощей. На пути все время она была в бесчувственном состоянии, и в припадках беснования играла песни, прыгала, обнаруживая такую силу, что я с женой и с сыном, будучи в силах, едва могли держать ее на повозке. По прибытии в Задонск, еще до открытия святых мощей, мы с 9 числа августа, ежедневно несколько раз, прикладывали больную к раке святого Тихона, но выносили ее всякий раз назад в бесчувственном состоянии, вне себя, с припадками беснования». Соображение сих обстоятельств со временем исцеления бесноватой приводит невольно к той мысли, что святитель, так сказать, намеренно удерживал целебную Свою силу до дня торжественного открытия святых мощей его, чтобы мы в нетленном теле его, как бы очами, узрели источник, из которого исходит обильный дар чудотворений. Ибо исцеление бесноватой последовало 13 августа, в день открытия святых мощей и во время самого крестного хода с ними. Обстоятельство это так поразительно, что мы решились привести его со всеми подробностями.
   Во время крестного хода со святыми мощами вокруг монастыря отец бесноватой, мать и брат стояли в толпе народа на монастырском дворе, окружив больную и бдительно наблюдая за ней. В виду их болящая Анна, очнувшись, пришла к сознанию впервые после отправления из своего дома, и, возложив на себя крестное знамение, устремила глаза к мощам святителя, несомым в воздушном пространстве, на значительной высоте. В этот момент она увидела парящим над главой святителя Тихона, в воздухе, юношу с открытыми русыми волосами в белом, длинного покроя одеянии, опоясанного черным поясом. Взоры и руки его, в молитвенном состоянии, простерты были к небу. Но вид его был печален и мрачен. В порывах восторга Анна просила окружавших ее, особенно отца, мать и брата, взглянуть на видение; они искали его глазами, но ничего не увидели. Когда святые мощи пронесли мимо того места, где стояла в народе страждущая, пред глазами Анны дивное видение еще повторилось, только лицо юноши на этот раз сияло неизреченной радостью. Когда спрашивали у нее: «Чему можно уподобить это видение?» Она отвечала: «По моему мнению, оно похоже на изображение святых ангелов или святых угодников Божиих, представляемых на иконах в молитвенном виде».
   Исследование сего чудотворения происходило 29 сентября прошлого 1861 года. В заключение показания исцеленная сказала: «Я выехала из Задонска, благодаря Бога и святителя Тихона, совершенно здоровой, как и теперь себя чувствую. Прежней тоски и припадков беснования с тех пор со мной не бывает». Отец, припоминая дальнейшие обстоятельства тяжких страданий, с своей стороны присовокупил, что после видения дочь его неоднократно прикладывалась к святым мощам, но всегда была в чувстве, и припадки беснования не обнаруживались; из Задонска везена была совершенно здоровой и теперь никакой боли не чувствует.
   Об обстоятельствах славного исцеления Анны Двуреченской засвидетельствовали под присягой, кроме упомянутых в самом событии лиц, родной брат ее (старший Прокофия) Михаил Степанович Двуреченский, волостный голова Дмитрий Андреев и 11 человек крестьян односельцев, которые знали об ее болезни до отправления в Задонск, и по возвращении Анны домой вполне убедились в совершенном ее исцелении. «Как она освободилась от прежней болезни,— сказали они в один голос,— мы не знаем, только в настоящее время она находится совершенно здоровой, — за что, как слышим, и сама она и ее родные благодарят Бога и святого отца нашего Тихона».
   Тамбовской губернии, города Козлова, приписная мещанка, девица Евдокия Никитична Пушкина, 52-х лет, по месту рождения своего жила до 16-ти летнего возраста в Козловском уезде, в селе Хмелевой слободе, при родителях (ныне уже умерших ), которые были однодворцы. Потом, не чувствуя призвания к семейной жизни, она, с благословения родителей, в Хмелеве же поселилась в особой, уединенной келии, в сообществе других благочестивых жен, в уединении искавших себе спасения. В Хмелеве, как и везде по селам, Богослужения совершались только по воскресным и праздничным дням. Желая ежедневно присутствовать при Богослужении, Евдокия по смерти родителей в 1836 году перешла на постоянное жительство в город Козлов, приписалась в мещанство и вместе с племянницей, девицей Параскевой Пушкиной, поселилась там в купленной ею хижине, вблизи соборной церкви. Она была всегда совершенно здорова, а с 1848 года — от испуга ли по случаю бывших в том году в Козлове страшных пожаров, или от другой какой причины, — она начала чувствовать биение сердца, сопровождавшееся истомой души. Поначалу болезнь была не так сильна и припадки нечасто повторялись; но впоследствии, особенно с 1850 года, болезнь, усилившись, сделалась столь невыносима, что Евдокия, от сильной тоски, теряла привязанность к жизни, просила у Бога смерти. В последнее время припадки стали повторяться противу прежнего чаще, дня чрез три и даже менее. В сильной тоске больная никем и ничем не была довольна, из постоянно ласковой делалась капризной, ко всему придиралась, и жившая с ней племянница, без всякой причины, терпела от нее огорчения. Болезненные припадки обыкновенно прекращались сильной отрыжкой.
   В начале августа прошлого 1861 года, услышав о скором открытии мощей святителя Тихона, которого и прежде благоговейно чтила, не раз, ради памяти его, бывала в Задонске и служила при его гробе панихиды, Евдокия, как сама говорила, укрепившись верой в мощное ходатайство святителя Тихона пред Богом и вполне уповая получить по его молитвам исцеление, отправилась за 10 суток до открытия святых мощей в город Задонск, одна, пешком. В дороге она провела 4 дня и пришла в Задонск 7 августа вечером. С самого выхода из Козлова, горя усердием поклониться и облобызать святые мощи Тихона, она не чувствовала биения сердца, но мысли самого мрачного свойства давили ее душу, как бы извне нападая на нее, и отрыжка, не прекращаясь во всю дорогу, мучила больную.
   Прибыв в Задонск, она, из благоговения к святителю, чтобы достойно коснуться святого его тела и очистить чудотворной силе доступ к своей душе, поговела и 12-го числа в Богородицком монастыре причастилась Святых Таин. Сильное желание ее приложиться к святым мощам в самый день открытия их не исполнилось, по причине многолюдства и тесноты народа. В среду же, 16 августа, по окончании литургии, которую совершал Сергий, епископ Курский, она вместе с другими поклонниками приблизилась к раке святителя Тихона и едва коснулась устами святых мощей, в тот же момент ощутила в себе внезапную перемену: отрыжка, и в Задонске томившая ее, прекратилась, дух уныния исчез, мысли сделались светлыми, чувства отрады, сладости и довольства охватили ее душу и тело. Выразив такие мысли, Евдокия прибавила: «Впрочем, я не могу пересказать со всей точностью, что такое во мне произошло и долго ли я находилась в таком блаженном состоянии. Я была тогда вне себя от радости. Очнувшись же, я, как умела, благодарила святого Тихона, моего благодатного Врача и молитвенника. Болезненные припадки с тех пор со мной не повторялись, и в настоящее время, благодаря Бога и великого Его угодника святителя Тихона, я совершенно здорова как душой, так и телом. Клянусь Богом, Которого я призывала в клятвенном обещании, наперед сего показания данном, что все показанное мной есть сущая правда и лжи ни тени тут нет».
   Евдокия Пушкина сперва таила о своем чудесном исцелении, но потом открыла о нем в Задонске двум иеромонахам. В Козлове, согласно с повествованием в Задонске, она сделала точное и подробное его описание, подтвердив присягой истинность его в самых малейших подробностях. Жившая с ней более 25-ти лет родная племянница Параскева Иванова Пушкина, имеющая от роду 40 лет, со своей стороны показала как о ее болезни и припадках до путешествия в Задонск, так и о возврате к ней совершенного спокойствия и здоровья по пришествии обратно в город Козлов.
   Тамбовской губернии, Усманского уезда, Пятницкой слободы, государственного крестьянина Димитрия Ильича Свиридова жена Анастасия Евдокимовна, 23-х лет от роду, получила в Задонске, незадолго до открытия святых мощей Тихона, исцеление, достойное примечания.
   Особенно горестные обстоятельства жизни, не со всяким случающиеся, воспитали в Анастасии Евдокимовне отвращение от всего земного, холодность к ближним, даже к родным, невнимание к домашнему быту. Скрывая от других такое мрачное состояние души, она думала своими силами выйти из него. Но когда собственные усилия не произвели в ней желаемой перемены; она откровенно объявила о своем душевном расстройстве матери своей, при ней жившей, Евдокии Никитичной Васильевой и своему мужу Димитрию Свиридову, имевшему к ней добрые отношения. Они, с общего соглашения, отслужили в своем доме молебное пение Божией Матери, Заступнице скорбящих.
   В начале ноября 1860 года в жизни Анастасии заметили перемену к худшему. Прежняя только холодность души перешла в сильную ненависть ко всему и ко всем, кроме сына, полуторагодовалого малютки, которого она не переставала еще любить из жалости к его возрасту. Сверх того, в болящей открылись нестерпимая тоска, бессонница, отвращение от пищи. Страх охватил душу, мрачные представления, принимающие ясность внешних видений, тревожили ее, и внутренний голос неотступно и утвердительно предрекал ей и сыну вечную погибель. Во все время этого искушения она искала помощи почти в непрестанной, днем и по ночам совершаемой молитве, а потом впала в отчаяние и совсем бросила молиться, считая себя отверженной Богом. В ночь на 6 декабря того же года в ней обнаружилась совершенная потеря рассудка. К изумлению и ужасу родных, она начала говорить странные речи, будто она уже в другом мире, где небо низко, свет мрачен, где все: земля, воздух и прочее — нечисты, осквернены духом злобы, и самые люди в этом призрачном мире казались ей злыми привидениями. Больная не признавала ни родных, ни мужа, на всех бросалась, дралась и кричала: «За что вы лишили меня христанской чистой земли? Возвратите меня в мой родной христианский мир, к моим кровным братьям — христианам», и тому подобное.
   В следующем 1861 году, чрез неделю после праздника Богоявления Господня, умер ее сын. Это усугубило ужасные, душевные страдания Анастасии. Ей представлялось, что сына отравила неприязненная сила и увлекла его с собой на вечные мучения. В отчаянии, она, изодрав на себе платье, бегала по улицам, уходила иногда в соседние селения и неистово кричала. Домашние вынужденными нашлись держать ее на привязи. Все сподручные меры приняты были к исцелению несчастной, но ничто не помогало; умопомешательство (назовем так это состояние) усиливалось, и болезнь во всех переменах своих продолжалась таким образом — почти целый год.
   В том же 1861 году, дней за двадцать до праздника Живоначальной Троицы, Анастасия, в крайнем изнеможении сил, уснула и видела сон, будто стоит она у мощей святителя Тихона Задонского и хочет рукой поднять покров, коим покрыты святые мощи его; голос невидимый запрещает ей касаться покрова; святитель же мягкосердно сказал: «Пусть откроет». В тот же момент она проснулась, надежда на один миг озарила ее душу, и она почувствовала желание идти в Задонск к святителю Тихону. Но едва успела заявить о сем матери, как неверие и отчаяние опять овладели ею, и какая-то противная сила непреоборимо отвлекала от исполнения благодатной мысли. Мать же, ухватившись за эту мысль, как за якорь спасения, уверяла потерянную дочь свою, что святитель Тихон непременно возвратит ей христианскую землю, и успела расположить ее, после больших усилий, к путешествию в Задонск. Особенных трудов стоило матери довести ее до Задонска, но и для дочери, по ее болезни, нелегко было это путешествие. Полное отсутствие рассудка, крайнее изнеможение физических сил, одышка и давление в груди невыразимо затрудняли движение болящей.
   За две недели до праздника Святой Троицы пришли они в Задонск и, не заходя никуда, прямо вошли в церковь, в которой тогда под спудом покоились святые мощи угодника Божия Тихона. Руководимая матерью, больная приблизилась к надгробию, на котором был изображен образ святителя. Лишь только она коснулась к образу устами, в то же мгновение ее озарила было надежда благодатного избавления; но мрачное отчаяние, как бы препираясь, вытеснило это светлое и животворное чувство души. В таком состоянии духа она и вышла из церкви. Мать повела ее в погребальную пещеру Задонского монастыря, в которой погребены тела подвижников, в Боге почивших: схимонаха Митрофана, иеросхимонахов Агапита, Нафанаила и Авраамия, затворника Георгия, блаженного Антония (Алексеевича), также стариц Евфимии (Григорьевны Поповой ), Матроны (Наумовны) и других. Там больная поспешно приложилась к образу Архистратига Михаила, и вдруг в ее душе и в чувствах мгновенно все изменилось; она совершенно пришла в себя и, в неизъяснимой радости, вскрикнула: «Ах! Вот здесь наша-то родная, христианская, чистая земля! Вот наши кровные братья — христиане, — наш свет! А вот и моя родная матушка!» С этими словами она поклонилась матери до земли, как бы здороваясь с ней при неожиданном свидании после долгой разлуки. Рассудок к ней возвратился, сознание вошло в свои пределы, и больная Анастасия Евдокимова совершенно исцелилась, сделавшись как бы иным, новым человеком. В чувствованиях благодарности, с полной верой, горячим усердием и радостными слезами начала она молиться Богу и потом прикладывалась к изображениям на внутренних стенах погребальной пещеры (часовни). Вечером того же дня она исповедалась и, по должном церковном приготовлении, на другой день была удостоена причастия Святых Таин.
   Получив исцеление, Анастасия, в сердечной радости, очень скоро шла и спешно возвратилась в дом свой. На пути, в одном селении, она опять подверглась было испытанию. Остановившись для ночлега, она не могла заснуть до глубокой ночи, и так около полуночи опять почувствовала страх, мысли снова взволновались отчаянием; ей показалось, что она низвергается в прежнюю бездну, и привидения засыпают ее землей. Анастасия разбудила мать свою, которая, оградив ее крестным знамением, внушила ей самой креститься и мысленно читать молитву. После этого Анастасия несколько забылась, и в этом состоянии, полусонном и полубодрственном, увидела свет, подобный полуденному блеску солнца, и Архангела Михаила, вблизи стоящим, который сказал ей: «Не бойся, теперь все прошло». Очнувшись, она начала вслух матери радостно благодарить св. угодника Божия Тихона и Михаила Архистратига небесных сил. «С того времени,— как показала мать исцеленной, свидетельница болезней и чуда,— с того времени, за молитвами великого угодника Божия и чудотворца Тихона, также покровительством Архангела Михаила, она, благодаря Бога, находится по-прежнему в здравом уме, беспрепятственно ходит к Богослужению в церковь, молится дома, благоговейно чтит святыню, ко всем ближним питает любовь и ревностно заботится о домашнем хозяйстве».
   Бывши во второй раз в Задонске, при самом уже открытии святых мощей святителя Тихона, Анастасия Свиридова о чудесном своем исцелении — сама поведала духовному начальству, по распоряжению которого это событие в то же время было записано и потом подвергнуто законному обследованию. Все лица, по сему делу спрошенные, заявили свои личные наблюдения согласно с показаниями исцеленной и истинность всего события засвидетельствовали под присягой: сама исцеленная, мать ее Евдокия Васильевна, муж Димитрий Свиридов, свекор Илья Свиридов и пять человек ее соседей по местожительству.
   Дочь умершего в 1848 году Тульского оружейника Василия Никитича Рудакова, девица Евдокия, имеющая ныне от роду 21 год, до 11-ти лет своей жизни не имела никаких тяжких недугов. А в 1851 году, по осени, была она в праздник Покрова Пресвятой Богородицы у своей тетки, мещанки Александры Никитичны Подовинниковой, и на другой день, в 8-мь часов утра, возвращаясь домой с девицей двумя годами старше ее, Анной Алексеевой, дочерью оружейника же (ныне она состоит в замужестве за оружейником Александром Палиным), нечаянно споткнувшись, упала и так крепко ушиблась, что лишилась сил идти домой. Анна Алексеева, спутница ее, с большим трудом притащила её к дому. Бедная Евдокия пролежала дома на одре болезни шесть недель, после чего лишилась владения руками и ногами и еле двигалась по комнате. Тогда отвезли её в городскую больницу, где она, при всех удобствах и попечениях, лечилась три месяца, но по трудности болезни облегчения не получила. В 1857 году, через шесть лет после ушиба, болезнь усилилась: Евдокия не могла ходить, на каждом шагу падала, никакого дела не в силах была взять в руки, даже не имела крепости подняться, а лежала постоянно в постели.
   В 1861 году, ко времени открытия св. мощей блаженного Тихона, она приехала в Задонск, по надлежащем церковном приготовлении, причастилась Св. Таин и 12 августа, по окончании Божественной литургии, принесена была к могиле святителя Тихона. Измученная тяжким и продолжительным недугом, Евдокия, от глубины души, с горьким плачем молилась пред иконой Божией Матери, утвержденной на колонне (памятника) над могилой, прося и святителя Тихона, вместе с Богородицей, предстательствовать за нее у Бога. В молитве, окрыленной верой и надеждой, она просила себе исцеления, и эта молитва привлекла к ней чудодейственную силу. Тут же, на месте ее слез и моления, возвратилось к ней свободное действование руками и ногами. Принесенная к могиле святителя больной, она, возблагодарив Господа, в тихом восторге сердца, сама, без всякой сторонней поддержки, пришла к дому, в котором остановилась в Задонске. После чудного исцеления Евдокия еще десять дней прожила в Задонске, пока душа ее не излилась в чувствованиях благодарности к Богу, дивному во святых, и в течение сих дней постоянно ходила в Задонский монастырь на все Богослужения.
   На обратном пути в Тулу она сама выходила из тарантаса без всякой поддержки, а всходила в экипаж, из предосторожности, окруженная попечением кого-нибудь из своих спутников.
   В настоящее время она не в состоянии еще исполнять трудных и тяжелых работы (например, поднимать тяжести), чувствуя при таких попытках неловкость в локтях, но вообще владеет руками хорошо: свободно прядет пряжу, вяжет чулки, убирает комнаты и вместе с другими исполняет разные домашние нетяжелые работы. В ногах осталась еще слабость, не позволяющая ей ходить далеко; но с отдыхом и на неотдаленное пространство, особенно дома, она ходит ныне без участия и попечения других.
   Получив в Задонске от Высокопреосвященного Исидора в благословение икону свт. Тихона, она с усердием ежедневно приносит пред ней молитвы и надеется, по милости Божией и предстательству свт. Тихона, получить совершенное выздоровление.
   Чудо сие, при тщательном его исследовании, в числе многих других очевидцев подтвердили с призыванием под присягой самого Бога во свидетеля истины, сама, получившая исцеление Евдокия Васильева Рудакова, бывшая свидетельницей ее ушиба Анна Алексеевна Палина, и ее же дядя и восприемник, Тульский оружейник Иван Рудаков.
   Тульской губернии и уезда, сельца Воловникова, жена временнообязанного из крестьян г. Хрущева Афанасия Васильевича, Агриппина Климентьевна, 25-ти лет от роду, с раннего возраста чувствовала по временам головную боль. После же выхода в замужество, когда ей исполнилось 17 лет, в ней обнаружились от неведомой причины припадки беснования, с которыми соединялись еще, как у бесноватого в Евангелии упоминаемого (Мф. 12:22), глухота, немота и потеря зрения.
   Несчастная всегда подтвергалась беснованию при звуках благовеста, призывавшего верных к литургии. Когда она оставалась и дома в часы принесения бескровной жертвы; меньше чувствовала страданий, но не избавлялась от них. Так победоносна для падшего духа, исконного человекоубийцы, искупительная жертва Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа! Когда же бесноватую, всегда против ее желания, приводили в церковь, то в важнейшие минуты Богослужения, как, например, при чтении Евангелия и т. п., она падала на пол, билась, странным голосом выла и рыдала, не произнося, однако же, внятных слов, не открывая глаз, не чувствуя голоса и никаких стараний, унимавших ее. В то же время, к ужасу зрителей, живот у нее увеличивался и делался твердым, подобно камню. Для беспрепятственности Богослужения и спокойствия молящихся ее выводили вон из храма; она постепенно и нескоро приходила в себя и не в иное время опять могла войти в церковь, как уже по совершенным окончании Богослужения. Из церкви пришедши домой, она целый день лежала в сильном изнеможении. На другой день она хотя могла ходить и кое-что по хозяйству делать, но, обыкновенно, чувствовала себя еще очень слабой. Таким же припадкам, только сравнительно с наименьшей силой и продолжительностью, подвергалась она во время молебствий, совершаемых священно-церковно служителями в месте ее жительства — у родных. Около восьми лет продолжались такого рода страдания.
   Услышав о предстоящем открытии мощей святителя Тихона и о благодатных исцелениях у его гроба, бесноватая уговорила своего мужа, Афанасия Васильевича, сопутствовать ей в Задонске, имея в мысли помолиться там, у св. мощей Тихона, о своем исцелении. Искренняя уверенность в благодатной силе святителя поддерживала ее в трудном, по мучительному состоянию ее души, путешествии.
   В день торжественного открытия св. мощей несколько человек с большим трудом едва могли приблизить ее, по причине отчаянных ее сопротивлений, к чудотворной раке свт. Тихона, и когда к самым нетленным мощам приложили ее голову, то страдалица мгновенно получила полное исцеление, и домой возвратилась совершенно свободной от беснования.
   Родственники ее, свидетельствуясь совестью и Богом, показали под присягой, что «Агриппина возвратилась из Задонска совершенно здоровой; и когда мы после того, но обыкновению, брали в свой дом св. иконы, то она уже не боялась их, не бегала от них, как прежде, а вместе с дядями ходила за ними в церковь; и как в церкви при службе Господней, так и дома при молебнах, спокойно молилась Богу».
   В настоящее время Агриппина живет вместе с мужем, по его занятиям, в Москве. Оттуда Афанасий Васильев извещает родных, что жена его, слава Богу, со времени исцеления пребывает в полном здоровье.
   Показание сие удостоверили присягой: отец исцеленной Климент Онисимович, мать ее Любовь Яковлевна, родной дядя ее Иван Онисимович и другие ее близкие родные, и люди сторонние, мужского и женского пола, в числе 15-ти человек.
   Воронежской губернии, Землянского уезда, села Дехтевого, государственная крестьянка, девица, Стефанида Федоровна, по фамилии Черных, 19-ти лет от роду, с детства была здорова; но 8 ноября 1857 года, как показали согласно с ней ее ближайшие родственники, она от удара в поясницу получила постоянный недуг. Обе ноги у нее были скорчены (сведены), и больная, потеряв всякую возможность ходить, до самого исцеления, в течение трех с половиной лет, лежала в постеле и притом на одном правом боку. Заниматься она ничем не могла, даже пищу и питье принимала в обыкновенном своем лежачем положении. В первое время болезнь ее сопровождалась такой сильной болью, что Стефанида постоянно кричала во весь голос, не давая покой семейству своему и возбуждая во всех грусть и сострадание. В послдедующее время, освоившись с своими страданиями, она сделалась спокойнее, крики ее превратились в болезненные стоны, по временам раздававшиеся в ее избе. «Боже мой! — думали многие, смотря на больную,— за что этот человек страдает? Кто теперь возвратит ей природную крепость и силу? Как возвеселилась бы душа ее, если бы она получила здоровье? Какую отраду доставило бы это выздоровление всем знающим больную?»
   Милосердный Господь Бог послал ей действительное врачевство в нетленных останках святителя Тихона.
   К открытию св. мощей его отец болящей Стефаниды государственный крестьянин Федор Черных, со своей матерью по имени Евфимией, привезли больную в Задонск. 14 августа, после обедни и благодарственного молебна, Федор с чужой, ему неизвестной женщиной, принесли в церковь больную, приложили ее к мощам святителя Тихона и, вынесши из храма на своих руках, положили на монастырском дворе на траву, ожидая действия благодати Божией. В это время подошла к ним какая-то неизвестная им монахиня и советовала больной встать. Стефанида отвечала, что она больна и уже несколько лет не ходит. Тогда монахиня стала рассказывать об исцелениях, дарованных угодником Божиим Тихоном многим больным, как она слышала и сама видела; нагнулась к больной и, взяв её под руки, подняла. Немогшая прежде ходить, больная свободно встала. Стоявшие возле подали ей палку, она без сторонней помощи прошла несколько сажень и потом села, тогда как прежде, во все продолжение болезни не могла и сидеть. В настоящее время она проживает дома и, по общей слабости сил, с посохом в руках свободно ходит по селу в храм Божий на общественную молитву.
   Свидетели ее болезни и исцеления, вместе с самой Стефанидой, единогласно приписывают ее выздоровление чудотворной силе от св. мощей святителя Тихона, — что, по убеждению совести и по несомненности самого явления, подтвердили под присягой: сама исцеленная от болезни Стефанида Федоровна, мать ее, государственная крестьянка Анна Егоровна, бабка ее Евфимия Иулиановна Черных и восемь человек крестьян из одного с ней села. (При исследовании отец Стефаниды был в отлучке).
   Воронежской губернии, Хоперского уезда, села Артюшкина, из временнообязанных — дворовая девица помещика Сергея Николаевича Доломанова — Татьяна Андреевна Оболенская, 49-ти лет, с малых лет находилась в услужении у господ своих и с ними всегда ездила в разные места. До сорока лет она была здорова. В 1852 году помещица Дарья Павловна Доломанова (уже умершая) поздней осенью поехала в село Тихвивское, расстоянием на 40 верст от Артюшкина, взявши с собой и Татьяну. Проживши там около месяца, они возвращались домой уже с наступлением зимы. Не запасшись теплой одеждой и понадеявшись на крепость своего здоровья, Татьяна Оболенская так простудилась в пути, что по приезде к дому не могла идти и вынесена из экипажа. С того времени у нее открылось сильное онемение в обеих ногах, и припадочные конвульсии ежемесячно повторялись при каждом новолунии и полнолунии. Жителям села Артюшкина известно было, что больная в течение почти девяти лет много раз прибегала к медицинским средствам, но облегчения, по крайнему упорству болезни, не было.
   В начале августа 1861 года, услышав об открытии св. мощей, она поехала в Задонске с матерью своей, дворовой женщиной Марфой Григорьевой, просить помощи у новоявленного угодника Божия Тихона. Приехав в Задонск 11-го числа августа, она внесена была во двор монастырский матерью и двумя прибывшими с ней на поклонение женщинами: женой дьякона села Артюшкина Анастасией Вязовой и города Новохоперска мещанкой Евдокией Богдановой, а в церковь, по множеству теснившегося народа, ее внесли того же дня вечером и приложили к раке святителя, в коей он почивал до открытия св. мощей, два неизвестные ей мужчины. С полным упованием на Бога и с верой на предстательство свт. Тихона, приложилась больная к раке со св. мощами. святитель Божий благосердно принял ее молитву, и девятилетняя страдалица мгновенно почувствовала во всем организме, и особенно в ногах, облегчение, так что с малой только помощью других, но уже на своих ногах, вышла она из церкви, и одна, без поддержки других, долго стояла на церковном дворе, в умной молитве благодаря Бога и святителя Тихона за исцеление. В настоящее время припадочных конвульсий с Татьяной Оболенской не бывает, и она ходит на своих ногах, хотя не без помощи других.
   Все упомянутые в настоящем событии лица, бывшие его очевидцами, вместе с исцеленной, законным порядком подтвердили его, приписывая исцеление чудотворной силе от св. мощей новоявленного угодника Божия Тихона Задонского и всея России чудотворца.
   Орловской губернии, Елецкого уезда, деревни Баевки, государственного крестьянина Тимофея Баева дочь, девица Надежда, 27-ми лет от роду, обученная и грамоте, на восьмом году своей жизни сделалась больна и пролежала в постели весь год. Болезнь, как сама помнит доселе, она чувствовала во всем теле, но в частности страдала колотьем во всех членах, не могла действовать ни руками, ни ногами, и сверх того у нее образовались горбы спереди и за плечами. В 1843 году родители возили в этом положении больную в г. Задонск и там носили ее в пещеру, в которой почивали в то время мощи угодника Божия Тихона. Когда приложили ее к гробнице святителя, больная мгновенно получила владение руками и ногами и чувствовала особенную легкость во всем теле, так что начала, хотя с трудом, ходить. Горбы, однако, не только не выпрямились, но стали больше расти, от чего она с трудом дышала. В таком положении Надежда провела несколько лет.
   Прослышав об имеющем последовать торжественном открытии многоцелебных мощей святителя Тихона, она, приняв большие труды, с твердой верой в душе и с посохом в руках, пришла 11 августа в Задонск перед началом всенощного бдения, и никуда не заходя, прямо отправилась на монастырский двор, к святому храму. Здесь вере и терпению болящей предстояли большие испытания, как было и в те дни, когда Спаситель непосредственным действием благодати Своей врачевал немощи недужных. Как только остановилась она во дворе, почувствовала сильную слабость во всех членах и больше не могла двигаться. Время было теплое, народу множество. Больная, жаждущая молитвенно коснуться устами гробницы святителя, не могла за теснотой исполнить своего желания и, в надежде воспользоваться ранним утром, провела ночь на монастырском дворе. На другой день, 12 августа, с ней сделались корчи, слабость во всем теле увеличилась, открылась необыкновенная зевота, раздирающая рот, и глаза от судорожных движений как бы выходили из своих мест. Она впала в совершенное беспамятство и лежала на голой земле. Когда же начала приходить в себя, какое-то приятное ощущение разлилось по ее телу; ей представилось, что звезды на небе горят особенным ярким светом, что ей дал кто-то, как будто наяву, небольшую икону в золотом окладе. Но кто именно дал эту икону, какой святой изображен на ней, того она ни припомнить, ни вообразить себе не может. Стоявшие вокруг нее ничего этого не видали. Опамятовавшись же совершенно, она чувствовала значительное облегчение, но ходить не могла. В воскресение, 13 августа, до начала литургии принесли её в соборный храм, в котором накануне поставлены были св. мощи среди церкви. Когда во время святительского входа св. мощи понесли в алтарь, она, сидя на полу, сподобилась чувственным зрением увидеть ясно пред собой святителя Тихона. Святитель, наклонясь к ней, взял её десницей своей под мышку правой руки и поставил на ноги. После этого Надежда стояла во всё продолжение литургии и сама уже подходила к царским вратам для принятия Св. Таин.
   По полученным недавно сведениям, она в настоящее время во всем теле чувствует легкость и крепость, горб спереди уменьшился уже наполовину, задний также заметно сократился, рост в теле увеличился, стан выравнивается, дыхание сделалось свободным и ходит она беспрепятственно.
   О действительности этого чуда, по принесении присяги, засвидетельствовали: сама исцеленная Надежда Баева, ее родители и 20 человек людей сторонних.
   Орловской губернии и уезда, села Философова, жена временнообязанного (из крестьян Г. Шениг) Емельяна Егоровича — Мазнева Агрипина Тихоновна, 21-го года, в 1858 году сначала почувствовала сильную в голове боль, потом у нее свело руки и ноги. Она перестала ходить и начала ползать. Родные кормили, поили ее и вообще ходили за ней, по народному выражению, как за малым ребенком. Впрочем, все ее болезненные припадки были проявлением беснования, главного недуга, которым она была одержима.
   Надежда на благодатное исцеление при мощах святителя и Чудотворца Тихона побудила ее просить мужа и родных сопутствовать ей в Задонск. Страждущую уложили в телегу и повезли. Когда приближались к Задонску, с ней сделались столь сильные припадки беснования, что спутники едва могли удержать её в телеге. Бесноватая получила необыкновенную силу, изорвала на себе всё платье, рвалась и металась во все стороны. Какая-то неведомая злая сила внутренно влекла её к реке Дону, текущей близ дороги, внушая страшную мысль утопиться — для избежания страданий. Одна только краткая молитва, которую она твердила, несколько облегчала ее страдание. Объясняя окружавшим её родным и прочим богомольцам, встретившимся по дороге, что злая сила тянет её к реке, она умоляла всех крепче держать её в телеге.
   Будучи привезена вечером 10 августа на мона­стырский двор, она постоянно находилась в конвульсиях, и своими страданиями, привлекая к себе толпы народа, наводила ужас на всех, которые любопытствовали её видеть. 12 августа несколько человек понесли её в теплую Рождества Пресвятой Богородицы церковь, где с 1846 года покоились в честной раке (гробнице ) св. мощи блаженного Тихона, и приложили к гробнице. В это время с пламенной молитвой она взывала к святителю, умоляя его из глубины сердца разрешить ее от недугов. После сего, благодатью Божией по молитвам святого, она получила свободное движение в руках и ногах, избавилась от беснования и ныне проживает в Орловской губернии, в городе Ливнах.
   О своих страданиях и исцелении Агрипина Мазнева еще в Задонске объявила для славы Божией духовному начальству, а при последующей затем проверке сообщенных ею сведений действительность страданий и благодатного посещения подтвердили под присягой муж исцеленной Емелиан Мазнев, две родных сестры ее: Евдокия и Анастасия Тихоновы и, кроме их, о страданиях Агрипины показали по священству села Философова: священник Василий Воскресенский и дьякон Алексей Никольский, не бывшие свидетелями самого исцеления.
   Тульской губернии, Богородицкого уезда, прихода села Спасского, деревни Коптевки, временнообязанный крестьянин помещика Алексея Стефановича Хомякова Мартин Семенов, по прозванию Купцов, 70-ти лет от роду, по приведении к присяге, показал, что в 1859 году, 20 февраля, на Сырной неделе в четверток, пошел он в соседнюю деревню Котовку по своим надобностям к крестьянину Авксентию Павлову. После обеда пошел он в сенник отдохнуть и уснул. Крестьянин Павлов разбудил его. Он почувствовал в левой руке, в боку и ноге онемение, и сам не мог встать, а поднял его Павлов и отвез домой. В доме употреблены были кровопускание и другие врачебные пособия, но болезнь до того усилилась, что его переворачивали с боку на бок. Болезнь сия продолжалась более года. После несколько ослабела. Он, хотя с величайшим трудом, начал с палкой перетаскивать ногу. Услышавши о готовящемся открытии мощей свт. Тихона в Задонске, он возымел желание поклониться св. мощам. В дороге шел не более семи верст в сутки.
   Пришедши в Задонск 9 августа, он приложился к раке свт. Тихона, и в то же время почувствовал, что онемение несколько разрешилось, он стал чувствовать более развязности в руке и в ноге. В этот день он в первый раз мог сам подпоясаться. На обратном пути он мог уже проходить от 15 до 20 верст в сутки, хотя совершенного выздоровления еще не чувствует.
   Справедливость сего засвидетельствовали: священник приходской по священству, пять человек родственников и несколько соседей под присягой.
   Орловской губернии, города Ливны, солдатка, вдова Евфросиния Гавриловна Бабичева, 48-ми лет от роду, под присягой показала, что она, занимаясь мелочной продажей яблок и проч., 6 лет тому назад на ярмарке в Ливнах, в день Усекновения главы св. Иоанна Крестителя, в ненастную и дождливую погоду промочила и застудила ноги и почувствовала в них судороги. Так как она сама не могла уже идти, то наняла мужичка, который и привез ее с товаром в квартиру, занимаемую ею у двоюродной сестры в пригородной слободе. В продолжении 6-летней болезни своей она, по причине бедности своей, ничем не лечилась. Священник несколько раз ее исповедовал и приобщал Св. Таин, и однажды пособоровал. Болезнь ее, постепенно усиливаясь во всем теле, дошла до того, что она не могла не только ходить, но даже и лежать на спине, а находилась почти в висячем положении с помощью укрепленного над ее кроватью шеста, за который она держалась попеременно то одной, то другой рукой, и питалась приношениями от двоюродного брата и других. Когда услышала она в июле месяце сего года об открытии мощей святителя Тихона в г. Задонске, то мысленно молилась ему усердно о помиловании ее и дала обет идти в Задонск на поклонение угоднику Божию, как скоро будет иметь облегчение. С того времени она начала вставать с постели и ходить по избе, опираясь на палку. В последних числах месяца июля, она, хотя с большим трудом, отправилась в Задонск, пригласила с собой пятнадцатилетнюю племянницу свою, девицу Надежду Сахарову. В пути, при ежедневном постепенном облегчении, не более, чем за неделю, она пришла в Задонск.
   В августе 1-го числа, приложившись к надгробию святителя Тихона, она получила совершенное исцеление. О сем объявила она архимандриту Задонского монастыря и осталась, по усердию, до открытия мощей. В сие время она увиделась в Задонском монастыре с купцом Шубиным, который знал о ее болезни и питал ее во время оной, и рассказала ему о своем исцелении.
   С призванием имени Божия под присягой подтвердили о сем три человека, знающие о ее болезни.
   Тульской губернии, Епифановского уезда, деревни Извольской, Казановки тоже, помещика Льва Львовича Карбоньер временнообязанный крестьянин Климент Онуфриев под присягой показал: три года тому назад, по уборке хлеба в осеннее время (это было в воскресенье), домашние его пошли в поле для сгребания жнивы. Он приехал туда же, наложил жнивы воз и привез оный домой без всякой помехи. Так как до вечера оставалось еще довольно времени, то он поехал второй раз. В сей раз домашние его наложили воз больше прежнего. Он находился на возу и увязывал его веревкой. Когда натягивал веревку, она оборвалась, и он упал с воза и ударился о землю так сильно, что расшиб себе голову. Так как он упал на правый бок, то отшиб себе правую руку и правую ногу. Семейные его свалили жниву, положили его на телегу и почти замертво привезли домой. По ночному времени и дальнему расстоянию от села никто не решился ехать за священником. На другой день священник исповедовал его, приобщил Св. Таин и пособоровал. С того времени он не владел правой рукой, не мог ею перекреститься, а молился левой. Ходить он мог не иначе, как с помощью других, и то передвигая правую ногу. Оттого обувь на правой ноге изнашивалась скорее, нежели на левой. Шея его также сильно была повреждена. Он думал, что навсегда останется калекой. Когда сделалось известным об открытии мощей свт. Тихона, он возымел сильное желание побывать в Задонске. С большим трудом он дотащился до Задонска. Когда наряду с другими он приложился к мощам свт. Тихона, почувствовал облегчение от своей болезни. После сего он не рассудил долее оставаться в Задонском монастыре и отправился обратно домой. На дороге заметил в себе перемену к лучшему. Ногой он стал свободнее идти и рукой мог креститься. Удивлялся он сей перемене и сам себе не верил.
   Отошедши верст двадцать пять от Задонска, он остановился ночевать в доме церковного старосты, куда по какой-то надобности пришел приходской священник. Он рассказал священнику о своем исцелении, и священник сказал ему, что он не хорошо сделал, что не заявил в монастыре о своем исцелении. Ему не хотелось возвращаться в монастырь, однако же решился возвратиться и объявил в монастыре о своем исцелении. В настоящее время он может посещать храмы Божии и по силе своей помогает домашним в их занятиях. По исцелении своем ходил для богомолья в некоторые святые обители.
   О болезни и выздоровлении засвидетельствовали под присягой 6 человек соседей.
   Орловской губернии, города Ельца, мещанина Андрея Максимова сын, Тимофей Андреев, 18-ти лет от роду, по приведении к присяге показал:
   На седьмом году возраста своего почувствовал он сильную ломоту в обеих ногах. Вскоре открылись на оных раны от колен до пят. Раны более были около ступни. От сего он едва передвигался, то с палкой, то ползком, около 10-ти лет. Услышав об открытии мощей свт. Тихона, он, Тимофей, пожелав быть в Задонске, выполз из дома на четвереньках в сопровождении матери. На третьей версте он почувствовал облегчение и хотя с болью, но на ногах пошел с другими. Пришедший в Задонск 11 августа он вместе с матерью пошел ко всенощному бдению. За множеством народа не мог приложиться к раке свт. Тихона, он взял из лампады, висящей пред мощами, масла и выпил оное. После сего ему сделалось гораздо легче. 11 августа он приложился к мощам свт. Тихона и почувствовал еще большее облегчение. Раны на ногах начали вдруг затягиваться По возвращении из Задонска начал ходить свободно. Удостоверили о сем: местный священник по священству, пономарь сей же церкви, отец, мать, свояк больного и один из соседей.
   Орловской губернии, города Ельца, мещанин Иван Васильевич Рязанов под присягой показал: в 1861 году, в последних числах февраля месяца, приключилась ему болезнь, как предполагает он, от простуды. Сзади костреца появилась шишка в куриное яйцо и с продолжением времени быстро разрасталась и наконец сделалась величиной почти с человеческую голову. От сей болезни у него была сильная стрельба от шишки по самую ступень правой ноги и продолжалась день и ночь. Ходил он с большим трудом с помощью костыля. Для облегчения от страшного мучения. прибегал он к разным медицинским пособиям и к простым женщинам, но облегчения ни малейшего не получил. Услышавши о близком открытии мощей свт. Тихона, он дал обет ехать в Задонск. В пятницу 11 августа он удостоился приложиться к гробнице свт. Тихона и тут же почувствовал облегчение в болезни. Стрельба совершенно уничтожилась, и он пошел свободно без костыля. Из Задонска на пути домой он прошел 15 верст с палочкой. Стрельбы по сие время не ощущает. Но по приезде домой он увлечен был простыми бабками — их средствами лечения в намерении извести шишку разными припарками. В настоящее время он затрудняется в ходьбе. Нога у него как бы одеревенела. Но стрельбы и по настоящее время не чувствует.
   Справедливость сего под присягой подтвердили: жена, тетка и двое соседей.
   Курской губернии, Старооскольского уезда, села Никольского, деревни Ржавца, вдова, дворовая женщина наследников умершего поручика Викторова, Елизавета Давыдовна Безбородова, 69-ти лет от роду, мать глухонемого Василия Леонтьевича и родная сестра его Варвара Леонтьевна, по мужу Васильева, солдатка 35-ти лет от роду, под присягой показали: Василий, имеющий от роду 32 года, глухонемой, до 5-летнего возраста не ходил ногами. С сего времени начал ходить слабо, согнувшись. Глазами смотрел неясно и почти всегда их зажмуривал. Ни о чем не имел понятия. Крестного знамения сам никогда на себе не мог положить. Когда подавали ему есть, то мать его крестила своей рукой. Есть не мог просить, хотя бы и до двух дней не ел. Подавали пищу ему или мать, или сестра. Во всю жизнь свою он сидел, пригнув голову свою к коленам. Редко сам мог приподняться; но на все требовалась сторонняя помощь. Спал немного и то тревожно. Как он был бессмыслен, то и свойства он был спокойного и необидчивого. В первых числах августа сего 1861 года сестра его Варвара положила твердое обещание вести его с собой в Задонск. С большим трудом Варвара вела Василия. Почти целый день едва могла она пройти с ним две версты, так как он, то ведомой ею, то сам, положив на нее руку свою, шел слабо, вяло и сгорбясь. Когда они вышли на Воронежскую дорогу, то сторонние ехавшие, из жалости и сострадания взяли их на свою повозку и довезли до Воронежа. От Воронежа также прошли они версты четыре, но Василию было легче. Разные поклонники, ехавшие в Задонск, подвозили их, кто сколько мог. Таким образом они доехали до Задонска. Когда Варвара с Василием вошла в церковь, и он приложился к мощам свт. Тихона (куда Варвару не допустили, а только одного Василия) и после сего подошел к сестре своей, то она заметила тотчас в нем перемену. Он начал креститься, целовал крест, бывший у него на груди, начал ходить прямее, хотя держал при себе два костылька. Они прожили в Задонске полтора месяца. Василий все более и более укреплялся в ногах и стал ходить прямо, без всякой сторонней помощи. Из Задонска пошли они пешком. В дождливое время их кто-либо подвозил. Из Задон­ска заходили в Елец, из Ельца в Ливны и 23 октября возвратились в Старый Оскол. В настоящее время глухонемой Василий, привыкший более других к сестре своей Варваре, наставляемый от сестры знаками, стал молиться Богу, ходить с ней в церковь, может сам пред иконой поставить свечу, может креститься и изредка класть поклоны, целует часто на груди висящие у него иконы разных святых, пьет, ест, спит мало, но спокойно. Скоро он ходить не может, но ходит прямо и тихо. Говорить и слышать не может, а о нужном показывает иногда знаками. Ведет себя скромно.
   Справедливость показания о предшествующем состоянии глухонемого Василия подтвердили многие под присягою; и о настоящем его состоянии удостоверил своей подписью города Старого Оскола соборный протоиерей Евфимий Казминский.

Благодатные исцеления по молитвам к святителю Тихону, Задонскому и всея России чудотворцу, объявленные после открытия честных его мощей.

   Города Задонска, купеческая вдова Анисия Михайловна Дмитриева, 38-ми лет от роду, живущая на улице Одноличке, получила исцеление от святителя Тихона следующим порядком: в 1856 году заболела у нее правая нога и, несмотря на лечение, покрылась вся глубокими и большими ранами. Врачи предлагали ей, как последнее средство, отнять ногу, во Анисия на это не согласилась. Потом болезнь перешла на левую ногу и на обе руки. Раны на всех этих членах были ужасны; во многих местах из-за них виднелись кости. Болезнь продолжалась пять лет. 18 июня 1861 года, во время бывшего в Задонске большого пожара, сгорел ее дом и все имущество. Поместившись в шалаше, устроенном на пепелище, она особенно скорбела о сгоревшем образе свт. Тихона, пред которым в молитве и слезах, во все время болезни, находила единственное утешение. 30 июля увидела она в полусне, и как бы на яву, в прославленном виде свт. Тихона, который вошел к ней в святительской мантии, со Святыми Дарами в руках. Святитель предсказал, что скоро она будет здорова и дал ей причастие Св. Даров. В ту же минуту, проснувшись, больная почувствовала уже значительное облегчение, а в следующие за тем шесть дней все раны ее чудодейственно зажили, и к ней возвратились снова силы и здоровье. (Объявлено и записано 1 сентября 1861 г.).
   Тамбовской губернии, города Липецка и тут же живущий мещанин Максим Алексеев, 1 сентября 1861 года привез в Задонский монастырь четырехлетнего сына своего Василия, который с колыбели тяжко страдал от каменной болезни, не имея покоя ни днем, ни ночью. В этот же день на всенощном Богослужении и потом на молебне Алексеев молил свт. Тихона и сыну внушал молиться об исцелении от болезни. Святой угодник Божий скоро услышал общую их молитву: в ночь на 2 сентября у дитяти без всякой боли вышел камень и болезнь прошла. (Заявлено и записано 2 сентября).
   Города Ельца, пригородной слободы Ольшанца, однодворческая вдова Акилина Кондратьевна Колычева, 60-ти лет от роду, живущая в самой слободе, в 1858 году, вследствие тяжкой болезни, лишилась употребления ног. Только по комнате, и то с большим трудом, она могла переходить от одного стула до другого. Замечательна вера ее! Она всю жизнь свою питала глубокое уважение к святителю Тихону, и в болезни от него ожидала врачевания. Вскоре по открытии честных его мощей ей виделось во сне, что она со слезами молит новопрославленного святителя об исцелении ног от болезни, и что он точно исцелил их. Проснувшись, больная действительно нашла себя здоровой и стала свободно ходить. В течение двух первых дней сентября она пришла пешком в Задонск, от места ее жительства отстоящий на 40 верст, и для славы своего благодатного врача 4 сентября объявила о сем чуде.
   Рязанской губернии, Ряжского уезда, села Голдаева, государственный крестьянин Николай Ефимович Кузнецов, в начале сентября прибыв в Задонск на поклонение новоявленному чудотворцу святителю Тихону, объявил следующее: Рязанской же губернии, Сапожковского уезда, села Можар, государственный крестьянин Тимофей (отчество и фамилию его Кузнецов забыл, но в Можарах, сказал, этого человека всякий укажет), 17 лет от роду, по неведенью не объявил в Задонском монастыре о чуде, совершившемся над ним при мощах свт. Тихона; и потому убедительно просил его, Кузнецова, заявить о нем монастыр­скому начальству. Это чудо по очевидности своей поразительно! Тимофей от рождения до настоящего своего возраста был нем, ни слова не говорил и объяснялся мимикой. Руководимый надеждой на свт. Тихона, он пришел в Задонск на праздник открытия св. мощей Его, с молитвой о своей скорби приложился к ним, и с тех пор у него открылся дар слова, и теперь бывший немой свободно говорит и славит Господа. (Записано 4 сентября).
   Тамбовской губернии, Лебедянского уезда, заштатного города Доброго, дочь государственного крестьянина Ивана Карповича Гурьева и жены его Параскевы Филипповны — Минодора, 17-ти лет, также от рождения была глухонемой: она не чувствовала никаких звуков, даже звона колоков и потрясающих ударов грома, а равно и не произносила ни одного слова. Пришедши с матерью в Задонск 18 августа, она с молитвой и слезами приложилась к целебным мощам святителя Тихона и потом была покрыта его мантией. В это самое время у нее открылся слух. Теперь же, точно малое дитя, она учится говорить вслед за другими, и уже многие слова произносит довольно внятно. (Записано 10 сентября).
   Тамбовской губернии, Борисоглебского уезда, села Олешкова, дочь государственного крестьянина Павла Летуновского, находящегося ныне в военной службе, по имени — Татьяна, 11-ти лет от роду, с третьего года до настоящего своего возраста имела руки и ноги сведенными. А 9 сентября прошлого 1861 года, при мощах святителя Тихона, она получила совершенно свободное их употребление. (Записано 13 сентября).
   Из того же семейства крестьянка Ксения Летуновская, 37 лет от роду, страдала ломотой в руке, которая 10 лет была от болезни скорчена. В тот же день и она при мощах святителя Тихона получила свободное движение рукой и избавилась от ломоты. (Записано 13 сентября ).
   Тульской губернии, Веневского уезда, села Марыгина, дворовая девица помещика Алексея Николаевича Павлова — Домна Григорьевна Макарова, в начале сентября 1861 года на правой, уже болевшей ноге получила «антонов огонь». Врачи положили отрезать ногу, в противном случае предвещали неминуемую смерть. Но Домна, не согласившись на операцию, с живой надеждой обратилась к новопрославленному чудотворцу Тихону с молитвой о помощи, и в душе своей дала обет при малейшей возможности пойти пешком в Задонск на поклонение ему. В тот же самый час, как принято было такое решение, разлитие «антонова огня» прекратилось — и, по ее выражению, нога одеревенела. Прибрав костыли, больная отправилась в Задонск, в там 17 сентября, при мощах святителя, получив полное и совершенное исцеление, возвратилась домой без костылей, с здоровыми ногами. (Записано 19 сентября).
   Тульской губернии, Ефремовского уезда, села Дубик, государственная крестьянка, девица Дарья Михеева Миленькова, 35-ти лет от роду. С 1852 года впала в сумасшествие известного рода и совершенно перестала говорить. В 1853 году она ходила, в сообществе с другими, в Соловецкий монастырь и там, молитвами святых Зосимы и Савватия, получила дар слова, но до 7 сентября прошлого года оставалась в умопомешательстве. 7 сентября, по силе прикосновения к мощам святителя Тихона, благодатью Божиею, к ней возвратился и здравый рассудок. (Записано­ 20 сентября ).
   Города Воронежа, частного пристава коллежского асессора Рафаила Ивановича Пуговишникова, дочь Елена, имеющая ныне 16 лет, с давнего времени страдала от нестерпимой боли позвоночного столба, так что прикосновение к шее платка или самой легкой косынки производило сильнейшую боль, особенно у самой головы. Испытаны были к излечению болезни попеременно все медицинские средства, но оказались недействительными.
   В январе прошлого 1861 года болезнь усилилась. Со слезами страждущая просила святителя Тихона о помощи и дала обет вместе с матерью съездить в Задонск, помолиться Ему. Болезнь в тот же час прекратилась, и Елена с тех пор пребывает совершенно здоровой. (Записано 7 октября).
   Здесь представлены чудотворения, так сказать всенародно совершавшиеся, обследованные и засвидетельствованные гласно. Но были проявления благодати Божией по молитвам свт. Тихона и такие, которые, как мы прежде заметили, остаются тайной лиц, удостоившихся оной. Так, 2 января сего 1862 года мы получили от одной образованной и добродетельной особы письмо, в котором говорится следующее: «Вы желаете иметь сведения о бывающих чудесах по молитвам святителя Тихона, но они бесчисленны, — и вот я, грешная, свидетельствуясь самим Богом, могла бы сообщить вам два случая дивного исцеления; но, по смирению своему, исцеленные не хотят заявить о них гласно: одна из них ударилась сильно грудью и могла бы получить рак от затверделости, которая образовалась вследствие ушиба, но приложив вату и масло от мощей святителя Тихона, она уснула и встала совершенно здоровой, и в благодарение после служила молебен святителю. Другая, помолившись с верой перед его образом, который теперь у нас освящен и украшен золотым ореолом, получила исцеление от внутренней долговременной болезни. И много, много есть случаев его милостивого и скорого пособия притекающим к нему!» Сила Божия и доселе в немощах совершается у Его честной и многоцелебной раки. Чудотворения, получившие гласность и должным образом обследования, со временем, вероятно, будут объявляемы во всеобщее сведение.
   Заключим наше повествование словами св. Златоуста: «Не только тела, но и самые гробы святых преисполнены духовных даров благодати. Если мертвый, коснувшись гроба Елиссеева, расторг узы смерти и снова возвратился к жизни; то ныне, когда настало время обильнейшей благодати и действий Духа превосходнейших, прикасающийся с верой ко гробу святого извлекает из него несравненно большую силу. Бог для того и оставляет нам тела святых, чтобы побудить нас к той же ревности, дать надежное прибежище и утешение в бедствиях, всегда нас окружающих. Посему, я призываю всех вас, в печали ли кто, в болезни ли, в обиде ли, в другом ли каком мирском несчастии, или во глубине греховной, теките сюда (т. е. к мощам свв. угодников) с верой, вы получите помощь и с великой радостью возвратитесь отсюда, приобретши одним воззрением облегчение совести».80.

    Значение благодатного прославления свт. Тихона для нашего времени: а) в отношении к государству Русскому, б) в отношении к отечественной Церкви, в) в отношении к слабым верой членам ее, г) в отношении к отделившимся от нее раскольникам и др., д) в отношении к римским католикам и протестантам. — Открытие св. мощей опровергает ложную мысль, будто бы просвещение несовместно со спасением души. — Урок, который это чудо благодати Божией внушает всем православным. — Молитва к святителю Тихону.
   В заключение благоговейного внимания ко всерадостному прославлению новоявленного святителя и чудотворца Тихона, попытаемся проникнуть в значение для нашего времени сего благодатного события, привлекшего на себя взоры и сердца всех верных Спасителю и Его св. Церкви.
   Прославление блаженного Тихона в лике святых, предуготовляемое Господом, как мы видели, в течение многих лет и пяти царствований, окончательно совершено во дни ныне благополучно царствующего императора. Ничего не бывает случайного и бесцельного в Царстве Божием, управляемом Пресвятой Троицей. И если в наше время совершилось торжественное прославление свт. Тихона, то, без сомнения, этим событием Господь Бог видимо внушает нам уверение в невидимом продолжении и во дни настоящего царствования, Своего пренебесного к нам благоволения. В нетленных и многоцелебных мощах святителя Тихона русский человек имеет твердый залог упования, что Господь благословляет царствование государя императора Александра Николаевича, что Он, Милосердный, по молитвам святителя Тихона, если только неуклонно будем хранить правила веры нашей, отвратит от нас всякие бедствия, что Он, Премудрый, благопоспешит и приведет к счастливому концу благие начинания сердца царева.
   Всенародное прославление свт. Тихона в теснейшем смысле принадлежит Церкви Христовой, и с этой стороны имеет для самой Церкви великое значение. Лицем святителя и чудотворца Тихона увеличивается сонм святых Православной Российской Церкви, и мы, чада ее, приобретаем в нем нового молитвенника о нас и споспешника спасению нашему. А еще прежде и важнее сего, настоящее действие благодати Божией убеждает нас, что наша отечественная, как и вся современная нам Православная Церковь — столь же свята и непорочна пред Богом, как была во дни древние, что в ее сердце хранится в чистоте и неповрежденности истина и благодать древней вселенской Апостольской Церкви, что она не есть неплодящая Церковь, но и доныне пребывает Церковью спасительной, делая нас, чад ее, несомненно сынами Света и наследниками Царства вечного. Питать к ней всесовершенное уважение, повиноваться во всем ее установлениям и правилам, есть священный и непременный долг каждого православного: ибо всякое отторжение от Православной Церкви, хотя бы оно было лишь внутренним, сокровенным действием души и состояло в несогласии чьих-либо мыслей и чувств с догматами, духом и учреждениями церковными, — ведет, несомненно, к душевной гибели.
   Должно сознаться, что у нас, как и везде, есть умы младенчествующие или духовно недозрелые, есть люди слабые верой, которые, увлекаясь ветром неправославных иноземных учений, а частью и суетностью собственных мыслей, не верят многим богооткровенным истинам, в частности — не признают чудотворной силы религии Христовой, отвергают нетление святых, сомневаются в самом почитании их и призывании молитвенном. Число таких лиц в сравнении с массой верующих, благодарение Богу, ничтожно, и от них слышатся суемудрые речи — собственно по недостатку религиозного воспитания и личных исследований, по безотчетному подражанию чужеземщине и из-за своекорыстного расчета прикрыть рубищем дряхлых мыслей разнузданность страстей и как-нибудь защитить пред людьми и своей совестью пороки своего сердца. Благопотребным и благовременным действием Св. Духа было в этом отношении прославление святителя Тихона. Дух Божий не потому ли, между прочим, и благоизволил явить это чудо теперь, что во дни наши наиболее, т. е. в большей массе и с более открытой свободой, стал развиваться дух неверия? По крайней мере, никак несомненно, что чудо открытия св. мощей Праведного Тихона служит лучшим вразумлением для неверующих нашего времени. Множество чудотворений, описанных нами (а сколько их еще не оглашены всенародно!), явственно подтверждают чудотворную силу Православной веры Христовой, утешительно уверяя нас, что благодать Божия не оскудела и для нашего времени, хотя не везде является она пред очи наши, действуя таинственно, для возбуждения и воспитания в людях веры — во спасение души. А само нетление св. мощей, при торжественном открытии их, вновь является нам событием или фактом, благоговейными зрителями которого были многие десятки тысяч людей всех сословий и степеней образования. Какие еще убеждения может представить св. вера и церковь Божия сильнее очевидного факта? Прииди, неверующий, прииди и виждь (Ин. 1:46), и не буди неверен, но верен (Ин. 20). Ты зришь пред собой нетленные мощи новоявленного угодника, во благоухании святыни почивающие; ты явственно созерцаешь благодать Божию, изобильно текущую рядом чудотворений, побеждающих силы природы и твое разумение. Значит, блаженный дух святителя Тихона, и после успения его, живет и действует в Царствии Божием. Значит, Сам Господь Бог, прославив его на небе и теперь прославляя на земле в возлюбленной Церкви Своей, тем самым указует нам почитать его и прибегать с молитвами к нетленным мощам Его. В наше время некоторые православные стали ослабевать в своей вере и ее догматах, а маловерующие дерзновеннее выражать свои мысли к соблазну благочестия. И вот Господь Бог, для вразумления маловерных, для укрепления немощных в вере и для поддержания и возвышения твердых, в прославлении святителя Тихона явил новое чудное и вместе, так сказать, очевидное доказательство не только дара чудотворений, нетления святых, необходимости почитания и призывания их в молитвах, но вообще — святости и спасительности всех догматов благочестия, хранимых в неразрывной совокупности нашей Церковью. Многие, быв вразумлены настоящим событием, точно укрепились в вере, оставили суемудрие, возвратились к истине и правде жизни. Но если бы и теперь нашлись еще несмысленные, коснеющие в духе противных учений; то они не будут ли уже, по неверию своему, относиться к разряду тех крайнего сожаления достойных, о которых сказано в Евангелии: аще кто от мертвых воскреснет, не имут веры (Лк. 16)?.
   Прославление святителя Тихона нетлением и чудотворениями служит ясным обличением тех неразумных ревнителей мнимой старины, которые все спасение свое полагают в том, чтобы молиться по старым книгам. Святитель Тихон жил во времена близкие к нам, долго спустя после того, как отделились от Православной Церкви, по случаю исправления церковных книг, так называемые старообрядцы. Привязанность свою к мнимой старине они оправдывают, между прочим, тем, что по старым книгам спасались великие русские святые. Но они спасались не в отделении от Церкви, а в союзе с ней, притом спасались не потому, что руководствовались одними старыми книгами, а потому, что в своих убеждениях и в жизни строго соблюдали Православную веру, существо которой одинаково и в старых, и в новоисправленных книгах. Если же в новых книгах вера одна, как и в старых, то и вечное спасение несомненно для тех, которые следуют новоисправленным церковным книгам, и Православная Церковь не престала быть православной от того, что эти книги приняла в руководство чад своих. А что действительно новоисправленные книги не препятствуют спасению, непререкаемым доказательством тому служат прославленные от Бога нетлением и чудотворениями мощи позднейших святых Русской Церкви, живших после исправления книг: святителя Димитрия Ростовского, Иннокентия Иркутского, Митрофана Воронежского и прославленного в настоящее время святителя Тихона. Это явное для всех прославление от Бога пастырей Православной церкви не есть ли новое свидетельство истины содержимого ею исповедания веры? Было бы ни с чем не сообразно, если бы Бог прославил чудесами и нетлением того, кто неправо веровал Ему. Пусть укажут нам подобное знамение благоволения Божия к себе поборники мнимой старины. Если они одни сохранили, по их уверениям, древнюю веру в неизменной чистоте, то почему нет у них нетленных мощей, тогда как они некоторых считают у себя мучениками, исповедниками, постниками и просто подвижниками? Могут сказать на это, что им не дано право открывать мощи своих мучеников или подвижников? Но какая же власть или сила может воспрепятствовать открыто совершаться чудотворениям от святых мощей? Какими земными средствами можно закрыть сии чудотворения и сделать их безвестными, если они совершаются явно, торжественно, как это бывает в Православной церкви? Видно, не одни страдания венчают св. мучеников, а благодать Божия, пребывающая в Православной церкви, и святая крепкая вера в Господа, соединенная с добрыми делами.
   Явление св. мощей святителя Тихона и чудотворения, от них совершаемые, поучительны также для последователей Римской церкви, протестантских и разных других исповеданий. Если есть между ними ищущие истинной Церкви, то прославление святителя Тихона служит для них вразумлением Божиим, что наша Церковь есть подлинно Христова Церковь, к которой и должны стремиться все, желающие исповедовать правую веру и получить спасение. Всяко древо от плода своего познается,- говорит Спаситель,— древо доброе плоды добры творит (Лк. 6:44; Мф. 7:17). Поэтому, если наша Церковь принесла святой и угодный Богу плод в лице новоявленного праведника, то, явно, что сама она свята и богоугодна. Не видно ли из сего, что она находится во Христе и Бог в ней пребывает: Аз есмь лоза, вы же рождие,- говорит Спаситель.— Иже будет во Мне и Аз в нем, той сотворит плод мног, и без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15). Если святой плод, принесенный нашей Церковью, исполнен благодати Христовой и удостоился быть принятым в Царство Небесное, то это показывает, что в нашей Церкви пребывает благодать Божия и хранится истинная вера, без которых невозможно угодить Богу и войти в Царство Небесное (Евр. 11:6; Еф. 2:8).
   Напрасно стали бы возражать нам иноверцы, что открытие св. мощей святителя Тихона и причисление его к лику угодников Божиих есть действие самодержавной воли, согласной с представлением Святейшего Синода, лишенное внутреннего содержания; напрасно вздумали бы неверующие отрицать действительность чудес и исцелений. Мы видели уже, что со времени кончины святителя добродетельная жизнь его и подвиги не переставали жить в благоговейной памяти народа. Многочисленные сонмы верующих всех сословий не переставали всегда посещать место его погребения. В числе их были, конечно, люди, сильные простосердечной верой; но были и такие, которые по своему гражданскому образованию нелегко поддаются первому впечатлению, и прежде уверования подвергают предметы строгому анализу ума испытующего. И те, и другие были свидетелями благодатных чудес, истекающих от многоцелебных мощей святителя; и те и другие уносили с собой твердую веру в его святость. Торжественное открытие мощей его, составляя славу Церкви Православной, само по себе есть только подтверждение всеобщей народной веры; только заявление, так сказать, факта всеми сознаваемого и не подвергавшегося сомнению со времени успения святителя.
   Нам случалось слышать еще, что многие простецы несовместимым считают спасение души с образованием ума. Говорят: «Святые мощи являлись в Российской церкви, пока не было введено Петром Великим новое образование и люди жили по старине, в простоте ума, и веровали в незлобии сердца». К таким неправым заключениям, бросающим мрачную тень на характер новейшего духовного просвещения в России, пришли некоторые, так себя называющие «темные люди», оттого, что до начала нынешнего столетия не было прославленных угодников Божиих из эпохи образования, начатой императором Петром Великим. Конечно, в этом взгляде забыто древнее убеждение Русского народа, что семена нетления не тотчас после смерти праведника прозябают, износят цвет и плоды, что прославление их есть дело благоизволения Божия, а не человеческой, хотя бы и истинной святости. Теперь эта странная мысль о несовместности умственно-религиозного образования с вечным спасением души падает сама собой. После святителя Иннокентия Иркутского, получившего образование в Московской Духовной Академии, открытие святых и многоцелебных мощей святителя Тихона является новым опровержением слишком просто возникшей мысли. Новоявленный угодник Божий и чудотворец получил образование в Новгородской, по распоряжению Петра Великого открытой семинарии, и сам был в ней наставником и воспитателем юношества. Образование же свт. Тихона, даже во внешних науках, известно уже нам из его жизни и не подвергается никакому сомнению для всякого, кто читал и изучал его творения. Как прекрасно оно послужило во спасение ему и служит доселе в назидание другим в творении его, под названием: «Сокровище духовное, от мира собираемое»! Пора же всем нам думать наконец так: что не образование вредит спасению души, а его (так называемое ) направление или дух, который, благодарение Богу, остается в духовном мире неизменно и неуклонно православным.
   Прославление святителя Тихона дает великий урок и всем вообще чадам Православной церкви. Ныне, кажется, более, чем когда-нибудь, возобладал людьми дух мира, корысти и плотоугодия. Почти все толкуют теперь и заботятся о том преимущественно, что доставляет пользу и удовольствие в настоящей земной жизни: хлопочут о стяжании богатства, о житейских удобствах, удовольствии чувств, приятном препровождении времени; а о том, что всего важнее и необходимее для нас, о спасении души и стяжании благ небесных многие и не думают. Пробуждая нас из сего пагубного усыпления, Господь прославил своего Праведника для того, чтобы он, напомнив нам о Боге и загробном воздаянии, вразумил нас менее привязываться к земному и более стремиться к небесному, усерднее пещись о спасении душ наших. «Есть Бог,— как бы так говорит нам праведник собой,— есть Бог и другая жизнь по смерти, в которой Он воздаст каждому по делам его. Это вы видите в милости Божией, явленной на мне. Поэтому не привязывайтесь к земному, не заботьтесь излишне о стяжании тленных сокровищ мира. Они могут вам доставить удовольствие и некоторую пользу на несколько лет земной жизни, но вы не унесете их с собой во гроб, не купите ими вечного блаженства и некогда будете горько сожалеть, что, гоняясь только за ними, пропустили время спасти ваши души. Последуйте лучше моему примеру: не любите мира, ни яже в мире, но возлюбите Господа всем сердцем вашим; не поблажайте греховным страстям вашим, но умерщвляйте их; старайтесь украсить себя христианскими добродетелями, стремитесь духом в горняя, идеже Христос, и усердно молите Господа о спасении душ ваших. Тогда вы, подобно мне, благоугодите Ему и так же получите от него награду в царстве небесном, как и я, человек,во всем подобострастный вам».
   Возблагодарим же благоговейно неизреченное милосердие Господа, давшего нам в прославлении праведного Тихона, новое знамение Своего благоволения. В его лице Господь указал нам нового молитвенника и предстателя за нас грешных у небесного престола. Любовь святителя Тихона ко всем скорбным и несчастным, еще на земле побуждавшая его быть для них утешителем, тем сильнее теперь на небе, в сонме небожителей, в царстве Вечной Любви, будет ходатайствовать за нас пред Богом, Который есть любы, об облегчении наших скорбей и немощей душевных и телесных.
    Прийдите убо вернии, ублажим святителя Христова Тихона, пастыря предоброго, учителя златословесного, скорбных утешителя, недугующих безмездного врача, нового данного России чудотворца.... Ты же, о преблаженне отче Тихоне, предстоя ныне Престолу Господа и веселяся с небесными лики в вечном Царствии, не забуди нас земных и скорбных, мольбы принеси о чадах твоея паствы, ими же на земли болезновал еси, испроси державе императора крепость, Церкви — мир, всем же верным — в вере утверждение, грехов оставление и от бед избавление.

   Драгоценное сокровище должно сохраняться в драгоценном ковчеге. А потому мысль об устроении должным образом места упокоения новопрославленного святого занимала многих еще до официального открытия мощей. В итоге, благодаря щедрым жертвам и согласию воцарившемуся среди жертвователей, уже в скором времени устроена была святителю Тихону дорогая и великолепная рака с балдахином. В частности, на сооружение раки и сени пожертвованы были изрядные суммы царствующей фамилией: «Императорскими Величествами» — 3000 руб., «Их Высочествами» — 1000 руб. Основательным взносом из личных средств поддержал благое начинание настоятель Задонского Богородицкого монастыря архимандрит Димитрий, внесший 5000 руб.
   По словам очевидца, рака представляла собой «памятник, воздвигнутый святителю Тихону... любовью и религиозным усердием всего нашего православного народа. Памятник колоссален, как колоссально усердие, его воздвигавшее».
   Трагична судьба мощей святителя после 1917 года. Оскверненные 28 января 1919 года так называемой «специальной комиссией по освидетельствованию», действовавшей под эгидой ЧК, останки святого, после того как атеистическая кампания была вынужденно скоротечно завершена, вернулись в ту же серебряную раку, откуда были исторгнуты кощунственной рукой. Негативное впечатление после инспирированного большевиками (и в изрядной степени ими же инсценированного, как позже выяснилось) вскрытия гробницы св. Тихона быстро стушевалось в народном сознании. Особенно способствовало этому явление нетленных мощей матушки Евфимии Григорьевны Поповой.
   Впрочем, большинство верующих, по рассказам старожилов, изначально восприняло всю с историю с «разоблачительным вскрытием» как провокацию большевиков и не свернуло с натоптанной дороги к Храму. Мощи святителя, возвращенные под опеку насельников Задонского Богородицкого монастыря пребывали непотревоженными вплоть до весны 1922 года, когда, под предлогом помощи голодающим Поволжья, обе раки вместе с навесами (малая — в теплой церкви Рождества Богородицы и большая — в летнем Владимирском соборе) были конфискованы. Но сама святыня была признана «не подлежащей изъятию» и оставлена «коллективу верующих». К сожалению, ненадолго. В том же году епископ Задонский Иоанн (Болховитинов) перешел в каноническое подчинение так называемым «обновленцам» — раскольнической группировке из числа духовенства, безоговорочно подчинявшейся требованиям новой власти и категорически настроенной против монашества. А потому, хотя мощи и оставались во Владимирском соборе, но хранителями их, вплоть до конца 20-х годов, были «красные попы», как именовали тогда обновленцев те, кто сохранял верность Святейшему Патриарху, а позднее — местоблюстителю Патриаршего престола. После окончательного разгрома Богородицкого монастыря в 1929 году, невдолге закрыты были и его храмы, где служили «обновленцы».
   А в 1932 году мощи святителя Тихона покинули Задонск. Святыня была передана антирелигиозному музею, организованному в бывшей Великокняжеской церкви Ельца. Оттуда мощи св. Тихона перевезли в Орловский краеведческий музей, где они пребывали в запасниках до самой Великой Отечественной войны.
   Во время боев, превративших Орел в руины, верующим удалось спасти и сохранить общероссийскую святыню. Позднее, с наступлением мира, мощи св. Тихона Задонского открыто были выставлены в кафедральном Богоявленском соборе города Орла. Произошло это в 1947 году.
   А 19 июня — 2 июля 1959 года по благословению архиепископа Орловского и Брянского Иеронима (Захарова) было проведено освидетельствование возвращенной святыни компетентной комиссией из служителей Церкви и врачей.
   Так вот, согласно итогам этого освидетельствования, мощи в 1959 году представляли из себя довольно полно сохранившийся скелет. Причем, на отдельных участках имелись мумифицированнная кожа и сухожилия. Не тронута тлением осталась кисть левой руки святого и ныне сохраняемая в кафедральном соборе Орловской епархии. Акт освидетельстивования, полностью опровергающий итоги «разоблачительного вскрытия» 1919-го года, был предан огласке. Такого удара воинствующие атеисты снести не могли. И с началом повторных гонений на церковь при Н. С. Хрущеве мощи Задонского Чудотворца вновь оказались в запасниках местного краеведческого музея.
   Русская Православная Церковь не оставляла попыток вернуть утраченную святыню, но лишь в 1988 году (по случаю 1000-летия крещения Руси) чтимые чудотворные останки переданы были Орловской епархии. Здесь, в кафедральном соборе города Орла, они и пребывали до 1991 года, когда попечением митрополита Воронежского и Липецкого Мефодия (Немцова) мощи святителя Тихона торжественно возвратились туда, откуда были в свое время исторгнуты безбожной властью — под своды Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря. Произошло это в день памяти святителя Тихона, епископа Воронежского, чудотворца Задонского, 26 (13 — по старому стилю) августа 1991 года. А накануне, 25 августа, Воронеж попрощался с мощами св. Тихона Задонского, которые с начала лета 1991 пребывали в кафедральном Покровском соборе рядом с усыпальницей святителя Митрофана Воронежского.
   В Задонск на торжества съехалось около 3 тысяч паломников. Только автобусов типа «Икарус» было более 20. А вместе с горожанами, пришедшими на торжество, общее число побывавших в тот день в Богородицком монастыре превышало 5 тысяч. Улица Коммуны, бывшая Монастырская, по которой двигался к обители крестный ход с мощами, была заполнена народом, желавшим соприкоснуться с таинством возвращения некогда отнятой святыни. Почтили визитом город Задонск митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий и три архиерея: архиепископ Саратовский и Вольский Пимен, архиепископ Рязанский и Касимовский Симон (Новиков) и епископ Орловский и Брянский Паисий (Самчук). Они и совершили в сослужении Божественную литургию.
   А затем последовала прочувствованная проповедь, с которой обратился к верующим протоиерей Василий, настоятель Вознесенского собора города Ельца. Тема проповеди была созвучна дню ее произнесения — речь шла о жизненном и духовном подвиге святителя Тихона, благодаря которому он и был причислен к лику святых.
   По завершении проповеди был отслужен благодарственный молебен по случаю возвращения мощей святителя Тихона в Задонск.
   Затем к собравшимся обратился митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий, сделав акцент на большом значении состоявшегося события и поблагодарив принявших участие в торжествах архиереев за проявленное внимание. Особые слова благодарности были обращены к епископу Орловскому и Брянскому Паисию, чьими стараниями к верующим вернулись мощи «Российского Златоуста». В ответном слове преосвященный Паисий поблагодарил митрополита Воронежского и Липецкого за то, что было разрешено оставить в Орле частицу мощей святителя. Как объявил епископ Орловский и Брянский, в кафедральном соборе города Орла, где осталась частица мощей святителя Тихона, еженедельно, по четвергам, отныне будет совершаться богослужение с чтением акафиста святителю Тихону Задонскому.
   На этом торжества по случаю возвращения в Богородицкий монастырь мощей прославившего обитель угодника Божия были завершены. Святыня обрела покой в специально устроенной раке под балдахином, осеняемая сохраненной стараниями верующих и духовенства иконой с изображением святителя — единственной, оставшейся от прежнего иконного богатства церквей Задонского Богородицкого монастыря.
   С тех пор мощи Задонского чудотворца неотлучно пребывают во Владимирском соборе, как и встарь, являя неизбывную свою благодать прибегающим к помощи святителя с чистым сердцем, наполненным искренней верой.
   Ныне составляют эти святые цельбоносные мощи, почивающие в Задонске, славу созданной в 2003 году епархии Липецкой и Елецкой, являя собою нетленный духовный центр ее.
    Л. Морев, историк


Источник: http://azbyka.ru/otechnik/Tihon_Zadonskij/zhitie-svjatitelja-tihona-zadonskogo/2_1


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Я - драчунья! (Клуб женских единоборств / Female) Как заплести прическу

Он положил свою руку мне между ног

Серафимович Александр Серафимович

Он положил свою руку мне между ног

Как приласкать любимого человека

Он положил свою руку мне между ног

Карандаш - В МИРЕ ЦИРКСТРАДЫ

Он положил свою руку мне между ног

Фанфики - Джаред Лето

Он положил свою руку мне между ног

Хельтруда. Ад во мне

Он положил свою руку мне между ног

Бухгалтерская справочная система «Система Главбух» для

Он положил свою руку мне между ног

Видео по ремонту стиральных машин LG

Он положил свою руку мне между ног

Декор старых входных и межкомнатных дверей своими

Он положил свою руку мне между ног

Домики для барби купить в интернет-магазине. Большой дом для

Он положил свою руку мне между ног

Как сделать из ВАЗ 2106 предмет зависти автолюбителей

Он положил свою руку мне между ног

Как сшить подушку-кота?

Он положил свою руку мне между ног

Канаты, шнуры, веревки, шпагаты - купить оптом и в розницу в

Он положил свою руку мне между ног

Когтеточки для кошек и Игровые комплексы для кошек купить в

Он положил свою руку мне между ног

Конверт на овчине JustCute Овечки, голубой

Он положил свою руку мне между ног

Купить детские товары для новорожденных в