Закрыть ... [X]

Макеты боевых действий

Глава четвертая.

Наступательный бой

1. Сущность и характерные черты наступательного боя

На протяжении многовековой военной истории тактика наступательного боя непрерывно менялась прежде всего под влиянием совершенствования сил и средств вооруженной борьбы.

На ранней стадии развития военного дела, когда уничтожение противника достигалось только силой непосредственного физического воздействия воинов холодным оружием, наступление велось в плотно сомкнутых построениях и развивалось на небольшую глубину. Оно содержало в себе в то время, по существу, один элемент — удар войск. И последующем в связи с усложнением боевых действий появляются и другие элементы наступательного боя. Так, с изобретением пороха, а затем и огнестрельного оружия важную роль в бою стал играть огонь. Одновременно все большее значение приобретал маневр войск. Особенно искусно применяли маневр в бою русские полководцы Петр I, П. А. Румянцев, А. В. Суворов, М. И. Кутузов и другие.

По мере развития оружия и боевой техники глубже и постороннее становилась взаимосвязь огня, удара и маневра, а вместе с тем менялось и их соотношение в наступательном бою. В период, когда огневое воздействие наступающих войск на противника было сравнительно слабым, огонь лишь обеспечивал их действия, подготавливая решающий момент атаки — штыковой (сабельный) удар. С увеличением мощи огнестрельного оружия, особенно с появлением нарезного оружия, значение огня в бою неуклонно возрастало.

Начиная со второй половины XIX в. основной ущерб противнику в бою наносился огнем. Если в период наполеоновских войн потери личного состава от ружейного артиллерийского огня составляли 40 процентов, а от холодного оружия — 60 процентов, то во франко-прусской войне 1870–1871 гг. потери от огня возросли до 90 процентов.

Дальнейшее повышение роли огня в наступательном бою связано с поступлением на вооружение скорострельной дальнобойной артиллерии, а также пулеметов. Например, [176] в ходе первой мировой войны огневая мощь пехотных дивизий вследствие насыщения их автоматическим оружием и артиллерией возросла в 2,5–3 раза. В результате рукопашная схватка — штыковая атака пехоты и сабельный удар конницы — постепенно уступила место ближнему огневому бою. Сложился групповой боевой порядок вокруг сильных ударно-огневых средств — орудий непосредственного сопровождения, а затем и танков, что привело к повышению маневренности войск и более быстрому движению их в глубину обороны противника.

Наступательный бой приобрел общевойсковой характер. Успех достигался совместными усилиями всех родов войск и средств, участвовавших в бою. В связи с этим повысилась роль взаимодействия в наступлении. Одновременно под влиянием новых средств борьбы возрастала активность и напряженность боевых действий, увеличивался пространственный размах операций (боев).

Образование в ходе первой мировой войны позиционных фронтов поставило наступающие войска перед новой проблемой — необходимостью преодолевать сильную, глубоко эшелонированную оборону противника. Это достигалось прорывом — то есть созданием бреши в обороне противника первоначально на узком участке фронта с последующим развитием его в глубину и расширением в стороны флангов.

Впервые прорыв как способ наступательных действий войск был применен в русско-японской войне 1904–1905 гг. Но из-за отсутствия опыта воюющие армии не могли, добиться больших успехов в прорыве вражеской обороны. Не удалось в полной мере решить проблему прорыва и во время первой мировой войны. Только к концу ее войска оказались способны огнем артиллерии и массированными ударами пехоты, танков и самолетов преодолевать тактическую зону обороны противника. Однако оставалась нерешенной проблема развития успеха и превращения тактического прорыва в оперативный, так как дальность действий большинства видов боевой техники не выходила за пределы тактической глубины обороны.

В годы гражданской войны войска Красной Армии совершенствовали те способы наступательных действий, которые сложились в русской армии в ходе первой мировой войны. Революционный дух бойцов и командиров армии нового типа позволял при тех же средствах борьбы действовать более решительно, применяя широкий маневр и инициативу. Умело массируя силы и средства на избранных направлениях, применяя для развития успеха крупные формирования [177] конницы, командование Красной Армии добивалось глубоких охватывающих ударов, быстрого прорыва обороны противника и стремительного развития наступления на большую глубину.

Опираясь на опыт первой мировой и гражданской войн и учитывая качественные изменения в техническом оснащении армий — бурное развитие танковых войск, авиации, артиллерии, средств ПВО и воздушно-десантных войск — советская военная мысль в 30-е годы разработала принципиально новую теорию ведения наступательных действий — теорию глубокого наступательного боя. Сущность такого боя состояла в одновременном подавлении обороны противника огнем на всю глубину ее построения, прорыве тактической зоны на избранных направлениях мощными ударными группировками стрелковых войск, усиленных танками и артиллерией и поддерживаемых авиацией, с последующим стремительным развитием успеха подвижными танковыми, мотострелковыми и кавалерийскими соединениями во взаимодействии с воздушными десантами, высаживаемыми в тылу противника.

В ходе Великой Отечественной войны подтвердилась жизненность теории глубокого наступательного боя и операции. Она была блестяще реализована советским командованием и явилась эффективной формой разгрома противника. Вместе с тем боевая практика внесла много нового в формы и способы подготовки и ведения наступлении, особенно в организацию огневого поражения противника, способы массирования сил и средств на решающих направлениях, осуществления тактического и оперативного прорыва и развития достигнутого успеха.

В таких наступательных операциях, как Белорусская, Ясско-Кишиневская, Висло-Одерская, Берлинская, Маньчжурская и других, советские войска показали непревзойденные образцы искусства ведения высокоманевренных наступательных действий, быстротечных встречных сражений и боев. Они добивались быстрого окружения и разгрома крупных вражеских группировок, стремительного форсирования широких водных преград, неотступного преследования противника в высоком темпе и на большую глубину.

В послевоенный период в связи с коренным обновлением материальной базы общевойскового боя, возрастанием в составе войск удельного веса танков и другой бронированной техники, повышением боевой эффективности артиллерии, авиации, войсковых средств ПВО, более совершенной инженерной техники, средств боевого, технического и тылового обеспечения [178] создались объективные предпосылки для дальнейшего совершенствования способов наступательного боя.

Успех современного наступления стал невозможен без сильного удара на всю глубину боевого построения противника, непрерывного огневого поражения всех его элементов, широкого маневра войсками, постоянного наращивания боевых усилий.

Особенно большое влияние на содержание наступления оказало ядерное оружие, которое явилось наиболее мощным средством поражения противника. Его применение повысило динамичность наступления, позволило в короткие сроки и с высокой надежностью уничтожать противника. Основным способом наступательных действий стало одновременное поражение ядерным оружием и огнем обычных средств обороняющегося противника на всю глубину расположения с последующим завершением его разгрома мотострелковыми, танковыми войсками и авиацией.

В современных условиях интенсивно совершенствуется не только ядерное, но и обычное оружие — все более повышаются его точность, дальность, быстродействие, поражающие возможности. По данным зарубежной печати, такое оружие сопоставимо с тактическим ядерным оружием малой мощности. Это обстоятельство, а также все большее насыщение сухопутных войск авиационными средствами, разнообразными радиоэлектронными средствами вызывают глубокие качественные изменения в характере наступательного боя.

Усиливается огневое противоборство в бою. Обе стороны стремятся еще до вступления в сражение главных сил нанести решающее поражение противнику на дальних подступах, максимально ослабить его, затем стремительным ударом наземных войск и ударом с воздуха расчленить оборону противника по фронту и глубине и разгромить обороняющуюся группировку по частям.

В новых условиях повышается решительность наступательного боя. Эта черта была присуща наступлению и в прошлых войнах. Она обусловлена непрерывным возрастанием боевых возможностей войск, их способностью осуществлять разгром противника, не имея подчас общего превосходства над ним в силах и средствах, наносить стремительные удары на значительную глубину, быстро маневрировать, вести боевые действия днем и ночью, летом и зимой.

Сейчас появляется все больше объективных предпосылок для увеличения решительности боевых действий. Новое оружие позволяет создавать огневые бреши в боевом порядке противника. Используя результаты огневых ударов, мотострелковые [179] и танковые подразделения способны в короткие сроки прорывать глубоко эшелонированную оборону, насыщенную большим количеством противотанковых средств и минных заграждений, вести борьбу со средствами ядерного нападения и разведывательно-ударными комплексами противника, его мобильными бронированными объектами, самоходной артиллерией, скоростными самолетами и вертолетами, а также воздушными и морскими десантами и аэромобильными подразделениями, преодолевать зоны радиоактивного заражения, районы разрушений, пожаров и затоплений, форсировать водные преграды, совершать глубокие рейды по тылам противника и неотступно преследовать его.

Активные и решительные действия позволяют наступающим войскам срывать планы противника, навязывать ему свою волю, захватывать и удерживать инициативу, вести бой так, чтобы противник не вытеснялся, а расчленялся и уничтожался по частям, чтобы он не мог эффективно использовать свои средства поражения, свободно маневрировать резервами, отсекать вторые эшелоны и резервы наступающих войск и наносить им поражение.

Показателем высокой решительности современного наступательного боя является все более широкое вовлечение в сферу активной борьбы воздушного пространства. Уже в годы второй моровой войны важнейшую роль в решении боевых задач играли авиация и воздушные десанты, вследствие чего наступление представляло собой сочетание стремительных ударов по противнику и ударов с воздуха. Сейчас эта тенденция получила дальнейшее развитие. Наступление носит ярко выраженный наземно-воздушный характер. Это значит, что в достижении успеха в бою первостепенное значение приобретают твердое и непрерывное управление разнородными силами, четкая организация взаимодействия войск с авиацией, тактическими воздушными десантами, вертолетными подразделениями, а также создание гибкой системы противовоздушной обороны, надежное прикрытие подразделений от ударов противника с воздуха.

Наземно-воздушный характер наступления создает выгодные предпосылки для применения более решительных способов разгрома противника, таких, например, как глубокий охват противника по воздуху, нанесение по нему комбинированных наземно-воздушных ударов силами войск атакующего эшелона с фронта в сочетании с ударом тактическими воздушными десантами с тыла и авиацией и боевыми вертолетами с воздуха. [180]

В современном наступательном бою возрастает роль маневра. Он применяется в целях создания наиболее выгодной группировки войск, быстрого использования результатов ядерного и огневого поражения противника, стремительного продвижения в глубину его обороны, нанесения внезапных ударов по уязвимым местам в его боевом построении, особенно по флангам и тылу, а также для быстрого вывода своих подразделений из-под ударов противника и переноса усилий на новые направления.

Маневр на большие расстояния мотострелковые подразделения могут совершать по воздуху. Маневр по воздуху осуществляется с целью высадки воздушных десантов, создания в тылу противника очагов активной борьбы, а также для быстрого преодоления крупных естественных преград, обширных зон радиоактивного заражения, завалов, районов разрушений, пожаров и затоплений. Главное преимущество маневра по воздуху состоит в быстроте и внезапности его осуществления, независимости от состояния наземных коммуникаций.

Важное значение в достижении быстрого и решительного успеха в наступлении имеет умелое применение новых, неожиданных для противника тактических приемов. Это наглядно показал опыт Великой Отечественной войны. Боевая практика во многом способствовала совершенствованию тактики наступательного боя. Так, в ходе прорыва применялись такие новые тактические приемы, как безостановочная атака пехоты и танков вслед за огневым валом, нанесение внезапных и стремительных танковых ударов по опорным пунктам противника, а при развитии наступления в глубине обороны — дерзкие рейдовые действия. При этом фронтальные удары широко сочетались с обходом и охватом обороняющегося противника. Овладение наступающими войсками важными объектами обороны противника осуществлялось иногда во взаимодействии с воздушными десантами, особенно в боевых действиях на Дальнем Востоке.

Вместе с тем наступление в годы второй мировой войны нередко принимало методический характер. Осуществляя прорыв, наступающие войска вынуждены были постепенно «вгрызаться» в оборону противника, планомерно развивая достигнутый успех в глубину и расширяя брешь в стороны флангов. Непосредственный разгром обороняющегося противника осуществлялся последовательным «перемалыванием» его сил и средств, вследствие чего противник мог порой беспрепятственно осуществлять перегруппировки, стягивая войска к месту прорыва с неатакованных участков фронта [181] и из глубины, наращивать оборону и проводить контратаки.

В современных условиях создаются широкие возможности для дальнейшего обогащения арсенала тактики наступательного боя новыми тактическими приемами. Так, в связи с очаговым характером современного боя, как отмечается в иностранной печати, получает дальнейшее развитие тактика рейдовых действий. Рейдовые действия проводились в годы Великой Отечественной войны, когда прорывавшиеся в глубину обороны противника подвижные группы и передовые отряды действовали методом глубокого, маневренного рейда. Сейчас рейдовые действия могут предприниматься с самого начала наступления. Иностранные специалисты считают, что особенно эффективен рейдовый маневр при захвате средств ядерного нападения противника, его комплексов высокоточного оружия, уничтожении пунктов управления, узлов связи средств ПВО и РЭБ, перехвате коммуникаций.

Новые приемы в тактике наступательного боя появляются в связи с массовым применением в бою боевых вертолетов. Важно в полной мере использовать такие присущие вертолетам боевые качества, как способность наносить внезапные огневые удары из засад на предельно малых высотах, применять разнообразные формы огневого маневра, что обеспечивает поражение бронированных объектов противника, его наземных элементов РУК, радиоэлектронных средств и т. д.

Поскольку в армиях стран НАТО большое внимание уделяется широкому применению в бою вертолетов огневой поддержки, возникает необходимость осваивать способы противовертолетной борьбы, а также надежного прикрытия войск от авиационных ударов.

Новой задачей тактики наступательного боя является разработка эффективных способов борьбы с разведывательно-ударными комплексами противника и защиты от них. При этом надо иметь в виду, что, имея сильные стороны, РУК остаются уязвимыми. Прежде всего это сказывается в большом числе взаимосвязанных звеньев системы разведки, управления и наведения оружия на цель. Вывод из строя даже одного звена может привести к срыву своевременного или точного выполнения РУК противника огневых задач.

Наиболее эффективными для уничтожения наземных элементов РУК могут быть ракеты, самолеты, боевые вертолеты. Воздушные элементы РУК уничтожаются главным образом авиацией и средствами ПВО. Дезорганизовать действия [182] РУК помимо огневых средств могут разведывательные группы.

Особую роль в нарушении системы разведки и управления РУК играют средства РЭБ. Они осуществляют постановку массированных заградительных радиоэлектронных помех. В целях снижения эффективности ударов РУК создаются ложные радиоэлектронные объекты, тепловые ловушки, устанавливаются лазерные отражатели.

Наступление на обороняющегося противника обычно начинается с прорыва его обороны. В прошлых войнах прорыв являлся наиболее сложным и трудным этапом наступления, предрешавшим успех всей операции. Оснащение современных войск исключительно мощными средствами борьбы не упрощает, а, напротив, усложняет осуществление прорыва, ибо сейчас, как никогда, возросли возможности обороняющегося по противодействию наступлению. Противник может наращивать сопротивление путем маневра ядерными и огневыми ударами, а также путем переброски на угрожаемое направление личного состава, оружия и боевой техники по воздуху, создавать массовые разрушения и заграждения, в том числе дистанционным минированием местности, в целях сковывания маневра наступающих войск.

Опыт учений армий стран НАТО показывает, что современная оборона претерпела глубокие качественные изменения. Боевые порядки обороняющихся войск стали больше рассредоточиваться по фронту и в глубину. Если в период второй мировой войны пехотная дивизия обычно занимала полосу обороны шириной 8–10 км и 5–8 км в глубину, то теперь полоса ее обороны увеличилась до 30–40 км по фронту и до 20–25 км в глубину.

Средние плотности сил и средств в обороне составляют: по мотопехотным батальонам — 0,2–0,3, по танкам — 7–10, по орудиям и минометам — 5–6 единиц на 1 км фронта. Причем на направлении сосредоточения основных усилий плотности сил и средств могут увеличиваться в 1,5–2 раза.

В соответствии с концепцией воздушно-наземной операции цели оборонительных действий планируется достичь путем глубокого огневого поражения не только первого, но и второго эшелона и резервов наступающих войск, широким осуществлением маневра по земле и по воздуху силами, средствами и инженерными заграждениями, устройством засад, решительным проведением контратак.

Организуя прорыв такой обороны, важно сорвать или максимально затруднить маневр противника, и прежде всего [183] его охват по воздуху, использовать уязвимые места в его боевом построении, решительно сосредоточить усилия на избранном направлении, обеспечить внезапность нанесения удара, упреждение обороняющихся войск в захвате ключевых объектов местности. Особое значение в успешном разгроме противника будут иметь срыв его глубоких огневых ударов, борьба с рейдовыми и обходящими отрядами, диверсионно-разведывательными группами.

Современный наступательный бой, как показывает опыт локальных войн, характеризуется большой сложностью радиоэлектронной обстановки. Радиоэлектронные средства не только обеспечивают процессы управления войсками и оружием, они превратились в мощный инструмент прямого воздействия на противника. Исследуя влияние радиоэлектронной обстановки на действия войск, военные специалисты США пришли к выводу, что за счет создания радиоэлектронных помех можно снизить эффект выполнения боевых задач отдельными средствами поражения примерно на 70 процентов. В таких условиях наступающие войска должны постоянно принимать эффективные меры по защите своих средств управления от радиоэлектронного воздействия противника и одновременно дезорганизовывать его систему управления войсками и оружием.

В связи с дальнейшим усложнением современного наступательного боя исключительное значение приобретают проявление командирами, офицерами штабов, политработниками широкой инициативы и творчества в выборе способов разгрома противника, умение организовать непрерывную разведку, надежное огневое поражение противника, четкое взаимодействие всех сил и средств, гибкий и смелый маневр, эффективную защиту своих войск от ядерного и высокоточного оружия противника, постоянно поддерживать высокий боевой настрой личного состава, его решимость во что бы то ни стало добиться победы над врагом.

2. Способы перехода в наступление

Наступление может осуществляться с ходу или из положения непосредственного соприкосновения с противником. Как показывает опыт прошлых войн, важнейшую роль в определении способа перехода в наступление играет степень огневого подавления обороны противника. До появления автоматического оружия, когда огневая мощь войск была сравнительно небольшой, переход в наступление обычно осуществлялся после предварительного сближения с противником. [184]

В период русско-японской войны 1904–1905 гг. сближение сторон в зоне артиллерийского огня глубиной 5–6 км осуществлялось в расчлененных строях, а в зоне ружейного огня глубиной 1–1,5 км — в стрелковых цепях. Переход в наступление происходил после накопления необходимых сил на рубеже атаки{35}.

Когда на оснащение армий поступили скорострельная артиллерия и пулеметы, войска осуществляли переход в наступление после занятия оборудованного в инженерном отношении исходного района, находившегося в непосредственной близости от переднего края обороны противника. Широкое применение такой способ нашел в первую мировую войну и особенно в годы Великой Отечественной войны. Сущность его состояла в том, что войска, предназначенные для наступления, заблаговременно (обычно в течение трех — четырех ночей) выдвигались из глубины, занимали исходное положение, сменяя оборонявшиеся части, а затем после мощной артиллерийской и авиационной подготовки переходили в атаку.

В исходном районе, то есть в непосредственной близости от противника, осуществлялась подготовка к наступлению. Командиры и штабы, организуя бой, проводили рекогносцировку, на местности ставили боевые задачи подразделениям, организовывали взаимодействие, боевое, техническое и тыловое обеспечение. Одновременно проводилось дооборудование исходного района для наступления.

Переход в наступление из положения непосредственного соприкосновения с противником был обусловлен тем, что стрелковые соединения и части из-за невысокой подвижности (передвигались обычно в пешем порядке) не могли атаковать противника с ходу, сразу после выдвижения из глубины. Им было необходимо максимально приблизиться к переднему краю обороны противника и иметь определенное время для подготовки к наступлению, чтобы обеспечить стремительный бросок в атаку. Кроме того, они не могли нанести сильный удар по противнику, не создав заранее на участках прорыва высокие плотности сил и средств (до 200 и более орудий, 30–40 танков на 1 км фронта), а также необходимые запасы боеприпасов, горючего и других материальных средств.

Сосредоточение крупных масс войск и боевой техники в исходном районе в непосредственной близости от противника достигалось умением командования, штабов и войск [185] скрыть от врага подготовку наступления. Только при этом условии обеспечивалась внезапность действий.

В первую мировую войну, особенно в операциях начального ее периода, англичане и французы, готовя наступление, зачастую пренебрегали внезапностью, открыто, на виду у противника совершали передвижения, создавая на участках прорыва ударные группировки. Перед атакой проводили длительную, нередко многочасовую (случалось, и в течение нескольких дней) артиллерийскую подготовку. Обороняющемуся противнику сравнительно легко удавалось вскрыть подготовку наступления, определить направления ударов и заблаговременно принять меры для отражения атаки. Понятно, что такое наступление, несмотря на огромные потери и материальные издержки, заканчивалось обычно неудачей.

Успех достигался в боях и операциях, в которых командиры и штабы проявляли творчество в выборе способа перехода в наступление, обеспечивали внезапность удара. В операции Юго-Западного фронта, проведенной в 1916 г. под командованием генерала А. А. Брусилова, для введения противника в заблуждение русское командование применило немало тактических новшеств при занятии исходных районов, в выборе способа перехода в атаку, а также эффективных методов огневого подавления обороны. Так, артиллерийская подготовка атаки была сравнительно непродолжительной. Артиллерийская поддержка атаки осуществлялась новым способом — огневым валом. Причем перенесение огня артиллерии в глубину предусматривалось постепенно и незаметно для противника. Умелый выбор способа перехода в наступление, решительность и неожиданность атаки противника во многом способствовали успеху действий русских войск.

Большое искусство проявило советское командование при подготовке и ведении наступления во время Великой Отечественной войны. Несмотря на то что возможности средств разведки противника значительно возросли, советскому командованию в результате умелой организации боя, применения военной хитрости удавалось скрытно сосредоточивать ударные группировки на участках прорыва и достигать внезапности перехода в наступление. В этих целях применялись разнообразные приемы и способы маскировки районов сосредоточения, широко использовались ночные условия для осуществления перегруппировок. Чтобы скрыть направление главного удара, исходные районы для наступления обычно оборудовались на широком фронте. Делалось это под видом усиления обороны. На второстепенных участках для введения противника в заблуждение сосредоточение войск имитировалось проведением демонстративных действий. Переход в атаку часто происходил под покровом темноты. Во время артиллерийской подготовки атаки [186] практиковались внезапные переносы огня в глубину обороны противника.

В современных условиях способы перехода войск в наступление получили дальнейшее развитие. В связи с резко возросшей мощью, высокой точностью, дальнобойностью, быстродействием средств поражения и подвижностью частей и подразделений отпадает необходимость заблаговременного сосредоточения ударных группировок в непосредственной близости от переднего края обороны противника. Такое сосредоточение становится даже рискованным, поскольку возникает опасность ядерного и огневого поражения войск противником. Обладая высокой маневренностью, войска теперь могут быстро выдвигаться из глубины и атаковать с ходу. Этот эффективный способ перехода в наступление применяется сейчас во многих армиях мира.

Атака противника с ходу осуществлялась и раньше. Например, прорыв с подхода предусматривался уже Временным Полевым уставом Красной Армии 1936 г. В период Великой Отечественной войны советские войска довольно успешно переходили в наступление с выдвижением из глубины. Но тогда атака с ходу предпринималась преимущественно танковыми и механизированными соединениями. Она проводилась обычно в ходе успешного развития наступления при преодолении промежуточных оборонительных рубежей, оборона на которых организовывалась поспешно и была слабо оборудованной в инженерном отношении.

В первый день Висло-Одерской операция (1945 г.) 11-й танковый корпус был введен в сражение из второго эшелона армии для завершения прорыва тактической зоны обороны противника. Немецко-фашистские войска не имели здесь укрепленных позиций, поэтому корпус с ходу преодолел тактическую зону обороны и получил возможность развивать успех в глубину{36}.

В современных условиях переход в наступление с ходу может осуществляться не только в процессе развития боя в тактической или оперативной глубине обороны противника, но и в самом начале операции, в том числе при прорыве подготовленной, хорошо укрепленной обороны, так как ядерными и огневыми ударами наступающие войска в состоянии уничтожить или надежно подавить оборону и, используя их результаты, стремительно атаковать противника, развивая успех в глубину. [187]

Для подготовки такого наступления войска обычно занимают и оборудуют исходные районы в глубине своей обороны, на таком удалении от линии боевого соприкосновения войск, которое обеспечивает недосягаемость их от основной массы тактических средств ядерного нападения и артиллерии противника, а также снижает эффективность применения его наземных средств разведки. При этом для выдвижения к переднему краю обороны противника должно затрачиваться минимальное время.

В благоприятных условиях обстановки (обычно в ходе развития боевых действий в глубине обороны противника) подразделения могут атаковать противника, развертываясь в боевой порядок из походных колонн, то есть непосредственно с марша. Такой способ атаки не дает противнику возможности маневрировать, обеспечивает достижение внезапности удара. Организация боя в этом случае — принятие командиром решения, постановка боевых задач подразделениям, организация взаимодействия — будет осуществляться обычно в движении или во время коротких остановок. Подразделения переходят в атаку по мере их подхода к переднему краю обороны противника.

В современных условиях широкое применение нового оружия, авиационных средств создает предпосылки для дальнейшего развития способов перехода войск в наступление — сочетания ударов с фронта, флангов и тыла, ударов с воздуха, а на приморских направлениях, и с моря; последовательного и одновременного охвата активными боевыми действиями боевых порядков противника; использования различных приемов военной хитрости для введения его в заблуждение.

Когда наступление осуществляется с выдвижением войск из глубины, его подготовка облегчается тем, что проводится при отсутствии непосредственного соприкосновения с противником. Однако в этом случае возрастает физическое напряжение личного состава, повышается расход горючего и других материальных средств в связи с выдвижением перед началом атаки. Не исключено, что выдвижение придется совершать в обстановке массовых разрушений, наличия на маршрутах участков радиоактивного и химического заражения, очагов пожаров и районов затоплений. В результате и внесения противником ядерных и огневых ударов, особенно высокоточными боевыми комплексами, отдельные элементы боевого порядка частей могут быть выведены из строя еще до начала атаки.

В целях уменьшения потерь от высокоточного оружия [188] противника выдвигающиеся подразделения должны преодолевать открытые участки местности с максимально допустимой скоростью, увеличивать дистанции между подразделениями и боевой техникой, не допускать скоплений войск и остановки колонн.

Наступление с ходу потребует от командиров, штабов и войск высокой мобильности действий, быстрой ликвидации последствий ядерного и огневого нападения противника, обхода при необходимости зон заражения, очагов пожаров и районов затоплений. Подразделения должны уметь выдвигаться с максимально высокой скоростью, быстро развертываться в боевой (предбоевой) порядок и стремительно атаковать противника.

В целях огневого прикрытия выдвигающихся подразделений от ударов противника важно своевременно уничтожать его дальнобойные огневые средства, и прежде всего разведывательно-ударные комплексы, реактивные системы залпового огня, средства дистанционного минирования местности, а также подавлять (ослеплять) технические средства разведки и управления оружием и войсками.

Для организованного выдвижения, развертывания и обеспечения одновременного перехода в атаку подразделению обычно указываются: маршрут выдвижения, исходный рубеж (пункт), рубежи (пункты) развертывания в батальонные и ротные (взводные) колонны (иногда и рубежи регулирования), рубеж перехода в атаку и рубеж безопасного) удаления (схема 1).

Рубежи развертывания подразделений определяются с таким расчетом, чтобы обеспечить высокий темп их выдвижения и уменьшить вероятность поражения ядерными и огневыми ударами противника. Например, рубеж развертывания в батальонные колонны назначается вне пределов досягаемости огня основной массы артиллерии противника. С выходом подразделений на этот рубеж обычно начинается огневая подготовка атаки. Под ее прикрытием подразделения выдвигаются для атаки.

Основным критерием при определении удаления рубежа развертывания в ротные колонны является досягаемость установок ПТУР, танков и орудий противника, выделяемых для стрельбы прямой наводкой. Подразделения должны развернуться в предбоевой порядок до вступления в зону огневого воздействия этих средств. Рубеж развертывания во взводные колонны назначается по возможности за складками местности или в местах, укрытых от огня противника, особенно от его ПТУР ближнего действия. [189]

Рубеж безопасного удаления выбирается так, чтобы предохранить выдвигающиеся подразделения от поражения ядерными ударами, наносимыми своими войсками по опорным пунктам первой линии обороны противника.

Практика тактических учений показывает, насколько важно правильно выбрать рубеж перехода в атаку. При этом учитываются характер обороны противника, степень ее огневого поражения, условия местности, а также способ атаки — осуществляется ли она на боевых машинах пехоты (бронетранспортерах) или в пешем порядке.

Если наступление ведется в пешем порядке, то рубеж перехода в атаку назначается как можно ближе к переднему краю обороны противника. Это дает возможность максимально сократить разрыв во времени между моментом нанесения по противнику огневого удара и началом атаки. Рубеж спешивания назначается обычно в местах, укрытых от огня противника, особенно его противотанковых средств ближнего действия.

При действиях на боевых машинах пехоты (бронетранспортерах) рубеж перехода в атаку выбирается с таким расчетом, чтобы выдвижение к нему подразделений совершалось скрытно, а удаление его обеспечивало ведение действительного огня из основных видов оружия ближнего боя и позволяло подразделениям безостановочно, с высокой скоростью атаковать противника в указанное время («Ч»).

Если атака с ходу в силу тех или иных обстоятельств окажется нецелесообразной, осуществляется переход в наступление из положения непосредственного соприкосновения с противником (схема 2). В этом случае подразделения имеют возможность заблаговременно изучить систему обороны противника, местность как в своем расположении, так и в расположении противника. Однако, поскольку войска при подготовке боя находятся в пределах досягаемости огня всех огневых средств противника, увеличивается опасность их ядерного и огневого поражения. Кроме того, обороняющемуся легче вскрыть группировку наступающих войск. В силу этого требования к обеспечению скрытности действий подразделений и достижению внезапности атаки повышаются.

Поэтому особенно важно умело выбрать исходный район для наступления и тщательно оборудовать его в инженерном отношении. В целях защиты от ударов высокоточного оружия противника при нахождении в исходном районе подразделения используют защитные и маскирующие свойства местности. Скрытие боевой техники от радиолокационной [190] разведки и самонаводящихся боеприпасов противника достигается за счет применения табельных средств маскировки и использования местных материалов, а также проведения имитационных мероприятий, создания ложных тепловых целей. Для снижения уровня теплового излучения от агрегатов питания и базовых двигателей боевой техники используются местные материалы. Например, машины можно накрывать мокрыми ветками, а также асбестом, стеклотканью, брезентом. Кроме того, применяются маскирующие, дымы, техника окрашивается в маскирующий цвет. Для перегруппировки и смены войск широко используются ночь и другие условия ограниченной видимости.

Боевой порядок подразделений для наступления из непосредственного соприкосновения с противником создается заранее. Мотострелковые роты первого эшелона занимают исходное положение в первой траншее и примыкающих к ней ходах сообщения. Перед началом атаки они должны находиться в постоянной готовности к отражению возможного нападения противника. Танковые подразделения занимают выжидательные позиция. В период Великой Отечественной войны такие позиции обычно назначались на удалении до 8 км от переднего края обороны противника. На рубеж перехода в атаку танки выдвигаются в период огневой подготовки атаки. Танки, которые находятся в опорных пунктах рот, переходят в атаку после необходимой перегруппировки.

При постановке боевых задач мотострелковому батальону определяются исходный район для наступления и порядок его занятия, указываются, где, кто и когда проделывает проходы для танков и как они обозначаются, порядок их преодоления и ведения огня при движении в атаку.

В исходное положение мотострелковые подразделения выходят по скрытым путям и ходам сообщения. Боевые машины пехоты (бронетранспортеры), используя складки местности и естественные укрытия, занимают огневые позиции обычно за своими подразделениями в готовности к поддержке их атаки огнем из своего оружия и продвижению за ними в ходе наступления. Мотострелковые подразделения в этом случае атакуют, как правило, в пешем порядке.

Искусство командиров и штабов при выборе способов перехода в наступление состоит в том, чтобы в полной мере использовать фактор внезапности, застать противника неподготовленным, не дать, ему возможности в полной мере использовать свои силы и средства, в первую очередь высокоточное оружие, при отражении атаки{13} наступающих войск и вместе с тем создать благоприятные условия для нанесения ошеломляющего удара по противнику, широкого и смелого маневрирования огнем и подразделениями при осуществлении прорыва вражеской обороны.

3. Боевые задачи

Одним из важных вопросов организации боя является умелое определение частям и подразделениям боевых задач. Боевая задача регламентирует действия частей и подразделений, является основой для планирования боя, организации командирами и штабами взаимодействия, управления и всестороннего обеспечения боевых действий. Ее своевременное и точное выполнение — главный показатель успеха наступления.

Содержание боевых задач войск в наступлении отражает достигнутый уровень их технической оснащенности, боевой выучки, морально-боевых качеств личного состава. Правильно определить боевые задачи подразделениям — значит точно учесть все факторы обстановки, и прежде всего боевые возможности своих войск и противника, соотношение сил, влияние местности и другие условия.

При всех обстоятельствах боевые задачи войск должны быть реально выполнимыми. Нельзя допускать ни их занижения, ни завышения. Практика постановки непосильных задач, кроме потерь, истощения сил и подрыва воинского духа ничего не дает.

Содержанием боевой задачи войск в наступлении является разгром группировки противника и овладение определенным рубежом (районом) местности к назначенному сроку.

Главным объектом действий наступающих войск является, безусловно, противник. Только с уничтожением (пленением) его живой силы, поражением (захватом) средств борьбы создаются условия для достижения цели боя.

Искусство командиров и штабов при определении способов разгрома противника состоит в том, чтобы определить такие объекты в его расположении, с овладением которыми достигается подрыв его боевой устойчивости, нарушается система огня, управления и всей обороны в целом.

В неразрывной связи с определением объектов обороны противника находится и выбор районов местности, которыми надо овладеть. Осуществляя разгром противника, наступающие [192] подразделения продвигаются и одновременно захватывают рубежи и районы местности. Иначе говоря, разгром противника и овладение рубежом, районом местности — единый процесс.

Местность как элемент боевой обстановки оказывает большое влияние на действия войск противоборствующих сторон. Степень положительного (отрицательного) влияния ее тактических свойств на выполнение боевой задачи подразделениями проявляется в той мере, в какой личный состав умело (неумело) их использует.

В наступлении, чтобы создать благоприятные условия для разгрома группировки противника, необходимо овладеть ключевыми объектами местности в его расположении, такими, как узлы дорог, населенные пункты, командные высоты, горные перевалы, переправы через водные преграды. С потерей этих объектов обороняющийся противник обычно лишается многих важных преимуществ, затрудняется его маневр силами и средствами, нарушаются система огня, взаимодействие и управление войсками, а наступающие войска приобретают возможность диктовать противнику свою волю, развивать успех.

Умелое использование местности для маневра в целях быстрого выхода на фланг и в тыл противнику, нанесения ему решительных ударов, расчленения его боевого порядка и уничтожения по частям служит показателем боевого мастерства подразделений.

Наряду с такими важнейшими элементами обстановки, как противник и местность, выполнение боевой задачи зависит от времени. Сейчас фактор времени в наступления имеет первостепенное значение. Подразделение может овладеть назначенным рубежом, районом местности, продвинуться на большую глубину, совершить удачный маневр, но если это будет сделано несвоевременно, с запозданием, то выполнение боевой задачи может быть сорвано.

Командиру, организующему наступление, необходимо правильно рассчитать время, четко спланировать бой, добиваться своевременного уничтожения огневых средств противника, особенно его средств ядерного нападения, систем высокоточного оружия, противотанковых средств, а также дезорганизации управления войсками и оружием противника.

Сроки выполнения боевой задачи в наступлении должны обеспечивать разгром противника в минимальное время, достижение [193] высокого темпа продвижения и непрерывности развития боя. Обороняющийся противник должен быть упрежден в осуществлении маневра, открытии огня, проведении контратаки и т. д. «Упредить — значит победить», — учил А. В. Суворов.

Точный расчет времени выполнения боевой задачи, четкое согласование боевых усилий сил и средств по задачам, рубежам, времени и способам действий — важнейшие предпосылки успеха в наступлении. Опыт тактических учений показывает: чем совершеннее планирование боя, глубже предвидение командиром развития событий в бою, тем меньше изменений в ходе наступления потребуется внести в принятое решение, порядок взаимодействия.

Содержание боевых задач войск в наступлении не остается постоянным. Оно меняется в зависимости от совершенствования средств вооруженной борьбы, возрастания огневых и ударных возможностей частей и подразделений, развития обороны противника. Наиболее ярко динамику изменения содержания боевых задач войск в наступлении можно проследить по опыту наступательных операций советских войск в период Великой Отечественной войны. Ниже приводятся данные, характеризующие глубину боевых задач стрелковой дивизии (в км) от переднего края обороны противника в различные периоды войны.

  Ближайшая задача Последующая задача Задача дня
1941 г.

1,5–2,5

3–4

 —

1942 г.

2–3

4–6

 —

1943 г.

2–4

5–7

 —

1944 г.

3–4

5–7

10–13

1945 г.

3–5

6–8

15–18

Эти данные позволяют сделать вывод, что в первый период войны (1941–1942 гг.), когда боевые возможности соединений и частей советских войск в силу ряда объективных причин были ограниченными и войска не имели достаточного опыта ведения боевых действий, глубина боевых задач была сравнительно небольшой. В наступательных операциях Советской Армии 1944–1945 гг. огневая и ударная мощь стрелковых дивизий, а также приданных и поддерживающих средств (артиллерии, танков, авиации) значительно возросла, войска имели уже богатый боевой опыт, что и обусловило увеличение глубины боевых задач стрелковых и танковых соединений.

Существенное влияние на содержание боевых задач соединений и частей оказывают изменения характера обороны [194] противника. В ходе войны шло непрерывное противоборство наступления и обороны. В ответ на усиление ударной мощи советских войск противник укреплял свою оборону, эшелонируя ее в глубину и насыщая все большим количеством огневых средств, инженерных заграждений. В 1943 г. немецко-фашистские войска отказались от неглубокой очаговой обороны, которую они применяли на советско-германском фронте в начале войны, и перешли к созданию сплошной, многополосной, траншейной системы обороны. Это потребовало от наступающих войск создания мощных ударных группировок для осуществления прорыва. Чтобы непрерывно наращивать усилия на участке прорыва, войска строили глубокий боевой порядок.

При определении боевых задач войск в наступлении учитывались: необходимость создания подавляющего превосходства в силах и средствах над противником на направлении главного удара, надежное поражение противника огнем на всю глубину боевой задачи, обеспечение стремительной безостановочной атаки и непрерывного наращивания усилий для развития успеха в глубину и в стороны флангов, разгром группировки противника по частям до подхода резервов.

При определении дивизии каждой последовательно решаемой задачи — ближайшей, последующей и задачи дня — предусматривалась необходимость разгрома в определенном районе той части боевого порядка противника, с утратой которого создавались предпосылки для нарушения устойчивости его обороны, а также обеспечивались условия для последующих успешных действий наступающих войск. При этом выполнение ближайшей и последующей задач планировалось по возможности в одном построении боевого порядка. Это должно было исключить образование оперативных пауз в ходе боя, связанных с перестроением боевого порядка при вводе в бой второго эшелона (резерва), уточнением системы взаимодействия, организацией огневого поражения, управления, боевого, технического и тылового обеспечения.

Главной целью действий войск первого оперативного эшелона в наступательной операции во время минувшей войны являлся прорыв тактической зоны обороны противника. Обычно его планировалось осуществить в первые сутки операции, что вызывалось оперативной целесообразностью, то есть необходимостью преодоления наступающими войсками в минимально короткий срок наиболее сильной, плотно занятой обороны противника, с тем чтобы лишить его возможности принять меры по ликвидации прорыва, обеспечить [195] непрерывность развития операции, создать условия для быстрого перерастания тактического успеха в оперативный, ввода в прорыв подвижных групп армии и фронта. При этом успех выполнения боевой задачи в решающей степени зависел от быстроты нарушения системы противопехотного, противотанкового и артиллерийского огня противника в главной полосе, и прежде всего на первой позиции обороны противника, что составляло обычно содержание ближайшей задачи полков первого эшелона дивизии.

Общие принципы, лежавшие в основе определения боевых задач войск в наступлении во время Великой Отечественной войны, сохраняют свое значение и сейчас. Однако следует учитывать и те большие изменения, которые произошли в боевых возможностях наступающих войск и тактике оборонительных действий в послевоенное время. Современная оборона имеет тенденцию к увеличению эшелонирования.

Глубина тактической зоны обороны по опыту учений армий стран НАТО составляет 40–50 км и более. Это в 3–4 раза превышает тактическую глубину обороны периода второй мировой войны. Следовательно, чтобы прорвать такую оборону в первые сутки операции, войскам потребуется обеспечить более высокий, чем в прошлом, темп продвижения. Обладая высокой мобильностью, соединения в наступлении в состоянии выполнить это требование, что подтверждается опытом многих тактических учений.

Особенно большое влияние на содержание боевых задач войск в наступления окажет применение ядерного оружия, а также более мощных, чем в прошлом, обычных средств поражения. В результате нанесения ядерных и огневых ударов в обороне противника могут образоваться бреши, используя которые, наступающие войска получат возможность для стремительного продвижения в глубину.

Однако обороняющаяся сторона, как уже отмечалось, располагает большими возможностями для противодействия прорыву. Как показали учения войск НАТО, в целях срыва наступления в соответствии с концепцией воздушно-наземной операции наносятся удары авиацией, боевыми комплексами высокоточного оружия, артиллерией и боевыми вертолетами на всю глубину боевых порядков противника, на угрожаемых направлениях создаются огневые заграждения, по вклинившемуся в глубину обороны противнику наносятся комбинированные удары с различных направлений. [196]

В таких условиях, чтобы достичь высоких темпов и непрерывности наступления, от войск потребуется огромное напряжение. Необходимо разобщать усилия противника, по частям осуществлять разгром его воздушного и наземного эшелонов, организовать эффективную борьбу со средствами ядерного нападения, разведывательно-ударными комплексами, танками, боевыми машинами пехоты, самоходной артиллерией, реактивными системами залпового огня, средствами ПВО, самолетами, вертолетами, воздушными десантами. А поскольку эти и другие средства борьбы располагаются в основном в глубине обороны, наступающие войска должны стремиться как можно быстрее перенести боевые усилия за пределы передового оборонительного района, смело отсекать, блокировать, обходить, окружать и уничтожать окруженные и обойденные группировки противника, лишать его свободы маневра, постоянно поддерживать решающее превосходство на главном направлении, упреждать в нанесении огневых ударов.

Конкретное содержание боевых задач подразделений зависит от складывающейся обстановки. В целом для них так же, как и для соединений и частей, характерно увеличение боевых возможностей, а следовательно, и темпов продвижения в наступлении. В соответствии с этим иначе, чем в прошлом, определяются боевые задачи. Если в минувшую войну батальону первого эшелона ставилась только ближайшая задача, то теперь при наступлении на подготовленную оборону противника ему указываются ближайшая, последующая задачи и направление дальнейшего наступления.

Содержанием ближайшей задачи батальона первого эшелона может быть уничтожение противника в районе обороны батальона первого эшелона на своем фронте наступления и овладение первой позицией. Последующая задача батальона заключается в развитии наступления, разгроме во взаимодействии с соседними батальонами бригадных (полковых) резервов противника и овладении их рубежом. Направление дальнейшего наступления определяется батальону с таким расчетом, чтобы обеспечивалось выполнение боевой задачи полка (схема 3).

Ближайшая задача роты первого эшелона обычно заключается в уничтожении во взаимодействии с соседними подразделениями противника в опорном пункте роты первого эшелона и овладении им. Направление дальнейшего наступления роте определяется с таким расчетом, чтобы обеспечивался разгром противника в глубине района обороны батальона первого эшелона. [197]

Ближайшая задача танковой роты, приданной мотострелковому батальону, обычно заключается в уничтожении во взаимодействии с мотострелковыми ротами противника в опорном пункте роты первого эшелона и овладении им. Направление дальнейшего наступления определяется с таким расчетом, чтобы обеспечивалось выполнение ближайшей задачи мотострелкового батальона.

Роте второго эшелона обычно указываются направление и порядок перемещения в ходе наступления, возможные рубежи ввода в бой, ближайшая задача и направление дальнейшего наступления.

Важным элементом боевой задачи является ширина полосы (фронта) наступления войск. Опыт Великой Отечественной войны показал, что полоса наступления соединения, части должна прежде всего обеспечивать возможность создания в ней необходимого превосходства над противником в силах и средствах.

В операциях первого периода войны, например в битве под Москвой, стрелковым дивизиям часто определялась слишком широкая полоса наступления, достигавшая 10 км. Это противоречило принципу массирования сил и средств и приводило к распылению усилий войск. Поэтому в последующих операциях — битве под Сталинградом, например, — полоса наступления дивизии составляла 4–5 км, а в операциях 1944–1945 гг. 2–3 км, а иногда и 1–1,5 км. Это давало возможность создавать многократное превосходство над противником в силах и средствах на участке прорыва.

Назначение соединению, части чрезмерно узкой полосы наступления нередко значительно ограничивало маневр войск. В период Великой Отечественной войны, продвигаясь на сплошном фронте, войска в ходе прорыва вынуждены были применять лобовую атаку опорных пунктов противника. Это затрудняло их действия. Вот почему при бое в глубине обороны при первой же возможности они стремились расширить полосу наступления, чтобы обеспечить больший простор для совершения обходов и охватов флангов противника, нанесения по нему внезапных ударов с различных направлений.

В современном бою при наличии постоянной угрозы применения противником ядерного и высокоточного оружия полоса наступления, с одной стороны, должна обеспечивать достижение решающего превосходства в силах и средствах, с другой — необходимое рассредоточение подразделений и в случае нанесения противником ядерных и огневых ударов [198] по наступающим войскам — минимальные потери. Это значит, что полоса наступления не должна быть ни чрезмерно узкой, ни чрезмерно широкой. В узкой полосе неизбежно создание опасного переуплотнения сил и средств, а назначение слишком широкой полосы может привести к распылению усилий и ослаблению удара.

Расчетной единицей для определения ширины полосы наступления в тактическом звене является батальон. В зависимости от обстановки, и в частности от применения старшим командиром (начальником) на направлении действий батальона ядерного оружия, а также от способа атаки — на боевых машинах пехоты (бронетранспортерах) или в пешем порядке — и других факторов ширина фронта наступления батальона может быть различной.

Опыт войн и послевоенных учений показывает, что одним из важнейших условий успешного выполнения войсками боевой задачи в наступлении является решительное сосредоточение усилий на главном направлении в решающий момент. В современных условиях значительное рассредоточение действий войск во времени и пространстве, очаговый характер боя вызывают определенную опасность распыления боевых усилий.

Командирам и штабам необходимо проявить высокое искусство в организации боя, и прежде всего правильно определить направление главного удара в наступлении. Для этого важен тщательный учет всех факторов обстановки, влияющих на выполнение боевой задачи. Направление главного удара должно обеспечивать его внезапность, создавать выгодные условия для сосредоточения и развертывания подразделений, совершения маневра, быстрого выхода в районы, овладение которыми нарушит устойчивость тактической обороны противника, и выполнения боевой задачи в назначенные сроки.

В период Великой Отечественной войны главный удар советские войска обычно наносили по слабому месту в боевом построении противника. Такими уязвимыми местами в его обороне являлись открытые фланги и промежутки между опорными пунктами, а также участки, где противник занимал оборону менее устойчивыми в боевом отношении войсками, где она была слабее подготовлена в инженерном отношении и недостаточно развита в глубину. Умелое использование таких уязвимых мест в обороне давало возможность быстрее осуществить прорыв. [199]

Примером искусного действий выбора направления главного удара могут служить действия соединений 65-й армии в Белорусской наступательной операции. Главный удар было решено нанести через заболоченный участок местности, так как противник считал этот участок недоступным для действий наступающих войск и выделил для его прикрытия небольшие силы. Используя фактор внезапности, советские войска сумели быстро преодолеть болото и выйти во фланг противнику, что способствовало общему успеху наступления. Уже за первые шесть часов боевых действий соединениям удалось углубиться в расположение противника на 5–6 км и овладеть рядом его сильных опорных пунктов{37}.

На направлении главного удара советское командование стремилось создавать решающее превосходство над противником в силах и средствах, часто даже при общем равенстве в силах и средствах или при меньшей численности своих войск, как, например, в битвах под Москвой, под Сталинградом и в некоторых других операциях. Плотности и соотношение сил и средств на направлении главного удара в годы Великой Отечественной войны составляли:

 

Первый
период
войны

Второй
период
войны

Третий
период
войны

Плотность сил и средств:      
по артиллерии
(орудий и минометов на 1 км фронта)

20–60

120–200

200–250

по танкам
(единиц на 1 км фронта)

8–15

15–20

20–30

по пехоте
(стрелковых батальонов на 1 км фронта)

1,5–2

3–4

5–7

Соотношение сил и средств:      
по артиллерии

1,5–2:1

4–6:1

6–10:1

по танкам

0,6–1,5:1

2–3:1

4–5:1

по пехоте

1,5–2:1

3–4:1

3–5:1

В современных условиях при наличии постоянной угрозы применения противником ядерного оружия и разведывательно-ударных комплексов вряд ли будет возможным создавать на участках прорыва такие плотности сил и средств, какие имели место в Великую Отечественную войну. Вместе [200] с тем нельзя допускать и другую крайность — рассчитывать на то, что удастся прорвать сильную, глубоко эшелонированную оборону, насыщенную большим количеством огневых средств, не обеспечив решающее превосходство над противником в силах и средствах на главном направлении.

Особенно это важно при наступлении с применением только обычного оружия. Поэтому главный упор следует делать на создание не столько количественного, сколько качественного перевеса над противником в силах и средствах, а также на обеспечение точности и быстроты разведки и поражения объектов (целей), применение более мощных боеприпасов, на умелое сочетание высокоманевренных наземных и воздушных действий.

Рассматривая пути развития тактики наступательного боя, следует отметить, что сейчас, когда боевые действия охватывают одновременно всю глубину боевого построения противоборствующих сторон, возникает необходимость в определенном пересмотре содержания боевых задач войск в наступлении. В частности, представляется целесообразным определять их не по рубежам, как это делалось до сих пор, а по важным районам (объектам), захват которых обеспечит подрыв тактической устойчивости обороны противника.

Это обусловливается тем, что не оборонительные позиции и полосы составляют теперь основу обороны, а прежде всего группировка огневых средств противника в совокупности с его первым и вторым эшелонами, располагающимися в определенных районах. К тому же войска не продвигаются от рубежа к рубежу, как во время минувшей войны, а глубоко вклиниваются в оборону противника и развивают наступление по направлениям, сочетая свои действия с действиями тактических воздушных десантов, высаживаемых в тыл противника.

В целом рост боевых возможностей общевойсковых соединений, частей и подразделений в современных условиях создает объективные предпосылки для увеличения объема и глубины решаемых ими задач, достижения высокого темпа наступления.

Для реализации этих возможностей от командиров, офицеров штабов, политработников требуется умение выбирать эффективные способы разгрома противника, сосредоточивать усилия на решающем направлении, организовывать непрерывное взаимодействие, применять гибкий маневр в бою, искусно строить боевые порядки войск. [201]

4. Боевой порядок

В тесной взаимосвязи с поставленными войскам боевыми задачами строится их боевой порядок. Он должен соответствовать цели боя и условиям обстановки. Боевой порядок строится так, чтобы обеспечивались успешный разгром противника, решительное сосредоточение усилий на избранных направлениях, тесное и непрерывное сочетание огня, движения и маневра в ходе наступления, возможность своевременного наращивания усилий из глубины, а также надежное управление войсками.

Построение боевых порядков соединений, частей и подразделений в наступательном бою в процессе многих войн претерпело сложную эволюцию. Главным фактором этого развития являлись изменения в материальной основе боя. Так, с появлением более совершенного оружия и увеличением мощи огня линейный боевой порядок, длительное время господствовавший на полях сражений, в войнах конца XVIII — начала XIX в. уступил место колоннам и рассыпному строю, а с появлением танков в период первой и особенно второй мировой войн вместо пехотного боевого порядка стал применяться пехотно-танковый.

В дальнейшем развитие боевого порядка войск было связано с появлением и совершенствованием авиации, средств противотанковой и противовоздушной обороны, боевого, технического и тылового обеспечения. Массовое внедрение в общевойсковые соединения, части более эффективной боевой техники приводило к увеличению их наступательных возможностей и соответственно к созданию новых элементов боевого порядка, качественным изменениям в их составе.

Большое влияние на формы и способы построения боевого порядка войск в наступлении оказывали изменения в характере обороны противника. До первой мировой войны, когда оборона была неглубокой, преимущественно очаговой, боевой порядок пехотных соединений и частей строился, как правило, в один эшелон с выделением общего резерва. Однако, когда оборона приняла сплошной, позиционный характер, увеличилась ее глубина, усилий войск первого эшелона оказывалось недостаточно для того, чтобы в быстром темпе преодолеть сильную оборону противника, состоявшую из нескольких хорошо оборудованных в инженерном отношении позиций и полос, и обеспечить непрерывность развития наступления на большую глубину, а также расширение прорыва в стороны флангов. В результате [202] в ходе первой мировой войны, когда стороны перешли к позиционным формам борьбы, в пехотной дивизии (полку) появился новый элемент боевого порядка — второй эшелон, предназначавшийся для наращивания боевых усилий частей первого эшелона и развития успеха.

В годы второй мировой войны двухэшелонный боевой порядок общевойсковых соединений стал наиболее распространенной формой их боевого построения при прорыве подготовленной обороны противника. Правда, в некоторых операциях советских войск 1944–1945 гг. применялся трехэшелонный боевой порядок дивизий, что обеспечивало им большие возможности для наращивания усилий в ходе боя. Однако боевая практика показала, что при таком построении войска нередко вынуждены были действовать в переуплотненных построениях, особенно при вводе в бой свежих сил из глубины, что затрудняло их маневр, взаимодействие и управление.

В операциях советских войск второго и третьего периодов войны применялось и одноэшелонное построение боевого порядка стрелковых дивизий, особенно в тех случаях, когда оборона противника была неглубокой.

В Белорусской операции из 44 дивизий, действовавших в первом эшелоне, 28, то есть более половины, имели боевой порядок в один эшелон. Правда, стрелковые полки в этом случае, как правило, принимали двух– и даже трехэшелонное построение, что и обеспечивало последовательное наращивание усилий из глубины{38}.

Помимо одного, двух (иногда трех) эшелонов боевой порядок стрелковой дивизии периода Великой Отечественной войны включал артиллерийские группы, группы танков непосредственной поддержки пехоты, группировку сил и средств ПВО, резервы различного назначения, а также подвижный отряд заграждений, а нередко и передовой отряд.

Необходимость создания в соединениях артиллерийских групп возникла уже в первую мировую войну, когда войска стали насыщаться большим количеством артиллерии. Но особенно широкое распространение такая форма боевого использования артиллерии получила в Советской Армии в минувшую войну. Начиная с 1943 г. в дивизиях, полках первого эшелона при прорыве обороны противника создавались достаточно сильные дивизионные, полковые [203] артиллерийские группы, что обеспечивало гибкое использование артиллерии в бою, тесное ее взаимодействие с пехотой и танками, повышало огневую самостоятельность частей, их ударную мощь.

Способы боевого применения танков во время Великой Отечественной войны совершенствовались по мере насыщения ими боевых порядков общевойсковых соединений. Поскольку в составе стрелковых дивизий штатных танков не было, то при действиях на главном направлении во время прорыва обороны противника они усиливались за счет средств старшего командира (начальника). Придаваемые дивизии танки использовали как танки непосредственной поддержки пехоты (НПП). Первоначально группы танков НПП находились в подчинении командира дивизии, но начиная с 1944 г. в связи со все более широким поступлением танков в войска они стали придаваться и полкам. На заключительном этапе войны количество танков, придаваемых соединениям, частям (подразделениям), значительно возросло.

Более 30 процентов дивизий, действовавших на направлении главного удара армии в Висло-Одерской операции, имели по 80–90 танков. В таких условиях танки придавались не только полкам, но и батальонам. Это увеличивало ударную силу подразделений и обеспечивало гибкое и непрерывное взаимодействие пехоты с танками. В атаке танки выступали как главная ударная сила. Они продвигались, не отрываясь от пехоты, обычно в 200–400 м, что давало возможность стрелковым подразделениям использовать успех действий танков для продвижения вперед. В свою очередь, пехота своим огнем прикрывала маневр танков.

Помимо усиления частей первого эшелона танками в дивизии нередко создавался танковый резерв. Он предназначался для усиления полка второго эшелона при вводе его в бой и для решения других, внезапно возникающих задач.

С появлением авиации неотъемлемым элементом боевого порядка войск стала группировка сил и средств ПВО. Она создавалась с целью надежно прикрыть от ударов противника с воздуха главные силы наступающих соединений.

В ходе войны происходило насыщение танками и боевых порядков обороняющегося противника. Для борьбы с вражескими танками в стрелковых соединениях и частях первого эшелона начали создаваться артиллерийские противотанковые резервы, а также подвижные отряды заграждений. [204] Основу артиллерийского противотанкового резерва составляли подразделения противотанковой артиллерии. В состав подвижного отряда заграждений включались инженерные подразделения со средствами минирования. Эти элементы боевого порядка действовали в тесном взаимодействии, решая общую задачу — отразить совместно с пехотой контратаки танковых подразделений противника, уничтожить танки, прорвавшиеся на фланги и в тыл наступающим частям.

Необходимость применения передовых отрядов появилась уже в первых наступательных операциях советских войск во время Великой Отечественной войны, но только в 1944–1945 гг. передовые отряды стали, но сути, неотъемлемым элементом боевого порядка наступающих дивизий. В состав передовых отрядов обычно выделялись наиболее маневренные части и подразделения, способные быстро совершать отрыв от главных сил и решать самостоятельные задачи в тылу противника. В основе тактики их действий лежали гибкий маневр, внезапный удар по противнику, смелые рейды по его тылам.

В современных условиях в связи с поступлением в сухопутные войска новых средств борьбы — ядерного оружия, а также различных ракетных комплексов, боевых машин пехоты, противотанковых управляемых ракет, вертолетов огневой поддержки, а также в результате значительного увеличения количества танков, повышения эффективности других огневых средств, их точности, дальнобойности и быстродействия повысились требования к боевому порядку войск.

Боевой порядок должен обеспечивать успешное ведение боя как с применением, так и без применения ядерного оружия; решительное поражение противника на всю глубину боевой задачи и отражение его ударов с воздуха; быстрое и полное использование результатов ядерного и огневого поражения; наименьшую уязвимость подразделений от ядерных и огневых ударов высокоточного оружия противника, а также устойчивое непрерывное взаимодействие в управление войсками в самой сложной обстановке.

По опыту тактических учений боевой порядок части (подразделения) при прорыве обороны противника строится обычно в один или два эшелона. Первый эшелон, как правило, создается наиболее сильным и предназначается для разгрома противостоящей группировки противника, выполнения боевой задачи и развития наступления. Второй эшелон предназначается для наращивания усилий и [205] развития успеха первого эшелона, замены подразделений первого эшелона, понесших потери, отражения контратак противника, ведения наступления на новом направлении. При одноэшелонном построении боевого порядка создается общевойсковой резерв, который предназначается для решения внезапно возникающих в ходе наступления задач.

С принятием в армии США концепции воздушно-наземной операции резко повышается угроза поражения вторых эшелонов и резервов. Следовательно, требуется особенно тщательное обеспечение их защиты от высокоточного оружия обороняющегося противника.

Мотострелковые подразделения используются в наступлении в составе первого и второго эшелонов, а также в общевойсковом резерве. Они могут действовать в качестве авангарда, передового, обходящего отрядов, тактического воздушного и морского десантов. Мотострелковые подразделения выполняют свою задачу по уничтожению противника в тесном взаимодействии с танками, артиллерией и подразделениями других родов войск. Умело сочетая огонь и движение, они стремительно атакуют противника, уничтожают его живую силу, элементы разведывательно-ударных комплексов, танки, боевые машины пехоты, артиллерию, противотанковые и другие огневые средства, средства ядерного и химического нападения, самолеты, вертолеты, крылатые ракеты и другие воздушные цели, средства дистанционного минирования местности, овладевают позициями противника и в быстром темпе развивают наступление.

Важную роль в разгроме обороняющегося противника играют танковые подразделения. Обладая высокой ударной силой и маневренностью, они способны через образовавшиеся бреши в обороне внезапно выходить в тыл противнику, уничтожать сохранившиеся очаги сопротивления, громить подходящие резервы, уничтожать средства ядерного и химического нападения, захватывать важные объекты и тем самым обеспечивать быстрый разгром обороняющейся группировки. Танковые подразделения используются в наступлении для усиления мотострелковых подразделений или самостоятельно, особенно на участках, где по обороне противника наносятся ядерные удары. В этом случае они действуют, как правило, на направлении главного удара.

Одной из тенденций совершенствования боевых порядков мотострелковых и танковых частей и подразделений (в том числе и таких подразделений, как рота и взвод) в наступлении в современных условиях является дальнейшее увеличение их тактической и огневой самостоятельности. [206] Это обусловлено тем, что они теперь часто будут действовать на отдельных направлениях, иногда в значительном отрыве от главных сил.

Прогнозируя дальнейшее развитие тактики наступательного боя, можно предположить, что под влиянием современного оружия, все большего насыщения сухопутных войск авиационными средствами боевой порядок войск в наступлении по своему предназначению составит как бы два эшелона — наземный, задачами которого явится осуществление прорыва обороны противника и развитие достигнутого успеха в глубину, и воздушный, создаваемый для охвата боевых порядков обороняющихся войск по воздуху и нанесения ударов по ним с тыла.

Как и в прошлую войну, в настоящее время возникает необходимость создания в первом эшелоне при прорыве обороны противника достаточно сильных артиллерийских групп, способных непрерывно поддерживать огнем наступающие войска в ходе всего боя, уничтожать выявленные огневые средства противника, особенно средства ядерного и химического нападения, артиллерию, разведывательно-ударные комплексы, реактивные системы залпового огня, танки, ПТУР, боевые машины пехоты, радиоэлектронные объекты, средства ПВО, средства дистанционного минирования местности, поражать живую силу в опорных пунктах, а также ослеплять огневые средства, разрушать и задымлять фортификационные сооружения.

Более высокие требования предъявляются сейчас и к противовоздушной обороне. Она должна осуществляться непрерывно в ходе всего боя, надежно прикрывать наступающие части и подразделения при выполнении ими боевых задач. Группировка сил и средств ПВО должна быть способна в любое время года и суток уничтожать воздушного противника, появляющегося с любых направлений, на всех высотах, особенно на малых и сверхмалых. С этой целью подразделения войсковой ПВО развертываются и действуют непосредственно в боевых порядках прикрываемых мотострелковых и танковых подразделений.

Большую роль в наступлении играют сейчас тактические воздушные десанты. Их применение дает возможность быстро использовать результаты ядерного и огневого поражения, увеличить силу и глубину одновременного удара по противнику, срывать его маневр в целях восстановления нарушенной системы обороны. Тактический воздушный десант может применяться для захвата и уничтожения наиболее важных объектов противника, в том числе средств [207] ядерного нападения, боевых комплексов высокоточного оружия, пунктов управления и узлов связи, захвата и удержания районов (рубежей) и объектов местности в тактической и ближайшей оперативной глубине, таких, как узлы дорог, мосты, перевалы, переправы через водные преграды, а также для содействия наступающим войскам в быстром преодолении естественных препятствий и обеспечения высокого темпа наступления, уничтожения тыловых баз, складов, разрушения трубопроводов и других объектов тыла противника.

Глубина, время и способы высадки воздушного десанта могут быть различными. По опыту учений тактические воздушные десанты в составе усиленного батальона высаживались на значительную глубину.

Повышение решительности и динамичности современного наступательного боя открывает самые широкие возможности для применения передовых отрядов. Кроме захвата отдельных объектов местности (узлов дорог, населенных пунктов, перевалов и т. д.) передовые отряды могут выполнять более сложные, чем в прошлую войну, боевые задачи — уничтожать средства ядерного и химического нападения, наземные элементы разведывательно-ударных комплексов, средства ПВО, пункты управления противника, некоторые его тыловые объекты, вести борьбу с воздушными (морскими) десантами и аэромобильными подразделениями. При постановке боевых задач передовому отряду обычно указываются состав и направление действий, каким рубежом и к какому времени овладеть, порядок поддержки его действий огнем артиллерии и ударами авиации.

Важным элементом боевого порядка в наступлении в современных условиях являются противотанковые резервы, предназначенные для ведения борьбы с контратакующими танками противника, прикрытия совместно с подвижным отрядом заграждений угрожаемых направлений и открытых флангов, рубежа развертывания и ввода в бой второго эшелона (общевойскового резерва).

В целях повышения быстроты осуществления маневра на угрожаемые направления некоторые резервы, например общевойсковой, инженерный, а также подвижный отряд заграждений могут действовать на вертолетах.

Существенные изменения претерпел боевой порядок мотострелковых и танковых батальонов. Во время Великой Отечественной войны боевой порядок стрелкового (танкового) батальона строился чаще всего в один эшелон с выделением [208] резерва. Это было обусловлено тем, что батальон имел в своем составе сравнительно небольшое количество штатных и приданных подразделений других родов войск, вследствие чего огневая и ударная мощь его была небольшой.

В современных условиях оснащенный эффективным оружием и боевой техникой мотострелковый (танковый) батальон обладает высокой ударной и огневой мощью и маневренностью, броневой защитой и устойчивостью от воздействия оружия массового поражения. К тому же батальону может придаваться значительное количество средств усиления — артиллерийский дивизион или батарея, противотанковые средства, зенитная батарея (взвод), а также подразделения инженерных и химических войск. Мотострелковому батальону могут придаваться также танковые, а танковому батальону — мотострелковые подразделения. Все это значительно повышает боевые возможности батальона в наступлении.

В связи с этим возрастает количество элементов боевого порядка мотострелкового (танкового) батальона, более разнообразным, чем раньше, становится его построение. Боевой порядок батальона состоит сейчас из рот первого эшелона с их средствами усиления, роты второго эшелона или резерва, средств противовоздушной обороны и огневых средств, остающихся в непосредственном подчинении командира батальона, а также батальонного тыла (схема 4).

Но дело не только в количественном увеличении элементов боевого порядка батальона, но и в качественном изменении их состава и боевых возможностей. Если в минувшую войну основу боевого порядка стрелкового батальона составляла пехота, атаковавшая противника в пешем строю при поддержке танков и огня артиллерии, то сегодня боевой порядок мотострелковых подразделений включает боевые машины пехоты, бронетранспортеры и танки, которые способны быстро пробить брешь в обороне противника и вести наступление в высоком темпе.

Важную роль в решении задач мотострелковым батальоном играют теперь входящие в его состав подразделения противотанковых управляемых ракет и гранатометов, а также придаваемая батальону артиллерия. Эти средства призваны подавлять или уничтожать цели, прежде всего бронированные, мешающие продвижению наступающих подразделений.

Зенитные подразделения, находящиеся в боевом и походном порядках батальона, способны уничтожать самолеты, [209] вертолеты, беспилотные средства и воздушные десанты противника на малых и средних высотах.

Подразделения инженерных войск, придаваемые батальону, ведут инженерную разведку противника и местности, наносят противнику потери, применяя минно-взрывные и другие средства, а также уничтожают ядерные мины, проделывают проходы в заграждениях, в том числе в устраиваемых средствами дистанционного минирования противника, устраивают переходы через препятствия, обеспечивают содержание переправ и путей движения, осуществляют механизированную отрывку окопов, траншей и ходов сообщения, выполняют инженерные мероприятия по маскировке, оборудованию и содержанию пунктов водоснабжения.

Важные задачи в наступлении решают подразделения химических войск. Они осуществляют радиационную, химическую и неспецифическую бактериологическую (биологическую) разведку, дозиметрический и химический контроль, проводят специальную обработку подразделений, снаряжают дегазационные комплекты и приборы в подразделениях.

Главной задачей огнеметных подразделений в наступлении является поражение живой силы, вооружения, боевой и другой техники противника, а также создание очагом пожаров. Огнеметные подразделения, как правило, придаются мотострелковым подразделениям и действуют в их боевых порядках.

Подразделения связи батальона обеспечивают устойчивую связь с подчиненными (приданными) подразделениями и с соседями, а также поддерживают связь со старшим командиром.

Современный батальон обладает определенной автономностью в техническом и тыловом отношении. Он имеет возможность своими силами и средствами осуществлять ремонт и обеспечивать техническое обслуживание вооружения, содержание необходимых запасов материальных средств, подвоз их в подразделения, заправку техники горючим, обеспечивать личный состав горячей пищей, проводить розыск и эвакуацию раненых с поля боя, оказание им медицинской помощи.

Таким образом, боевой состав мотострелкового (танкового) батальона — основного общевойскового тактического подразделения — обеспечивает успешное решение сложных задач в наступлении с применением как ядерного, так и только обычного оружия. [210]

Батальон, рота в зависимости от обстановки могут действовать в предбоевых и походных порядках. Предбоевой порядок — построение подразделений для передвижения в колоннах, расчлененных по фронту и в глубину (схема 5). Он должен обеспечивать наименьшую уязвимость подразделений от оружия массового поражения, ударов высокоточного оружия, огня артиллерии, ударов самолетов и вертолетов противника, быстрое развертывание подразделений в боевой порядок, достижение высоких темпов продвижения, а также стремительное преодоление заграждений, зон радиоактивного и химического заражения, районов разрушений, пожаров и затоплений.

При выдвижении на рубеж перехода в атаку, а также при развитии наступления в тактической и оперативной глубине обороны противника и его преследовании подразделения могут принимать походный порядок, то есть передвигаться в колоннах, что обеспечивает высокую скорость движения, быстрое развертывание в предбоевой и боевой порядки, наименьшую уязвимость от оружия массового поражения и ударов РУК, самолетов и вертолетов противника, поддержание устойчивого управления подразделениями.

Как показывает опыт войск, подразделения должны действовать в боевом порядке главным образом при атаке опорных пунктов и упорно обороняемых противником позиций. Когда же удастся овладеть ими и сломить организованное сопротивление противника, подразделения быстро перестраиваются в предбоевой порядок и стремительно продвигаются в глубину обороны. При подходе к новому оборонительному рубежу или позиции они стремятся с ходу, в предбоевом порядке, используя разрывы и промежутки в построении противника, проникнуть в глубину его расположения и нанести удары по его основным силам с флангов и тыла. Если удалось сломить сопротивление противника и вынудить его к отходу, подразделения первого эшелона быстро свертываются в походные колонны и с максимально возможной скоростью устремляются в глубину обороны.

Искусство командира заключается в том, чтобы в динамике боя грамотно, творчески применить боевой, предбоевой и походный порядки, постоянно чувствовать пульс боя, предвидеть развитие боевых событий, умело и своевременно перестраивать войска, полностью использовать имеющиеся боевые возможности частей и подразделений. [211]

5. Подготовка наступления

Подготовка наступления начинается с получением боевой задачи от старшего командира. Она включает: организацию боя (принятие решения, постановку боевых задач подразделениям, организацию взаимодействия, огневого поражения противника, всестороннего обеспечения боя и управления); подготовку подразделений к выполнению боевой задачи; организацию и проведение политической работы; подготовку исходного района для наступления; контроль готовности подразделений к выполнению боевых задач и другие мероприятия.

Опыт Великой Отечественной войны свидетельствует, что наспех организованное наступление неизбежно терпело неудачу. Без предварительной и тщательной подготовки личного состава и войск успеха в бою и операции не достигалось. Игнорирование даже самых мелких вопросов при подготовке наступления пагубно отражалось на ведении боя.

В современных условиях качественные изменения в средствах вооруженной борьбы существенным образом сказываются на способах подготовки наступления. С одной стороны, резко возрастает объем и усложняются задачи, решаемые командиром и штабом в этот период, с другой — постоянно сокращается время на их выполнение. Если в период Великой Отечественной войны для подготовки наступления в звене полк — батальон затрачивалось обычно 3–4 суток, то теперь это время значительно сократилось. Важно учитывать и то, что наличие у обороняющегося противника наряду с ядерным оружием автоматизированных высокоточных средств разведки и поражения увеличивает опасность срыва наступления.

Существенно изменились содержание и методы работы командиров и штабов по подготовке наступательного боя. Сейчас, как никогда прежде, от них требуется поиск нестандартных решений, способов эффективного использования имеющихся в их распоряжении сил и средств.

Содержание и методы работы командира и штаба по подготовке наступления зависят от того, где находится подразделение в момент получения боевого распоряжения, какую задачу выполняет, что делает противник, какова боеспособность личного состава, сколько времени отводится на организацию боя, какова обеспеченность подразделения боеприпасами, горючим и другими материальными средствами и т. д. [212]

В условиях острого дефицита времени важно правильно распределить время, отводимое на организацию наступления. Опыт учений показывает: чем слаженнее работают командир и штаб, тем меньше времени они тратят на решение своих вопросов, тем большую его часть предоставляют подчиненным для подготовки к бою. Выигрыш времени дают методы работы на основе тактической предусмотрительности, умения прогнозировать развитие боевой обстановки, творчества и безусловной исполнительности.

Принимая решение на наступление, командир уясняет задачу, оценивает противника, состояние своих войск, действия соседей, характер местности, радиационную, химическую и бактериологическую (биологическую) обстановку, учитывает состояние погоды, время года и суток и другие факторы.

Особая проницательность нужна при вскрытии замысла и возможного характера действий противника. Организуя наступление, командир непосредственно на местности должен тщательно изучить оборону противника: начертание переднего края, подступы к нему, наличие заграждений и препятствий, расположение его опорных пунктов и степень их инженерного оборудования, позиции огневых средств, особенно противотанковых, наличие резервов.

В современных условиях, когда увеличился пространственный размах боя, уже нельзя, как в прошлом, ограничиться оценкой только противостоящей группировки противника. Для успешного ведения глубокого боя требуется предусмотреть, какие силы и средства противник может ввести в действие не только при бое за первую, вторую позиции, но и в тактической глубине обороны, где и когда могут быть использованы им дальнобойные огневые средства, особенно средства ядерного и химического нападения, разведывательно-ударные комплексы, реактивные системы залпового огня, средства дистанционного минирования местности.

Говоря об оценке противника, нельзя не отметить еще одно важное обстоятельство. Если в период второй мировой войны общевойсковой командир анализировал главным образом противостоящую наземную группировку и лишь в общих чертах учитывал воздушную обстановку, то теперь, когда боевые действия на земле и в воздухе составляют единое целое, большое влияние на ход боя может оказать применение противником тактической авиации, вертолетов, воздушных десантов, аэромобильных войск. [213]

На день боя, как показал опыт учений армии США, дивизии выделяется до 100–120 самолето-вылетов. Поэтому для организации надежного прикрытия подразделений с воздуха, противодесантной обороны и противовертолетной борьбы необходимо хотя бы ориентировочно знать, как может действовать авиация противника, когда и в какие районы могут быть высажены его тактические воздушные десанты, с каких рубежей и в какое время они могут нанести удары, с каких рубежей ожидаются удары вертолетов огневой поддержки.

Результатом оценки противника при организации наступления всегда являлось определение тех элементов его группировки, разгром (уничтожение) которых обеспечивал подрыв устойчивости его обороны. В настоящее время объектами первоочередного удара будут средства ядерного и химического нападения противника, боевые комплексы высокоточного оружия, пункты управления, узлы связи, средства ПВО, радиоэлектронные объекты, РСЗО, средства дистанционного минирования, а также средства, обеспечивающие разведку и наведение оружия на цель.

Более разносторонней и масштабной должна быть оценка состояния своих войск и действий соседей. Это связано с тем, что сейчас усилилась зависимость тактики от оперативного искусства. Многие боевые задачи части и подразделения в состоянии решить только в тесном взаимодействия со средствами старшего командира, которые ведут борьбу с ядерным и химическим оружием, авиацией противника, крылатыми ракетами, РУК, средствами РЭБ, нарушают его систему управления войсками и оружием, обеспечивают надежную противовоздушную оборону своих войск и т. д.

Принимая решение на наступление, общевойсковой командир должен четко представлять роль и место своей части, подразделения в бою, знать основы организации взаимодействия с силами и средствами старшего командира и соседями, особенно по таким вопросам, как срыв или ослабление удара высокоточного оружия противника, борьба с его радиотехнической разведкой, воздушно-штурмовыми отрядами, воздушными и морскими десантами, а также обеспечение защиты своих радиоэлектронных средств и систем управления от помех со стороны противника.

Повышенные требования предъявляются к оценке местности. Это обусловлено возрастанием пространственных показателей наступательного боя.

Если в Великую Отечественную войну боевые действия стрелковой дивизии при прорыве обороны противника развертывались [214] на площади 40–60 кв. км, то теперь ее «боевая зона» значительно увеличилась. Например, в наступлении дивизии армии США определяется полоса шириной 20–30 км и суточная боевая задача общей глубиной 40–70 км, следовательно, район ее действий составляет 400–1000 кв. км, а иногда и более.

Изучая характер местности на такой обширной территории, командир и штаб при организации боя должны учитывать, что повышение эффективности многих средств разведки противника, в особенности радиоэлектронных, а также увеличение точности поражения его огневых средств вызывают необходимость по-иному, чем раньше, оценивать маскирующие и защитные свойства местности. Так, при использовании противником высокоточного оружия складки местности, считавшиеся наиболее надежными укрытиями личного состава, не всегда могут обеспечить надежную защиту от его огневых ударов.

При оценке характера местности необходимо предусмотреть, что ее проходимость, защитные и маскирующие свойства, условия ориентирования могут существенно измениться в результате применения противником ядерного и химического оружия, зажигательных веществ, боеприпасов объемного взрыва, а также средств дистанционного минирования. Обороняющийся противник, чтобы затруднить маневр наступающих войск, может преднамеренно устроить районы затоплений, обвалы и разрушения на перевалах и дорогах, пожары в лесных массивах и населенных пунктах.

При оценке радиоэлектронной обстановки оперативно-тактический анализ должен выявить, какое воздействие могут оказать помехи на устойчивость управления войсками и оружием, как повлияет помеховая обстановка на выполнение боевых задач подразделениями. Исходя из этого, командир должен определить, что нужно сделать, чтобы повысить помехоустойчивость системы управления при массированном применении противником средств радиоэлектронной борьбы.

Тактическое искусство командира проявляется в принятии им решения на наступление, которое должно обеспечить правильный выбор направления главного удара и способов разгрома противника, достижение внезапности атаки, надежное огневое поражение его огневых средств, поддержание постоянного превосходства над противником на решающем направлении, гибкое и смелое осуществление маневра огнем, силами и средствами, упреждение противника [215] в наращивании усилий, расчленение, окружение и уничтожение его войск по частям. Оригинальный замысел, смелый и неожиданный для противника маневр могут удвоить, утроить мощь оружия, боевые возможности подразделений, а допущенные просчеты и ошибки, шаблонные тактические приемы могут свести на нет усилия многих людей. При всех обстоятельствах принятое решение должно быть всесторонне обоснованным.

Учитывая возможность применения противником ядерного, а также высокоточного оружия и автоматизированных средств разведки, в решении на наступление командир кроме обычных вопросов — определения направления сосредоточения основных усилий, способов разгрома противника, порядка его огневого поражения, построения боевого порядка своих войск — должен предусмотреть также мероприятия по защите от ядерного оружия, РУК и крылатых ракет противника, а также по преодолению минно-взрывных заграждений, устанавливаемых средствами дистанционного минирования противника.

Исключительное значение для успешной подготовки наступательного боя имеет практическая работа командира на местности после принятия решения. Если наступление осуществляется из положения непосредственного соприкосновения с противником, всю работу по организации боя командир проводит на местности. При наступлении с ходу он обычно не имеет возможности с получением боевой задачи выехать на местность, поэтому принимает решение по карте или на макете местности, но в последующем проводит рекогносцировку, отдает боевой приказ и организует взаимодействие непосредственно на местности.

Практическая работа на местности по организации боя должна быть тщательно подготовлена. Командир должен четко определить, что и как ему необходимо решить на местности, детально продумать порядок работы, наметить, кого, когда и на какое время привлечь для участия в рекогносцировке, определить место встречи и вопросы, которые необходимо решить.

На одном из учений работу на местности командир мотострелкового батальона начал с топографического и тактического ориентирования, после чего он сообщил подчиненным командирам последние данные о «противнике». Затем, используя местные предметы (ориентиры), уточнил начертание переднего края обороны «противника», расположение его опорных пунктов и огневых средств. Особое внимание он обратил на расположение противотанковых [216] средств — ПТУР, орудий, окопанных танков, БМП, указал, какие цели (объекты) поражаются средствами старшего командира.

Наиболее тщательно местность и оборона «противника» изучались на глубину ближайшей задачи батальона. Командир батальона обратил внимание подчиненных командиров на наличие скрытых подступов, которые следует использовать подразделениям при выдвижении к переднему краю обороны, указал границы обнаруженных минно-взрывных заграждений и естественных препятствий.

На рекогносцировке он показал, на каком фронте наступают батальоны и роты первого эшелона, где сосредоточиваются основные усилия, поставил боевые задачи подразделениям. Офицеры нанесли на рабочие карты выявленные огневые средства «противника», наблюдательные пункты и другие цели, которые поражались огнем артиллерии с закрытых огневых позиций, а также огнем орудий и танков, выделенных для стрельбы прямой наводкой, ПТУР и огнем гранатометов.

Командир батальона на местности указал огневые позиции штатным и приданным огневым средствам, места проходов в заграждениях (переходов через препятствия), время их проделывания (устройства), места оснащения танков катковыми минными тралами, а также рубежи перехода в атаку, спешивания, развертывания во взводные колонны. Рубеж развертывания в ротные колонны, рубеж безопасного удаления и исходный пункт были указаны офицерам по возвращении их в исходный район.

Присутствовавший на рекогносцировке руководитель учения в целом одобрил такой порядок ее проведения. Вместе с тем он отметил, что рекогносцировочная группа довольно длительное время находилась в пределах визуального наблюдения «противника». Это не только увеличивало опасность выхода на строя офицеров, обороняющийся «противник» мог обнаружить подготовку наступления.

Важной задачей в работе командира по организации боя является четкая постановка боевых задач подразделениям. Боевые задачи подразделениям определяются исходя из их предназначения, боевых возможностей и места в боевом порядке батальона, характера местности и условий взаимодействия с соседями. При постановке задач командир батальона в боевом приказе указывает:

ротам первого эшелона, в том числе приданной танковой (мотострелковой) роте, — средства усиления, ближайшую задачу и направление дальнейшего наступления, рубеж перехода в атаку, маршрут выдвижения, время выхода [217] на рубежи развертывания во взводные колонны и перехода в атаку, кто поддерживает;

роте второго эшелона — направление и порядок перемещения в ходе наступления, возможные рубежи ввода в бой, ближайшую задачу и направление дальнейшего наступления, средства усиления при вводе в бой; резерву — направление и порядок перемещения в ходе наступления, задачи, к выполнению которых быть готовым;

приданным подразделениям артиллерии и минометной батарее — цели для уничтожения и подавления в период огневой подготовки атаки и с началом атаки, кого поддерживать, задачи по обеспечению ввода в бой второго эшелона и отражению контратак противника, огневые позиции, маршрут и порядок выдвижения, время готовности к открытию огня, порядок перемещения в ходе боя;

орудиям и танкам, выделенным для стрельбы прямой наводкой, — цели для поражения в период огневой подготовки атаки и с началом атаки, огневые позиции и время их занятия, порядок выдвижения и действий после выполнения задачи;

гранатометному взводу — цели для уничтожения и подавления в период огневой подготовки атаки и с началом атаки, огневую позицию, маршрут и порядок выдвижения, направление стрельбы, время готовности к открытию огня, кого поддержать при атаке, задачи по обеспечению ввода и бой второго эшелона, прикрытию флангов, отражению контратак пехоты противника, место в боевом порядке батальона и порядок перемещения в ходе боя;

противотанковому взводу — цели для уничтожения в период огневой подготовки атаки, огневую позицию, время и порядок ее занятия, место в боевом порядке батальона, направление и порядок перемещения в ходе боя, задачи, к выполнению которых быть готовым, и возможные рубежи развертывания;

зенитному взводу — в каких направлениях вести разведку воздушного противника и какие подразделения прикрыть от ударов с воздуха при выдвижении, развертывании, атаке переднего края обороны противника и наступлении в глубине, место в колонне при выдвижении и боевом порядке батальона, порядок перемещения в ходе боя, время и степени готовности;

приданному инженерно-саперному подразделению — места и время проделывания проходов в заграждениях и устройства переходов через препятствия перед передним краем обороны противника, направление перемещения в ходе [218] боя и порядок проделывания проходов в заграждениях противника в глубине его обороны.

Особенно высокие требования в современных условиях при подготовке боя предъявляются к организации взаимодействия. Это обусловлено тем, что наступление ведется в высоком темпе и на большую глубину, в бою участвует большое количество разнообразных боевых средств. Задача командира и штаба состоит в том, чтобы четко согласовать их боевые усилия, умело увязать действия подразделений, Взаимодействие организуется по задачам, рубежам и времени. Наиболее подробно оно организуется на глубину ближайшей задачи. Важно, чтобы указания по взаимодействию не дублировали боевой приказ, а развивали отданные распоряжения, конкретизировали их, чтобы подчиненные четко представляли себе всю сложную картину боя, характер действий войск сторон, знали, как решать поставленную боевую задачу. В этом и состоит искусство командира и штаба по организации взаимодействия.

Опыт тактических учений свидетельствует, что наиболее эффективным является такой метод организации взаимодействия: командир не только дает необходимые указания, но и заслушивает доклады командиров подчиненных и приданных подразделений о порядке действий с последовательным розыгрышем наиболее вероятных тактических эпизодов предстоящего боя. Однако такой вариант возможен только при наличии достаточного времени (в первую очередь светлого) для организации боя, если подчиненные офицеры хорошо изучили сложившуюся обстановку и имеют прочные навыки в управлении подразделениями в бою. Если время на организацию боя ограничено, командир вынужден организовывать взаимодействие методом указаний. Но и в этом случае он должен лично убедиться, что все командиры правильно уяснили порядок взаимодействия.

На тактическом учении после отдачи боевого приказа командир батальона сообщил офицерам, каковы цель и порядок работы, какие вопросы по организации взаимодействия и как предстоит решить, проверил, насколько полно и правильно офицеры нанесли на карту боевые задачи и свое решение. Затем был детально отработан порядок выдвижения батальона из исходного района с учетом различных вариантов.

Затем командир батальона провел розыгрыш тактических эпизодов по преодолению участков минно-взрывных заграждений, создаваемых в ходе выдвижения средствами дистанционного минирования [219] противника, а также по отражению ударов его вертолетов и по борьбе с диверсионно-разведывательными группами.

Все более усложняя обстановку, создавая острые ситуации, которые могли возникнуть в данных условиях, командир батальона настойчиво добивался, чтобы все офицеры четко усвоили, как и когда подразделения должны развернуться в боевой порядок, уяснили, с кем, когда и как они взаимодействуют, в каком порядке выдвигаются и занимают огневые позиции штатные и приданные огневые средства, когда и в каком месте танки оснащаются катковыми минными тралами, в каких местах они проделывают проходы в заграждениях перед передним краем обороны противника и в глубине, кто, где, когда и как устраивает переходы через препятствия, какими указками они обозначаются.

При розыгрыше эпизодов овладения опорными пунктами на переднем крае обороны противника особенно тщательно согласовывались действия мотострелковых и танковых подразделений с артиллерией, боевыми вертолетами и авиацией.

Заслушав доклады командиров подразделений, командир батальона вносил соответствующие коррективы в их решения, давал указания командирам приданных и поддерживающих подразделений, как обеспечить действия мотострелковых рот, какие требуется принять дополнительные меры по разведке, защите от высокоточного оружия противника, маскировке, инженерному, химическому, техническому и тыловому обеспечению.

Отрабатывая вопросы взаимодействия, командир батальона создал обстановку для розыгрыша эпизода перехода в атаку, обратив внимание на то, как офицеры организуют управление и боевое обеспечение. Согласуя действия подразделений при атаке и бое в глубине обороны противника, командир батальона указал подчиненным командирам, как они должны решать свои задачи по уничтожению очагов сопротивления противника, на местности уточнил цели, поражаемые в период огневой поддержки атаки орудиями и танками, выделенными для стрельбы прямой наводкой, а также гранатометным и противотанковым взводами, порядок огневого обеспечения действий мотострелковых и танковых подразделений при преодолении ими заграждений и препятствий.

Опыт тактических учений показывает, что цели взаимодействия достигаются наиболее полно, когда работа на местности по согласованию боевых усилий войск проводится только в пределах видимости. Что же касается таких вопросов, как согласование боевых усилий подразделений при вводе в бой второго эшелона (резерва) батальона, отражение контратаки противника, то их целесообразнее отрабатывать на макете местности или по карте. [220]

Осуществляя розыгрыш тактических эпизодов или отдавая указания по взаимодействию на период ввода в бой второго эшелона (резерва), командир батальона должен добиться, чтобы командиры всех взаимодействующих подразделений четко усвоили порядок обеспечения ввода в бой второго эшелона (резерва) и действий в этот период подразделений первого эшелона по наращиванию усилий для разгрома противостоящего противника; порядок уничтожения оставшихся в тылу наступающих подразделений мелких групп противника, переподчинения средств усиления, огневого обеспечения ввода в бой второго эшелона (резерва) и действий приданной артиллерии, минометной батареи, гранатометного и противотанкового взводов, других штатных и приданных подразделений, время и место их перемещения в ходе боя, а также порядок действий зенитного подразделения по прикрытию рот первого и второго эшелонов и командно-наблюдательного пункта батальона от ударов воздушного противника.

Аналогично отрабатываются вопросы взаимодействия при отражении контратаки противника, развитии наступления в тактической глубине его обороны, восстановлении боеспособности своих подразделений и т. д.

На заключительном этапе организации взаимодействия командир батальона указывает место и время развертывания командно-наблюдательных пунктов батальона и взаимодействующих подразделений, способы управления при выдвижении, во время атаки и в ходе наступления, порядок восстановления нарушенного управления, сообщает сигналы оповещения, управления и взаимодействия, сигналы опознавания своих самолетов и вертолетов, а также способы обозначения своего положения.

Организация огневого поражения противника осуществляется командиром батальона в процессе всей его работы по организации наступления. При уяснении полученной боевой задачи и оценке обстановки командир определяет, какие объекты (цели) обороны противника, когда и как подавляются (уничтожаются) перед фронтом наступления батальона силами и средствами старшего командира (ракетами, артиллерией и авиацией), необходимую степень поражения противника, плотности и состав сил и средств для осуществления огневого поражения; периоды огневого поражения противника, время начала и окончания каждого из них; порядок огневого поражения при выдвижении подразделений из исходного района, привлекаемые для этого силы и средства и режим огня; построение огневой [221] подготовки атаки, глубину и метод огневой поддержки атаки, а также силы и средства для решения наиболее важных задач в период огневого сопровождения наступления батальона в глубине.

В решении на наступление командир батальона определяет порядок поражения противника огнем танков, боевых машин пехоты (бронетранспортеров), других штатных и приданных огневых средств. После принятия решения в последующей практической работе на местности — при проведении рекогносцировки, постановке боевых задач подразделениям и организации взаимодействия вопросы огневого поражения противника уточняются и дополняются. Важно, чтобы каждый командир подразделения четко уяснил, какие задачи и каким методом решает его подразделение в различные периоды огневого поражения, место подразделения в боевом порядке батальона, огневые позиции, время и степени готовности, порядок перемещения в ходе наступления, расход боеприпасов и порядок их пополнения.

Со всей тщательностью командир батальона организует всестороннее обеспечение наступления, с тем чтобы не допустить внезапного нападения противника, снизить эффективность его ударов по своим подразделениям, создать им благоприятные условия для организованного вступления в бой и успешного его ведения.

При организации разведки обычно указываются: задачи разведки, какие данные и к какому времени добыть, на каких объектах (целях), районах, направлениях сосредоточить основные усилия, какие силы и средства дополнительно к штатным привлечь для ведения разведки и обеспечения ее действий, к какому времени организовать систему наблюдения, задачи и время высылки боевых разведывательных дозоров, дозорных отделений (танков).

Защита от оружия массового поражения организуется в целях максимального ослабления поражения подразделений батальона ядерным, химическим и бактериологическим (биологическим) оружием противника, сохранения их боеспособности и обеспечения успешного выполнения боевых задач. При организации защиты от оружия массового поражения, как правило, указывается: какие мероприятия, когда и в каком порядке необходимо осуществить при подготовке и в ходе наступления в целях рассредоточения боевого порядка подразделений и инженерного оборудования исходного района для наступления; как использовать маскирующие и защитные свойства местности; когда и как предупреждать подразделения о непосредственной угрозе [222] и начале применения противником оружия массового поражения, а также о своих ядерных ударах; как действовать в зонах заражения, районах разрушений, пожаров и затоплений; как осуществлять ликвидацию последствий применения противником оружия массового поражения.

В целях защиты подразделений от высокоточного оружия командир батальона определяет меры, направленные на снижение эффективности радиолокационной разведки и точности наведения средств поражения противника, принимает меры по скрытию боевого порядка подразделений в исходном районе, при выдвижении в ходе наступления, а также по снижению потерь от самонаводящихся боеприпасов.

При организации маскировки обычно указываются: основные мероприятия, осуществляемые при подготовке и в ходе наступления в целях скрытия действительного расположения подразделений батальона от всех видов и средств разведки противника; объем, сроки и порядок выполнения маскировочных мероприятий, силы и средства, выделяемые для их осуществления; порядок соблюдения подразделениями маскировочной дисциплины.

Инженерное обеспечение в наступательном бою организуется командиром батальона в целях создания подразделениям необходимых условий для своевременного и скрытного их выдвижения, развертывания, маневра и успешного выполнения боевых задач, а также для защиты личного состава и боевой техники от различных средств поражения, том числе от высокоточного оружия противника. В указаниях по инженерному обеспечению, как правило, определяется: как, какими силами и с какой задачей необходимо организовать инженерную разведку противника, местности и объектов; порядок фортификационного оборудования позиций в исходном районе для наступления и осуществления инженерных мероприятий по маскировке; какими силами, где, когда и как устраиваются проходы в заграждениях и разрушениях, а также переходы через препятствия до начала атаки и в ходе наступления.

При организации химического обеспечения обычно указывается: какие мероприятия необходимо осуществить для создания подразделениям необходимых условий для успешного выполнения боевых задач в обстановке радиоактивного, химического и бактериологического (биологического) заражения, какими силами, с какой задачей и как организуется радиационная, химическая и неспецифическая бактериологическая (биологическая) разведка; как, когда и в [223] каком порядке предусматривается использование средств индивидуальной и коллективной защиты, дозиметрический и химический контроль; порядок проведения специальной обработки подразделений, вооружения, боевой и другой техники; где, когда, при решении каких задач в ходе наступления предусматривается применение дымов, а также зажигательного оружия.

При организации охранения обычно указывается: какие мероприятия необходимо осуществить в подразделениях, чтобы не допустить проникновения разведки противника, исключить его внезапное нападение при нахождении батальона в исходном районе и в ходе наступления.

При организации технического и тылового обеспечения, как правило, указываются: время, место и объем технического обслуживания, порядок эвакуации и ремонта вооружения, боевой и другой техники в период подготовки и в ходе наступления; установленные размеры и сроки создания запасов ракет, боеприпасов, горючего, продовольствия, медицинского имущества и других материальных средств, нормы их расхода и порядок подвоза; порядок розыска, сбора и эвакуации раненых и больных; места развертывания подразделений технического обеспечения и тыла батальона и порядок их перемещения в ходе наступления; места, время и порядок пополнения подразделений ракетами, боеприпасами, заправки боевой и другой техники горючим; организация питания личного состава подразделений; порядок поддержания связи с подразделениями технического обеспечения и тыла.

Подготовка батальона к наступлению заключается в проведении политической работы, подготовке личного состава к выполнению боевой задачи, подготовке вооружения, боевой и другой техники к боевому применению, пополнении запасов боеприпасов, горючего, материальных средств, проведении других мероприятий.

Основные усилия при проведении политической работы направляются на поддержание высокого боевого и политико-морального состояния личного состава, мобилизацию его на выполнение поставленных задач, ведение активных и стремительных действий, удержание инициативы, нанесение решительного поражения противнику и достижение победы.

Важно, чтобы личный состав глубоко понимал, какие задачи и как предстоит решать подразделению в бою, чтобы каждый воин проникся стремлением, невзирая ни на какие трудности, точно и своевременно выполнить боевой приказ. [224] С этой целью в первую очередь проводится работа с коммунистами, комсомольцами, боевым активом. Им разъясняются их задачи, важность их смелых и инициативных действий в бою. Особенно активная и целенаправленная политическая работа проводится в подразделениях, которые решают наиболее важные задачи в наступлении.

Особое внимание командиры и политработники обращают на знание личным составом тактики противника, его сильных и слабых сторон. Всеми формами и методами политического и психологического воздействия они вселяют в воинов твердую уверенность в своих силах, веру в победу, мобилизуют их на умелое использование в бою оружия и боевой техники, достижение непрерывности и высокого темпа наступления, проявление в бою высокой боевой активности, мужества, отваги и героизма, выдержки и самообладания, инициативы и находчивости, войскового товарищества, взаимной поддержки и выручки, психологической стойкости, способности переносить опасности, тяготы и лишения боевой обстановки.

Подготовка исходного района для наступления организуется на основе решения командира. При наступлении батальона с ходу осуществляется инженерное оборудование районов расположения подразделений, огневых позиций для зенитных и дежурных огневых средств, а также проводятся необходимые мероприятия по маскировке. При наступления из положения непосредственного соприкосновения с противником исходный район оборудуется с учетом возможного перестроения боевого порядка батальона при переходе его в наступление, а также обеспечения надежной защиты подразделений от ядерного и высокоточного оружия противника.

Важным мероприятием в работе командира и штаба батальона при подготовке наступления является контроль готовности подразделений к выполнению боевой задачи. При этом внимание обращается на своевременное и точное выполнение подразделениями боевых приказов и распоряжений, соответствие решений, принятых командирами подразделений, общему замыслу боя и поставленным боевыми задачам, на четкость организации взаимодействия и всестороннего обеспечения боя.

Практическая работа офицеров по подготовке наступления должна отличаться особой четкостью, конкретностью, высокой организованностью. Командиры должны вникать во все детали подготовки подразделений к бою, лично проверить и убедиться, что [225] боевые задачи правильно поняты всем личным составом, что подразделения полностью готовы к наступлению, а оружие и боевая техника к боевому применению, боеприпасы, горючее и другие материальные запасы пополнены до нормы.

6. Огневое поражение противника

Опыт войн показывает, что на развитие тактики наступательного боя все большее влияние оказывает огонь. Еще в 20-х годах М. В. Фрунзе писал: «В современном бою решающим фактором и главной силой является огонь. Только при помощи огня можно приобрести господство над противником»{39}.

Великая Отечественная война подтвердила правильность этого положения. Боевая практика внесла много нового в способы боевого использования артиллерии и авиации. Советское командование разработало и применило эффективные методы борьбы за огневое превосходство над противником и огневой поддержки войск, в частности, в форме артиллерийского и авиационного наступления.

В послевоенный период способы огневого поражения противника получили дальнейшее развитие в связи с появлением ядерного оружия, а также совершенствованием обычного оружия. Как отмечается в зарубежной печати, поступающее на оснащение войск новейшее высокоточное оружие превосходит предыдущее поколение по дальности действия в несколько раз, по мощности — в десятки, по точности — в сотни раз.

Внедрение в войска нового оружия оказывает существенное влияние на содержание и характер огневого поражения противника в наступлении. Сущность этих изменений состоит в том, что огневое поражение достигается согласованным, комплексным воздействием на противника многими видами оружия — ракетами и артиллерией, авиацией и боевыми вертолетами, огневыми средствами танковых и мотострелковых подразделений, огнеметными средствами, а также инженерными боеприпасами.

В период второй мировой войны огневой бой тоже вели большое количество различных огневых средств, но главные огневые задачи решались артиллерией и авиацией. Сейчас в огневом поражении принимают участие, по существу, все виды вооруженных сил, рода войск и некоторые [226] специальные войска. В результате огневое воздействие на противника стало более интенсивным, комплексным и осуществляется в ходе всего наступления практически непрерывно самыми различными методами, чаще всего в виде сочетания сосредоточенного и массированного огня.

С появлением современных средств поражения резко увеличилась глубина одновременного огневого воздействия на противника. Глубокое огневое поражение лежит в основе концепции воздушно-наземной операции армии США, согласно которой объекты поражения по глубине распределяются: для артиллерии — в зоне от 1 до 30–40 км, для ракетных комплексов тактического назначения — от 10–15 до 60–70 км, для ракетных комплексов оперативного назначения — от 50–70 до 400–1000 км, для армейской авиации — до 100 км, для тактической авиации — до 300 км и более.

Произошло также определенное перераспределение долевого участия различных видов оружия в решении огневых задач.

Учения армий стран НАТО показали, что из общего объема задач по огневому поражению противника на долю ракетных войск и артиллерии приходится 60–70 процентов, авиации — 20–25 процентов, других средств поражения — 5–20 процентов. При этом средняя степень поражения основных объектов противника обычно равнялась 40 процентам.

Если во время Великой Отечественной войны основным противотанковым средством являлась артиллерия, то теперь эту роль выполняют ПТУР, танки и вертолеты.

По опыту войны на Ближнем Востоке 1973 г. потери танков распределялись: от огня ПТУР — более половины, от огня танков — до 22 процентов, от ударов авиации, применения противотанковых мин и других средств — около 28 процентов.

В огневом поражении противника возросла роль боевых вертолетов, действия которых характеризуются высокой мобильностью и внезапностью.

В войнах на Ближнем Востоке 1973 и 1982 гг. вертолеты наносили огневые удары, действуя обычно из засад, осуществляя быстрый и скрытный маневр на поле боя. Эффективность вертолетов в борьбе с танками, по оценке специалистов армии США, в 10–20 раз выше эффективности бронетанковых войск. [227]

Увеличилась доля минно-взрывных средств в нанесении потерь войскам. В иностранных армиях появился новый способ применения инженерно-огневых заграждений — дистанционное минирование местности, осуществляемое с помощью реактивных систем залпового огня и авиации. Минирование местности дистанционным методом сковывает маневр войск, изматывает их, снижает темп продвижения, нарушает нормальную деятельность пунктов управления и органов тыла.

Залпом одной установки RS80 армии ФРГ за несколько секунд может быть остановлен танковый батальон на удалении 40–50 км от огневой позиции.

Главная цель огневого поражения в наступательном бою состоит в том, чтобы нанести противнику такой ущерб, в результате которого он лишился бы способности оказывать организованное сопротивление, и тем самым создать необходимые условия для успешного выполнения боевых задач. Важнейшее требование к огневому поражению — надежность выполнения огневых задач.

В связи с повышением огневой мощи современной обороны возникает необходимость увеличения степени ее огневого поражения. В годы Великой Отечественной войны успех атаки обычно достигался, если при артиллерийской и авиационной подготовке и поддержке атаки на глубину первых двух позиций главной полосы обороны уничтожалось до 25 процентов и подавлялось около 30 процентов основных целей и объектов. Теперь этого недостаточно. Для обеспечения успешного прорыва требуется уничтожить (подавить) более половины основных целей и объектов противника.

Планирование огневого поражения, то есть определение количества периодов в нем, их содержания, построения, продолжительности, методов огня, зависит от сложившейся постановки и характера обороны противника. Но во всех случаях к участию в огневом поражении привлекается наибольшее количество штатных, приданных, поддерживающих огневых средств и авиации.

При наступлении из положения непосредственного соприкосновения с противником огневое поражение противника наиболее полно может осуществляться по трем периодам: огневая подготовка атаки, огневая поддержка атаки и огневое сопровождение наступления войск в глубине. Если войска переходят в наступление с ходу, то при выдвижении [228] войск из глубины огневое поражение противника осуществляется ударами ракет и авиации и огнем артиллерии по плану старшего командира.

Планирование огневого поражения является неотъемлемой частью подготовки наступательного боя. Основу организации огневого поражения закладывает общевойсковой командир. Исходя из цели и замысла боя, он определяет степень огневого поражения противника, количество и характер объектов, подавляемых (уничтожаемых) до перехода в атаку и в ходе боя, силы и средства, привлекаемые для решения огневых задач, порядок согласования их усилий, необходимую плотность огня на важнейших направлениях. В соответствии со складывающейся обстановкой командир устанавливает способ решения той или иной огневой задачи, то есть определяет порядок и последовательность нанесения огневых ударов, с тем чтобы достичь требуемой степени (надежности) огневого поражения противника.

На основе решения и указаний общевойскового командира командиры артиллерийских, авиационных и других огневых подразделений организуют боевое применение своих средств, детально разрабатывают вопросы огневого поражения, уточняют, какие цели (объекты), какими средствами и в каком порядке поразить, определяют потребность в боеприпасах, методы выполнения огневых задач, порядок выдвижения и развертывания огневых средств, на местности (по карте) отрабатывают вопросы взаимодействия, обеспечения подразделений и управления огнем.

Опыт войн и тактических учений показывает, что для обеспечения успеха в наступлении необходимо достичь и непрерывно поддерживать огневое превосходство над противником. Решая эту задачу, надо учитывать, что в армиях НАТО устанавливаются определенные огневые нормативы для каждого подразделения, части, соединения. За определенный отрезок времени они должны поразить определенное количество целей: батальон — за 10 мин 250 целей, дивизия — за несколько часов (самое большее за сутки) более 2000 целей.

Чтобы сорвать решение противником этих огневых задач, необходимо упредить его в открытии огня, в кратчайший срок захватить и прочно удерживать огневую инициативу, обеспечить эффективное применение имеющихся средств борьбы, не дать возможности противнику в полной мере использовать свое оружие. Борьба за огневое превосходство в бою тесно связана с завоеванием господства в воздухе. Без надежного прикрытия наступающих подразделений [229] от ударов противника с воздуха нельзя обеспечить успешное решение ими боевых задач, захват и удержание огневой инициативы.

В современном бою методы достижения огневого превосходства над противником существенно отличаются от тех, что применялись в Великую Отечественную войну. Тогда эта задача являлась, по сути, исключительно артиллерийской. Огневое превосходство достигалось главным образом в результате нарушения системы огня противника, в первую очередь подавления (уничтожения) его артиллерийских средств. Сейчас успех контрбатарейной борьбы не обеспечивает огневого превосходства. В первую очередь необходимо выявить и уничтожить средства ядерного нападения противника, его тактические ракеты, дальнобойную артиллерию, особенно применяющую ядерные боеприпасы, а также разведывательно-ударные комплексы. Важно также нарушить систему противотанкового, противопехотного и противовоздушного огня, дезорганизовать систему управления войсками и оружием противника. Иначе говоря, задача состоит в том, чтобы в кратчайший срок подорвать огневую устойчивость вражеской обороны и тем самым обеспечить высокий темп наступления и обезопасить свои войска от ядерных и огневых ударов противника.

Резкое увеличение мощи современных огневых средств и в то же время повышение устойчивости и активности обороны существенно влияют на методы решения огневых задач в наступлении. Во время Великой Отечественной войны подразделения уничтожали противника главным образом в ближнем бою, то есть основная масса огня сосредоточивалась непосредственно на целях и объектах, препятствовавших продвижению атакующего. Это давало возможность подразделениям незамедлительно использовать результаты огня, поскольку противник не успевал своевременно восстанавливать нарушенную систему огня, и это предопределяло успех атаки.

Однако огневой бой на ближних дистанциях, в котором силы и средства обороняющегося противника уничтожались (подавлялись) последовательно по мере продвижения войск, имел и свои недостатки. Средства поражения и резервы противника, расположенные в глубине обороны, в большинстве своем оставались вне сферы огневого воздействия наступающих войск. В результате противник часто беспрепятственно осуществлял маневр и проводил контратаки. Чтобы не допустить этого, советское командование принимало все меры для повышения в наступлении удельного [230] веса огневой борьбы на дальних дистанциях, то есть увеличения глубины одновременного огневого подавления обороны.

Если в операциях советских войск 1941–1942 гг. массированным огнем артиллерии оборона противника подавлялась на глубину 2,5–5 км, в операциях 1943 г. на глубину 3–4 км, то в 1944–1945 гг. глубина одновременного подавлении обороны противника увеличилась до 6–8 км, а в заключительных операциях она нередко достигала 15 км и более{40}.

В современном бою одновременное глубокое воздействие на оборону стало объективной необходимостью, так как основное количество дальнобойных огневых средств противника сосредоточивается теперь в глубине его расположения. К тому же резко возросла досягаемость огневых средств. В результате дальний огневой бой стал типичным для наступления.

В войне на Ближнем Востоке 1973 г. боевые действия сторон представляли собой противоборство артиллерии в зоне ее досягаемости до 8–10 км от линии боевого соприкосновения, ПТУР с танками на дальностях до 3–4 км, боевых вертолетов, оснащенных ПТУР, с танками на дальностях 2–3 км и, наконец, танков с танками на дальности их прямого выстрела.

В соответствии с требованиями концепции воздушно-наземной операции в армии США отрабатываются способ глубокого огневого поражения. В дивизии, например, оно планируется на глубину до 100 км.

Увеличение глубины нанесения огневых ударов обеспечивает войскам возможность упреждения противника, создает условия для надежного подавления его обороны на значительную глубину, поражения не только первого, но и второго эшелона и резервов, сковывания их маневра, дезорганизации системы управления войсками и оружием, а также работы органов тыла. Все это подрывает устойчивость обороны противника.

Поэтому важно, чтобы личный состав в совершенстве владел мастерством ведения дальнего огневого боя, умел в огневом противоборстве с противником завоевать огневую инициативу, поражать цели (объекты) с первого выстрела, с первого захода, с первой атаки на предельных дистанциях. [231]

Однако повышение роли дальнего огневого боя в наступлении не означает, конечно, что ближний огневой бой потерял свое значение. Немалое количество огневых средств обороняющегося противника, особенно его противотанковые средства имеют небольшую дальность стрельбы. Поэтому многие противотанковые средства располагаются в непосредственной близости от переднего края обороны на глубине до 1.5 км. Следовательно, без надежного их уничтожения, в том числе огнем прямой наводкой, невозможно обеспечить успешную атаку танков и мотострелковых подразделений.

Большое влияние на характер огневого поражения оказывают способы перехода подразделений в наступление. В минувшую войну, если наступление предпринималось с выдвижением войск из глубины, необходимо было обеспечить их огневое прикрытие уже с началом выдвижения войск. Оно составляло, по существу, самостоятельный период артиллерийского наступления. В первую очередь поражались те средства борьбы противника, которые могли оказать огневое противодействие наступающим еще на дальних подступах к обороне. Одновременно артиллерия и авиация подавляли вражеские пункты управления, радиолокационные системы и средства разведки. Это давало возможность нарушить систему управления и боевого обеспечения обороняющегося противника. По мере приближения войск к линии боевого соприкосновения огневые удары, наносимые по глубине обороны, последовательно смещались к линии фронта, обеспечивая атаку подразделений.

При наступлении из положения непосредственного соприкосновения с противником наступающие войска стремились надежно подавить опорные пункты в ближайшей глубине обороны, так как без этого невозможно было успешно осуществить прорыв. Массированные огневые удары артиллерии и авиации по объектам в глубине обороны наносились главным образом в ходе боя.

В современных условиях, очевидно, будут применяться оба рассмотренных выше метода огневого воздействия на оборону противника. При этом наилучших результатов можно будет добиться тогда, когда сочетаются последовательные и одновременные огневые удары.

Одним из важнейших периодов огневого поражения, как показала боевая практика, является огневая подготовка атаки, включающая артиллерийскую и авиационную подготовку атаки. Цель ее проведения — обеспечить наиболее мощный первоначальный удар по противнику. По своей продолжительности и методам построения она может быть различной, [232] однако наибольший эффект достигается в том случае, когда огневое воздействие на оборону охватывает всю ее глубину. С наибольшей надежностью в ходе огневой подготовки атаки должны поражаться средства ядерного нападения противника, его системы высокоточного оружия, а также самоходная бронированная артиллерия, танки и противотанковые средства, пункты управления, средства противовоздушной обороны, разведки и РЭБ. При этом основные огневые усилия необходимо сосредоточить на подавлении противника на первой оборонительной позиции.

В операциях советских войск периода Великой Отечественной войны на подавление опорных пунктов первой линии обороны расходовалось обычно до половины боеприпасов, отпущенных на артиллерийскую подготовку, на подавление второй позиции — 25–30 процентов и третьей — 15–20 процентов. В результате такого распределения огневых усилий потери противника составляли: на первой позиции — примерно 60–70 процентов, на второй позиции — до 10 процентов, на третьей позиции — до 5 процентов. Это обеспечивало успешную атаку войск{41}.

Следует заметить, что во время войны наблюдалась тенденция к некоторому сокращению продолжительности артиллерийской подготовки атаки, с тем чтобы повысить интенсивность огневого воздействия на противника. С этой целью увеличивалось время, выделяемое на огневые налеты. Их удельный вес в артиллерийской подготовке в операциях третьего периода войны в среднем составлял 40–60 процентов.

В современных условиях продолжительность артиллерийской подготовки атаки зависит от характера обороны противника, количества и качества привлекаемых для ее проведения огневых средств. Она может состоять из нескольких огневых налетов по запланированным целям (объектам) в сочетании с огнем орудий, танков, противотанковых средств, выделенных для стрельбы прямой наводкой, которые уничтожают наблюдаемые огневые средства, бронированные цели, разрушают фортификационные сооружения на переднем крае и в ближайшей глубине в течение всего периода артиллерийской подготовки атаки.

Как свидетельствует опыт учений, огневое поражение противника осуществляется несколькими огневыми налетами по запланированным целям: противотанковыми средствами — стрельбой [233] прямой наводкой; боевыми вертолетами — с рубежей под траекториями артиллерии; артиллерией — с закрытых огневых позиций, а на направлении главного удара и фронтовой авиацией. К началу атаки плотность огня должна быть наивысшей. С выходом мотострелковых и танковых подразделений на рубеж перехода в атаку по сигналу командиров батальонов огонь переносится в глубину без какой-либо паузы, без снижения его плотности и незаметно для противника.

С переходом подразделений в атаку начинается ее огневая поддержка, включающая артиллерийскую и авиационную поддержку.

В период Великой Отечественной войны в целях достижения скрытного перехода от артиллерийской подготовки к артиллерийской поддержке атаки практиковалось проведение перекрывающего огневого налета по артиллерии противника и его пунктам управления. Огонь по переднему краю обороны с началом артиллерийской поддержки атаки велся такой же плотности, как и в последнем огневом налете артиллерийской подготовки атаки. При переходе к артиллерийской поддержке атаки создавалась глубокая зона огня. Орудия, выделенные для стрельбы прямой наводкой в ходе артиллерийской подготовки атаки, продолжали вести огонь и с началом артиллерийской поддержки атаки, залпы реактивной артиллерии следовали через неравные промежутки времени.

В ходе артиллерийской поддержки атаки наступающие войска стремились лишить противника возможности вести прицельный огонь по атакующим подразделениям огневыми средствами не только ближнего, но и дальнего боя. С этой целью в период минувшей войны перед фронтом наступающих подразделений создавалась плотная огневая завеса — одинарный или двойной огневой вал, а при наступлении на поспешно занятую оборону противника — последовательное сосредоточение огня. Ведение такого огня планировалось на глубину 2–5 км. При прорыве сильно укрепленной обороны противника и достаточном количестве у наступающих войск артиллерии осуществлялось более мощное и глубокое огневое воздействие на оборону противника.

При прорыве обороны гитлеровцев под Ленинградом в январе 1944 г. был применен огонь сразу по трем рубежам — тройной огневой вал. В Крымской операции 1944 г. на участке прорыва 51-го стрелкового корпуса был создан фактически четверной огневой вал. В целях более тесного сочетания огня и движения пехоты и танков [234] и некоторых операциях, например в Красносельско-Ропшинской и Выборгской 1944 г., применялся метод «сползания огня», а в Корсунь-Шевченковской операции 1944 г. «нарастающий» огневой вал. Опыт войны показал: чем интенсивнее и глубже огневое воздействие на оборону и разнообразнее методы огневой поддержки войск, тем успешнее атака.

Метод проведения огневой поддержки атаки зависит от характера обороны противника и степени ее поражения в ходе огневой подготовки атаки. На тех участках, где ядерным оружием или мощным огневым ударом система обороны нарушена полностью и обороняющиеся подразделения противника деморализованы, огневая поддержка осуществляется методом ведения сосредоточенного огня и огня по отдельным целям, на других участках может применяться одинарный или двойной огневой вал. При этом первый рубеж огневого вала в большинстве случаев назначается по переднему краю обороны. Перенос огня с этого и последующих рубежей осуществляется с выходом атакующих подразделений на рубеж безопасного удаления от разрывов своих снарядов по сигналу командиров полков.

В ходе огневой поддержки атаки особое внимание уделяется подавлению и уничтожению ядерных средств нападения, артиллерии, а также отражению контратак противника. Авиация наносит удары по наземным элементам РУК, пунктам управления, радиолокационным станциям, выдвигающимся резервам, вновь выявленным объектам и средствам ядерного нападения противника.

Огневое (артиллерийское и авиационное) сопровождение наступления проводится обычно на всю глубину поставленных частям задач и осуществляется непрерывным мощным огнем артиллерии и ударами авиации по войскам первого эшелона противника, его резервам и другим объектам (целям). Авиация, осуществляя поддержку атакующих подразделений, применяет сосредоточенные и групповые удары, самостоятельный поиск и уничтожение целей.

Важное значение в достижении успеха в наступлении имеет умелое использование командирами принципов огневого поражения, выработанных практикой многих войн. Важнейшими из них являются: массирование огневых усилий на главных направлениях, быстрый маневр огнем, четкое и непрерывное огневое взаимодействие наступающих подразделений и средств поражения, обеспечение живучести и надежной защиты артиллерии от огневых ударов противника, внезапное нанесение огневых ударов, непрерывность [235] огневого воздействия на противника, гибкое управление огнем.

В современных условиях в содержании этих принципов произошло немало изменений. Так, в прошлом массирование огневых усилий осуществлялось преимущественно за счет количественного увеличения огневых средств на участках прорыва. За время Великой Отечественной войны плотность артиллерии на направлении главного удара возросла с 20–60 до 200–250 и более орудий на 1 км фронта, то есть в 3–4 раза. Сосредоточение крупных масс артиллерии и других огневых средств на главных направлениях вызывалось необходимостью надежного подавления обороны противника.

Хотя в современных условиях эффективность средств поражения значительно возросла, необходимость массирования огневых усилий остается, особенно при прорыве обороны противника, вводе в бой вторых эшелонов, отражения контратак, форсировании водных преград. При этом важно учитывать качественные показатели имеющихся огневых средств. Весьма перспективными, как считают зарубежные военные специалисты, являются ракеты, оснащенные кассетными головными частями с большим количеством кумулятивных снарядов или шариковых бомб, активно-реактивные и управляемые снаряды и мины, снаряды с аэродинамической стабилизацией, кассетные боеприпасы, снаряды объемного взрыва, снаряды с противотанковыми и противопехотными минами для дистанционного минирования местности, управляемые, фугасные, бронебойные и бетонобойные снаряды.

В целях массирования огневых усилий на главных направлениях используется мобильность авиации. В армиях стран НАТО, например, при осуществлении авиационной поддержки атаки для нанесения авиационных ударов планируется увеличить состав групп с 4–12 самолетов до 30–50 самолетов, то есть в 4 раза.

Важным принципом огневого поражения является быстрый маневр огнем. Особенно необходим такой маневр в решающие моменты боя — при отражении контратак противника, вводе в бой второго эшелона, переносе усилий на новое направление, когда концентрация огневых усилий обеспечивает поражение наиболее важных целей (объектов) противника. В локальных войнах в этих целях широко осуществлялся маневр боевыми вертолетами, которые наносили по противнику внезапные воздушно-штурмовые удары. Воздушно-огневой маневр проводится буквально в считанные [236] минуты, что особенно важно для борьбы со средствами ядерного нападения, разведывательно-ударными комплексами, танками и тактическими воздушными десантами противника.

В современном наступательном бою повышается значение огневого взаимодействия наступающих подразделений и средств поражения. Это связано с резким возрастанием количества сил и средств, участвующих в нанесении огневого поражения, увеличением размаха наступательного боя, его динамичности и маневренности. Чтобы добиться разгрома противника, необходимо четко согласовать огневые усилия наступающих подразделений, приданных и поддерживающих огневых средств по цели, месту и времени.

Важнейшую роль сейчас играет обеспечение живучести и надежной защиты артиллерии от ударов высокоточного оружия противника. В этих целях целесообразно предусматривать выбор и подготовку нескольких огневых позиций для каждой батареи, обеспечивать минимальное время пребывания их на огневой позиции, необходимое для выполнения одной огневой задачи, заблаговременно накапливать боеприпасы на заранее выбранных огневых позициях, при получении данных о готовящемся ударе РУК противника быстро осуществлять противоогневой маневр. По опыту тактических учений выход на огневую позицию дивизионов (батарей) самоходной артиллерии и подразделений ПТУР должен быть незамедлительным. Но для своевременного осуществления такого маневра требуются четкая организация разведки, службы оповещения, обеспечение постоянной готовности артиллерии к решению внезапно возникающих задач.

Боевой опыт и практика тактических учений показывают, что эффективность огневого поражения во многом зависит от внезапного нанесения огневых ударов. Это обеспечивается упреждением противника в разведке, развертывании огневых средств и открытии огня, разнообразием и новизной методов построения огневого поражения, быстрым сосредоточением огневых усилий в решающие моменты боя на главном направлении, неожиданным для противника маневром огнем, а также применением в бою новых систем оружия и боеприпасов.

Поскольку к достижению внезапности открытия огня будет стремиться и противник, командир должен грамотно организовать и тщательно вести разведку, постоянно держать в высокой степени боевой готовности огневые средства, своевременно принимать необходимые [237] меры защиты, а также огневого противодействия противнику, особенно его высокоточным боевым комплексам, уметь быстро ликвидировать последствия ядерного и огневого нападения, в короткий срок восстановить боеспособность огневых средств.

Действенность огневого обеспечения наступления подразделений в глубине во многом зависит от достижения непрерывности огневого воздействия на противника в ходе боя. Важность этого принципа подтверждена боевой практикой многих войн. Так, одной из причин низких темпов продвижения советских войск в наступательных операциях первого периода Великой Отечественной войны являлось то, что не всегда достигалось тесное сочетание огня и движения войск. Огневые удары наносились по противнику эпизодически, разрозненно, в результате подразделения в ходе наступления нередко оставались без огневой поддержки. Это положение вскоре было решительно исправлено. Эффективной формой огневого обеспечения войск явилось впервые примененное войсками Советской Армии артиллерийское и авиационное наступление, его умелая организация и осуществление давали возможность войскам наступать буквально «под гром артиллерийской и авиационной музыки».

В условиях возросшей динамичности наступления, увеличения глубины продвижения войск значение непрерывности огневой поддержки подразделений еще более повышается. Как показал опыт многих учений, реализация итого принципа требует от командиров четкого планировании огня, расхода боеприпасов по задачам, своевременного перемещения огневых средств в ходе боя, а также гибкого управления огнем.

7. Прорыв обороны противника и развитие наступления в глубине

Наступление на обороняющегося противника начинается обычно с прорыва. В годы Великой Отечественной войны в ряде наступательных операций советские войска продемонстрировали блестящую подготовку и осуществление прорыва. Всесторонний учет складывающейся обстановки, принятие смелых и оригинальных решений, искусное массирование сил и средств на главных направлениях, четкое взаимодействие, всестороннее обеспечение боевых действий, гибкое управление войсками — все это было характерно для деятельности советского командования при осуществлении прорыва вражеской обороны. [238]

В современных условиях, как и в прошлом, успех прорыва будет зависеть от тщательности его подготовки, активности и решительности действий войск. Способы прорыва в зависимости от конкретных условий обстановки могут быть различными. В одних случаях перед переходом войск в атаку по важнейшим объектам в обороне противника могут наноситься ядерные удары, в других — взлом обороны будет осуществляться огнем артиллерии и ударами авиации с последующим решительным продвижением мотострелковых и танковых подразделений в глубину обороны противника и расширением прорыва в стороны флангов.

Достижение высокого темпа прорыва во многом зависит от организованности и решительности атаки. Она заключается в стремительном и безостановочном движении танковых и мотострелковых подразделений в боевом порядке в сочетании с ведением интенсивного огня из танков, боевых машин пехоты (бронетранспортеров), а по мере сближения с противником — и других видов оружия в целях его уничтожения (разгрома). Главное, что обеспечивает успех атаки, — это ее напористость, дерзость действий атакующих, внезапность удара, стремительность маневра, непрерывное сочетание огня и движения.

Способы атаки в решающей степени зависят от интенсивности огневого воздействия на оборону, ударной силы и подвижности подразделений. Если в первую мировую войну удар, по существу, осуществлялся «грудью пехоты» при сравнительно слабом огневом обеспечении, то во вторую мировую войну в результате значительного насыщения боевых порядков пехоты танками и артиллерией решительность атаки увеличилась.

Глубина безостановочного продвижения атакующих войск вслед за огневым валом в операциях 1944–1945 гг. нередко составляла 3–4 км, а темп атаки — 1–1,5 км/час. Однако было немало случаев, когда пехоте не удавалось преодолеть огневое сопротивление противника и атака срывалась. Главной причиной этого являлось недостаточно надежное подавление обороны огнем, в результате противнику удавалось быстро восстановить нарушенную в ходе артиллерийской и авиационной подготовки атаки систему огня и оказать организованное сопротивление атакующим.

Атака в современном бою осуществляется в тесном взаимодействии танковых и мотострелковых подразделений. Ведущую роль в ней играют танки. Подавляя и уничтожая совместно с артиллерией огневые средства противника, танки создают условия для стремительного продвижения наступающих [239] войск. Танковые подразделения атакуют в боевой линии.

Атака мотострелковых подразделений на тех направлениях, где оборона противника, особенно его противотанковые средства надежно поражены ядерным или обычным оружием, осуществляется на боевых машинах пехоты (бронетранспортерах) без спешивания личного состава. При прорыве заблаговременной, тщательно подготовленной, развитой в инженерном отношении обороны противника или его укрепленного района без применения ядерного оружия атака мотострелковых подразделений осуществляется в пешем порядке. Этим же способом осуществляется атака и при наступлении подразделений на труднодоступной местности, а также при действиях в условиях ограниченной видимости.

При атаке в пешем порядке мотострелковые подразделения развертываются в цепь, продвигаясь за танками на удалении, обеспечивающем их безопасность от разрыва снарядов своей артиллерии и поддержку танков огнем стрелкового оружия. Боевые машины пехоты (бронетранспортеры) поражают цели, препятствующие продвижению атакующих подразделений. Они продвигаются скачками от рубежа к рубежу, от укрытия к укрытию, и как только создаются благоприятные условия, личный состав мотострелковых подразделений производит посадку в боевые машины пехоты (бронетранспортеры) и решительно устремляется вперед.

Во время атаки основные усилия артиллерии и авиации, поддерживающих действия мотострелковых и танковых подразделений, сосредоточиваются на уничтожении противника и опорных пунктах, особенно на первой линии его обороны, и открыто расположенных огневых средств, а также на подавлении выдвигающихся резервов. Орудия и танки, выделенные для стрельбы прямой наводкой, а также установки ПТУР уничтожают наблюдаемые огневые средства, разрушают фортификационные сооружения на переднем крае и в ближайшей глубине обороны. Боевые вертолеты, действуя из засад, наносят удары в первую очередь по танкам и другим бронированным объектам противника. Под прикрытием огня артиллерии инженерно-саперные подразделения проделывают проходы в заграждениях противника перед передним краем его обороны.

Боевой опыт учит, что искусство скрыть начало атаки является основным фактором ее успеха. Надо, чтобы противник не сумел изготовиться для отражения первого броска атакующих подразделений. С этой целью в ходе огневой [240] подготовки атаки могут осуществляться ложные переносы огня артиллерии в глубину обороны. В период Великой Отечественной войны такой тактический прием умело использовался советскими войсками.

Перед атакой 3-й гвардейской стрелковой дивизии на Перекопском перешейке и апреле 1944 г. график артиллерийской подготовки предусматривал проведение двух ложных переносов огня, во время которых пехота имитировала начало атаки, что в немалой степени способствовало достижению внезапности удара.

Удачной явилась также ложная атака, проведенная специально выделенными взводами за 30 мин до окончания артиллерийской подготовки на всем фронте наступления 5-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта в Висло-Одерской операции. Ложные действия противник посчитал за атаку главных сил, вывел свои войска для ее отражения и в результате понес большие потери от артиллерийского огня.

При переходе от огневой подготовки атаки к огневой поддержке важно не допустить разрыв во времени между моментом переноса огня артиллерии в глубину обороны и броском мотострелковых подразделений и танков в атаку, чтобы противник не мог изготовиться к отражению атаки. В тех случаях, когда в минувшую войну этого сделать не удавалось, атака обычно успеха не имела.

При прорыве в августе 1943 г. (Курская битва) соединениями 11-й гвардейской армия немецко-фашистской обороны пехота на ряде участков фронта начала атаку только через 10–12 мин после окончания артиллерийской подготовки. В результате пришлось задержать артиллерийскую поддержку атаки. Образовалась пауза в действиях войск, воспользовавшись которой противник сумел восстановить систему огня на переднем крае и нанести большие потери атакующим подразделениям.

Боевой опыт показывает, что разрыв во времени между переносом огня артиллерии с переднего края обороны в глубину и броском пехоты в атаку не должен превышать 2–4 мин. Пехота должна уметь стремительно бросаться вперед, используя результаты артподготовки и последнего огневого налета по переднему краю обороны противника.

В ходе атаки ведется непрерывная борьба с противотанковыми средствами противника. Система противотанковой обороны является сейчас, по существу, основой обороны. [241] Резко возросла плотность противотанковых средств. Если в период Великой Отечественной войны такая плотность на важнейших направлениях составляла около 20–25 противотанковых единиц на 1 км фронта, то теперь по опыту учений войск НАТО она повысилась в 2–3 раза.

Мотопехотная дивизия ФРГ, имея 252 средних танка, 200 боевых машин пехоты, 136 орудий и минометов, 189 пусковых установок ПТУР, способна в полосе оборины 30 км создать плотность танков и ПТУР на главных направлениях 40–50 единиц.

Еще большими возможностями обладает бронетанковая дивизия армии США. Она имеет 360 танков, 164 орудия и миномета, 225 пусковых установок ПТУР, 173 вертолета с установками ПТУР на борту и в состоянии создать среднюю плотность около 25 единиц (без учета противотанковых гранатометов и вертолетов), а на главных направлениях — 50–60 единиц.

В послевоенный период значительно увеличились боевые возможности противотанкового оружия — дальнобойность и точность стрельбы, мощность снаряда (ракеты).

Дальность стрельбы некоторых систем противотанкового оружия, по данным зарубежной печати, составляет 4–5 км и более, в то время как в конце второй мировой войны она не достигла и 1000 м. Из батальонного района обороны армии ФРГ могут вести огонь на дальность до 3 км 15 единиц, на дальность 2 км — 30–35, на 500 м — 45–50 единиц. К тому же их огонь может усиливаться и наращиваться за счет маневра противотанковыми средствами, особенно противотанковыми вертолетами, частей и соединений.

Чтобы нарушить систему противотанковой обороны противника, требуется еще в период огневой подготовки атаки подавить (уничтожить) или нейтрализовать значительную часть его противотанковых средств (по опыту локальных войн до 70–80 процентов их общего количества). Для этого надо хорошо разведать систему обороны противника, точно знать местоположение каждого окопанного танка, орудия, боевой машины пехоты, а также пусковых установок ПТУР. Опыт учений показывает, что успех в наступательном бою зависит прежде всего от того, насколько тщательно противник разведан и насколько точно и надежно налажен огонь по важнейшим объектам и целям его обороны. [242]

Результаты огневых ударов по противотанковым целям должны незамедлительно использоваться атакующими танками. Чем неожиданнее и стремительнее будет атака, тем меньше потерь понесет наступающий, тем быстрее получит возможность преодолеть зону сплошного многослойного противотанкового огня противника. Опыт тактических учений показывает, что при повышении темпа атаки в 1,5 раза потери атакующих подразделений от огня противника снижаются в 2–3 раза.

Большими возможностями в борьбе с противотанковыми средствами противника располагают танковые и мотострелковые подразделения, приданная и поддерживающая артиллерия, танки и боевые машины пехоты, а также противотанковые подразделения. Последние продвигаются обычно за боевыми порядками рот первого эшелона в готовности к уничтожению танков и других бронированных объектов противника, препятствующих атаке подразделений.

Повысить живучесть танков и их защищенность от высокоточного оружия и ПТУР противника в ходе наступления можно за счет использования защитных свойств местности, а также умелого маневрирования на поле боя. Наибольший эффект дают резкие изменения направления движения примерно через каждые 40–50 м под углом 20–30° к направлению атаки. При наличии у танков вооружения, стабилизирующегося в горизонтальной плоскости, эффективность огня при таком маневрировании не снижается.

Успех современного наступления, ведущегося при массовом участии авиационных средств, невозможен без надежного подавления системы противовоздушной обороны. Подавление и уничтожение зенитных средств противника начинается в период огневой подготовки атаки и продолжается в ходе наступления с привлечением для этой цели всего комплекса огневых средств, имеющихся в войсках.

В ходе наступления ведется непрерывная борьба с вертолетами противника. Необходимо своевременно обнаруживать боевые вертолеты противника, оповещать подразделения о возможности их ударов, срывать действия вертолетных десантов противника. Для борьбы с вертолетами противника определяются наиболее вероятные рубежи нанесения ими ударов, боевые задачи подразделений по их уничтожению и порядок применения огневых средств, задачи артиллерии по уничтожению вертолетов в районах их базирования и на рубежах нанесения ударов, порядок ведения огня зенитными пулеметами танковых подразделений и из стрелкового оружия, когда вертолеты находятся в зоне действительного [243] огня этих средств, порядок маневра средств ПВО на направления возможных действий вертолетов, а также использования дымов для маскировки подразделений.

Сложностью обстановки, быстротой и резкостью ее изменений характеризуется бой в глубине обороны противника. В этот период наступающие подразделения могут выполнять различные по содержанию и характеру боевые задачи — осуществлять разгром выдвигающихся резервов, отражать контратаки противника, уничтожать его средства ядерного нападения, системы высокоточного оружия, преодолевать зоны радиоактивного заражения, инженерные заграждения, завалы и районы разрушений, вести борьбу с воздушными десантами и аэромобильными подразделениями противника, с его отсеченными группировками и т. д.

Одной из важных задач мотострелковых и танковых подразделений, а также тактических воздушных десантов является захват и уничтожение (вывод из строя) наземных элементов разведывательно-ударных комплексов противника. С выходом к объекту они организуют его разведку, выявляют систему охраны и обороны, скрытые подступы к нему, а затем решительной атакой с различных направлений захватывают или уничтожают пункты управления и радиоэлектронные объекты противника.

Для успешного решения задач в ходе наступления подразделения должны широко осуществлять гибкий и смелый маневр огнем, силами и средствами. Каждую брешь, каждое уязвимое место в боевом построении противника нужно использовать для выхода во фланг и тыл его опорным пунктам, стремительного продвижения в глубину и нанесения внезапного удара. Важно не оттеснять вражеские группировки с одной позиции на другую, а рассекать их, окружать и уничтожать по частям. «Оттеснен враг, — учил А. В. Суворов, — неудача, отрезан, окружен, рассеян — удача».

В ходе наступления командир должен постоянно следить за развитием обстановки, организовать разведку противника, своевременно ставить задачи подразделениям, уточнять взаимодействие, организовать боевое, техническое и тыловое обеспечение, добиваться неуклонного выполнения поставленных задач, невзирая ни на какие трудности.

Разведка при ведении боя в глубине обороны противника должна установить степень огневого поражения опорных пунктов противника, какие меры он предпринимает для восстановления нарушенной системы огня и заграждений, [244] какие огневые точки мешают продвижению подразделений, наличие систем высокоточного оружия, характер заграждений, разрушений и препятствий и пути их обхода, состав резервов противника и направления их выдвижения.

Успех действий наступающих войск во многом зависит от поддержания в ходе боя четкого и непрерывного взаимодействия. С этой целью командир батальона периодически уточняет задачи мотострелковых и танковых подразделений, согласовывает их действия с огнем артиллерии и ударами авиации, действиями гранатометного, противотанкового, пулеметного подразделений и соседей по уничтожению противника в опорных пунктах, его огневых средств, особенно средств ядерного и химического нападения, систем высокоточного оружия, ставит дополнительные задачи артиллерии и другим огневым средствам, с тем чтобы обеспечить непрерывную поддержку огнем наступающих подразделений, их действия при отражении контратак противника, преодолении заграждений и препятствий, уточняет порядок перемещения в ходе боя второго эшелона (резерва), артиллерии и других штатных и приданных средств, при необходимости уточняет задачи зенитного подразделения по прикрытию батальона от ударов воздушного противника.

В целях защиты от высокоточного оружия противника должны создаваться ложные объекты. Для имитации действий танков, БМП, БТР могут использоваться макеты, изготовленные из металла или других материалов, покрытых краской, с размещением внутри них (за ними) небольших источников тепла. Это способствует дезориентации радиоэлектронных средств разведки противника.

Для защиты подразделений от высокоточного оружия противника при благоприятных условиях в ходе наступления могут также использоваться дымовые средства. С этой целью организуется постановка дымовых и других завес. Расчет делается таким образом, чтобы размеры завес в 1,5–2 раза превышали, площадь объекта типа рота (батарея). Количество локальных дымовых завес должно быть в 2–3 раза больше, чем число защищаемых объектов. На один объект выделяется 2–3 дымовые машины или дымовые шашки из расчета их сжигания в каждой очереди по 20–30 шт.

В ходе наступления подразделениям приходится преодолевать различного рода инженерные заграждения. Сейчас, когда противник имеет возможность, используя средства дистанционного минирования, внезапно создавать заграждения не только перед фронтом наступающих войск, но и в [245] их тылу, возникает необходимость повышения мобильности действий подразделений при наличии массовых очагов минирования. Способы преодоления заграждений могут быть различными. Если возможно, минные поля обходятся, а при невозможности их обхода преодолеваются по проходам, для устройства которых могут создаваться группы разграждения из состава инженерно-саперных подразделений и танков, оснащенных навесным оборудованием.

В условиях массового применения противником различного рода минно-взрывных заграждений весь личный состав должен быть обучен осуществлять разминирование местности. Уже в минувшую войну Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский требовал, чтобы каждый пехотинец был и сапером, и минером, умел самостоятельно найти и обезвредить мину. Сейчас это требование особенно актуально.

По мере вклинения наступающих войск в оборону противник будет усиливать сопротивление, делать все возможное, чтобы локализовать прорыв. Поэтому в ходе боя будет проходить напряженное состязание сторон в наращивании боевых усилий. В таких условиях важное значение имеет упреждение противника в нанесении огневых ударов, срыв его замысла. Важно не дать ему возможности восстановить нарушенную систему огня и заграждений, планомерно осуществить перегруппировку сил и средств вдоль фронта и из глубины. Для этого скорость продвижения атакующих подразделений должна превосходить скорость маневра обороняющегося противника. Инициатива действий и управление войсками должны прочно удерживаться командирами атакующих подразделений.

Важную роль в развитии достигнутого успеха играет своевременный ввод в бой второго эшелона (резерва), который предназначается для наращивания усилий в целях развития достигнутого успеха, поддержания необходимого превосходства в силах и средствах над противником на главном направлении. В наступательных операциях советских войск в Великую Отечественную войну нередко возникала необходимость ввести в бой батальонные и полковые резервы (вторые эшелоны) уже в ходе прорыва первой позиции вражеской обороны, вторые эшелоны дивизий и корпуса вводились при прорыве второй или третьей позиции. В результате нередко приходилось преждевременно вводить в сражение подвижную группу армии (фронта), что отрицательно сказывалось на развитии операции.

В современных условиях в связи с высокой динамичностью наступления ввод в бой частей и подразделений второго [246] эшелона (резерва) может осуществляться на более значительной глубине. Второй эшелон батальона, например, может вводиться после выполнения батальоном ближайшей задачи, то есть после овладения им первой позицией обороны противника.

Большое значение имеет правильный выбор времени ввода в бой второго эшелона (резерва). Наращивание усилий должно произойти в тот момент, когда продвижение подразделений первого эшелона еще не остановлено, но налицо реальная опасность снижения темпа продвижения.

Командиру важно правильно и своевременно установить, когда вводом в бой дополнительных сил из глубины необходимо создать решительное превосходство в силах и средствах над противником на главном направлении и стремительно развивать успех в глубину или в сторону фланга. Для этого командир должен внимательно следить за обстановкой, предвидеть нарастание кризисной ситуации.

Примером в этом отношении является ввод в бой второго эшелона мотострелкового батальона на учениях «Запад-81». Обстановка сложилась так, что «южные», потеряв первую позицию, стали поспешно выдвигать резервы для нанесения контратаки и усиления обороны в глубине. Это было вовремя обнаружено разведкой «северных». Оценив обстановку, командир батальона «северных» принял решение ввести в бой второй эшелон. Ход боя показал, что это было сделано своевременно. Наступающим подразделениям удалось сорвать замысел обороняющихся и не допустить снижения темпа наступления. «Южные» не успели развернуться для нанесения контратаки и не смогли оказать упорного сопротивления. «Северные» успешно осуществили прорыв обороны.

Для ввода в бой второго эшелона используются промежутки между опорными пунктами противника, а также бреши, образовавшиеся в его боевых порядках в результате нанесения ядерных и огневых ударов. Это обеспечивает стремительное продвижение подразделений в глубину обороны, нанесение по противнику внезапных ударов, быстрое уничтожение его средств ядерного нападения, систем высокоточного оружия и других огневых средств, пунктов управления, захват важных объектов в тылу.

При вводе в бой второго эшелона (резерва) его командиру обычно сообщаются сведения о противнике, положение подразделений первого эшелона, рубеж ввода в бой и время выхода на него, ближайшая задача и направление [247] дальнейшего наступления, средства усиления, места и время их прибытия, порядок огневого обеспечения ввода в бой и взаимодействия с подразделениями первого эшелона.

Опыт тактических учений показывает, что при вводе в бой особое внимание следует обращать на своевременную постановку или уточнение задачи роте второго эшелона и переподчинение ей средств усиления, а также на выдвижение и развертывание второго эшелона в боевой порядок.

Свою задачу по разгрому противника подразделения второго эшелона (резерва) могут решать во взаимодействии с тактическим воздушным десантом, а также с подразделениями передового отряда, при этом их действия согласуются по цели, месту и времени.

Большую роль в обеспечении действий подразделений при бое в глубине обороны противника играет армейская авиация. Она может действовать методом одновременного поиска и уничтожения противника в определенном районе, а также методом нанесения ударов по объектам (целям), вскрытым разведкой. Для поиска, как показывает опыт локальных войн, выделяется пара вертолетов огневой поддержки. Дистанция между ними по глубине 1000–1500 м при такой же высоте. Обнаружив цель, вертолеты наносят по ней удар, а при необходимости вызывают группу усиления и наводят ее на объект удара. Для нанесения ударов по заданным целям назначается смешанная группа самолетов и вертолетов.

Стремясь остановить продвижение наступающих подразделений в глубину своей обороны, противник на важнейшем направлении может наносить контратаки. В минувшую войну наступающие войска, не обладая необходимой ударной и огневой мощью, при угрозе нанесения обороняющимся противником контратаки, особенно крупными силами, как правило, останавливались на достигнутом рубеже, закреплялись на нем и, используя выгодные условия местности и организованную систему огня и заграждений, отражали контратаку. Такой способ был эффективен, но неизбежно приводил к снижению темпа продвижения.

Сегодня наступающие подразделения, располагая более мощными и дальнобойными средствами поражения, при отражении контратаки стремятся нанести максимальное поражение резервам противника по мере их выявления на дальних дистанциях — в районах их сосредоточения и при выдвижении. С этой целью средствами старшего командира (начальника) по противнику наносятся ядерные и огневые [248] удары, а наступающие подразделения при благоприятных условиях осуществляют разгром выдвигающихся резервов во встречном бою с ходу. Это позволяет отражать контратаку противника, не снижая существенно темпа продвижения.

Если же контратакующему противнику удастся создать решающее превосходство в силах и средствах на направлении удара, наступающие войска будут вынуждены для отражения контратаки частью сил закрепиться на достигнутом рубеже. На угрожаемое направление выдвигаются противотанковый резерв и подвижный отряд заграждений, с тем чтобы совместно с подразделениями первого эшелона огнем и заграждениями нанести противнику поражение, задержать его продвижение и создать выгодные условия для успешного развития наступления. Танки и боевые машины пехоты (бронетранспортеры), действующие в составе подразделений первого эшелона, занимают огневые позиции за ближайшими укрытиями, личный состав мотострелковых подразделений при наступлении на боевых машинах пехоты (бронетранспортерах) спешивается и занимает позиции, обеспечивающие выгодные условия для уничтожения во взаимодействии с танками контратакующего противника.

Подразделения поражают противника сосредоточенным огнем всех огневых средств на предельных дальностях. С подходом противника интенсивность огня возрастает, он доводится до наивысшего напряжения. Главные силы наступающих войск в это время продолжают развивать наступление в глубину обороны. При необходимости они наносят удар во фланг и тыл контратакующему противнику, во взаимодействии с соседями решительной атакой завершают его уничтожение и переходят в преследование.

При благоприятных условиях осуществляется окружение группировок противника. При этом сейчас, в отличие от прошлого, эта задача решается по-новому: в более короткие сроки, с небольшим перевесом в силах и средствах, с использованием высокой мобильности войск, их способности, наносить глубокие рассекающие удары, обеспечивающие быстрое рассечение и ликвидацию окруженных группировок.

В ходе наступления командир батальона должен проявлять постоянную заботу об обеспечении подразделений боеприпасами, горючим, продовольствием и другими материальными средствами, организовывать техническое обслуживание, эвакуацию и ремонт вооружения, боевой техники, обеспечить сбор раненых и больных, оказание им медицинской помощи и эвакуацию. [249]

8. Преследование

Преследование является неотъемлемой частью наступления. Ф. Энгельс писал: «Плоды победы пожинаются обычно при преследовании неприятеля. Чем энергичнее преследование, тем решительнее победа»{42}. Опыт войн показывает, что по мере того как увеличиваются пространственный размах наступления, его решительность и маневренность, все больше возрастают роль и масштабность преследования, его удельный вес в бою. Если в сражениях первой мировой войны с присущими ей позиционными формами борьбы преследование войск противника было сравнительно редким явлением, то в большинстве наступательных операций Великой Отечественной войны, особенно второго и третьего ее периодов, характеризовавшихся высокой динамичностью, преследование составляло от 60 до 80 процентов общей продолжительности операции.

Условия перехода в преследование, его организация и способы ведения менялись в зависимости от состояния средств поражения, передвижения, обеспечения и управления. В войнах доимпериалистического периода преследование велось обычно в узкой полосе на небольшую глубину. Темп преследования определялся скоростью передвижения пехоты или конницы. По мере повышения уровня технической оснащенности армий, особенно в результате их механизации и моторизации, возросла и решительность действий войск при преследовании противника. В ряде наступательных операций советских войск во время Великой Отечественной войны темп преследования противника составлял для стрелковых соединений 10–40 км в сутки, для бронетанковых — 25–80 км в сутки{43}.

Совершенствовались и способы преследования. Наряду с фронтальным преследованием в ходе войны применялось преследование по путям, параллельным направлению отхода противника, а также комбинированное преследование, то есть частью сил с фронта, а остальными силами — по путям, параллельным направлению отхода противника. Применение разнообразных способов преследования повышало его результативность, давало возможность перехватывать пути отхода противника, стремительно выходить в тыл и на фланги его группировкам, расчленять, окружать и уничтожать их по частям. [250]

Главную роль в преследовании в минувшую войну играли танковые и механизированные соединения и части. Обладая более высокой подвижностью и ударной силой, чем стрелковые войска, они могли обгонять пехоту, совершать глубокие рейды по тылам противника, упреждать его отходящие части в захвате важных объектов (узлов дорог, переправ, перевалов, теснин, населенных пунктов) и тем самым сеять смятение и панику в войсках противника.

Эффективность преследования во многом зависела от действий артиллерии и авиации, которые наносили удары по отходящим колоннам противника, препятствовали занятию им обороны на выгодных рубежах, дезорганизовывали его движение на дорогах, создавая скопления войск в теснинах, на перевалах, переправах через водные преграды и т. д.

Важную роль в преследовании играли передовые отряды. Смело и решительно они прорывались в глубину расположения противника, внезапными ударами уничтожали его арьергарды, перехватывали пути отхода колонн, овладевая ключевыми объектами на путях движения и удерживая их до подхода главных сил.

Передовой отряд 9-го гвардейского танкового корпуса в составе 47-й гвардейской танковой бригады в Висло-Одерской операции начал преследование противника в 18 ч 15 января 1945 г., переправился через р. Пилица, стремительно обогнал пехоту и, обходя сильные узлы сопротивления противника, к 23 ч 16 января вышел к г. Сохачев. За 29 ч боевых действий он прошел по вражеским тылам около 100 км, перерезал его коммуникации и обеспечил успешные действия главных сил корпуса{44}.

Обычно отрыв передовых отрядов танковых войск от главных сил составлял 10–30 км, передовых отрядов стрелковых войск — 5–12 км.

Порядок подготовки и способы ведения преследования, характерные для периода Великой Отечественной войны, во многом сохраняют свое значение и в современных условиях. Однако сегодня они должны применяться с учетом качественных изменений в средствах вооруженной борьбы. Возможность применения ядерного оружия, более совершенных обычных средств поражения, возросшая мобильность войск, массовая высадка в тыл противнику воздушных десантов позволяют добиться более решительных целей при преследовании, увеличивать его размах. [251]

Создаются объективные предпосылки для быстрого разгрома отходящего противника, увеличения темпа преследования, достижения непрерывности его ведения на большую глубину. Вместе с тем возросли и возможности противника по противодействию преследующим войскам. Он может создавать на путях их продвижения мощные завалы, разрушения, зоны радиоактивного и химического заражения, наносить удары боевыми вертолетами, осуществлять дистанционное минирование местности и т. д. Это требует тщательной организации преследования, всестороннего обеспечения действий подразделений.

Наступающие войска могут переходить в преследование в различные периоды боя — в начале наступления или чаще всего в ходе успешного его развития. Обычно преследование является следствием вынужденного отхода противника после потери им выгодных оборонительных позиций или неудачного исхода встречного боя. Во время минувшей войны преследование иногда начиналось при преднамеренном отходе противника, предпринимаемом им в целях улучшения своего оперативного положения. Наиболее часто переход к преследованию осуществлялся после прорыва тактической зоны обороны, когда противник был вынужден отводить свои войска в глубину.

Как показал боевой опыт, преследование представляет собой сложную и динамичную форму ведения наступательного боя, характеризующуюся высокой решительностью действий, быстрыми и резкими изменениями обстановки, напряженной борьбой за выигрыш времени, сложностью управления войсками. Преследование имеет целью завершить разгром отходящего противника, не допустить организованного перехода его к обороне на выгодных рубежах в глубине или соединения с подходящими резервами.

В современных условиях особенно важно своевременно обнаружить отход противника, так как обладая высокой мобильностью, он может быстро совершить отрыв от наступающих подразделений. Чтобы не допустить этого, в предвидении отхода противника усиливается разведка. Ее задача — вскрыть замысел действий противника, начало и направление его отхода, маршруты и скорость его движения, состав колонны, характер действий подразделений прикрытия, выявить, где противник оборудует промежуточные оборонительные позиции и какими силами они могут быть заняты, наличие препятствий и заграждений на путях преследования, а также направления выдвижения резервов противника. [252]

Поскольку противник тоже будет стремиться вести активную разведку, то важно своевременно обнаруживать и уничтожать его разведывательные дозоры и диверсионно-разведывательные группы. Их состав может быть различным. От разведывательного батальона дивизии армии ФРГ, например, могут высылаться разведывательные дозоры в составе от отделения (секции) на бронетранспортерах (разведывательных машинах) до трех танков и двух — пяти бронетранспортеров. Учитывая это, необходимо предусмотреть выделение соответствующих сил и средств для борьбы с ними.

Обнаружив отход противника, подразделения начинают преследование, как правило, самостоятельно, не дожидаясь приказа старшего командира (начальника). При этом командир батальона организует дополнительную разведку противника и уточняет подразделениям задачи на ведение преследования. О переходе в преследование командир батальона докладывает командиру полка и сообщает соседям.

Важно не дать отходящему противнику совершить отрыв, нарушить планомерность его отхода. Для этого мотострелковые и танковые подразделения, используя высокую проходимость танков и боевых машин пехоты (бронетранспортеров), обходят отходящего противника по параллельным маршрутам, выходят на пути его движения и решительной атакой во фланг и тыл во взаимодействии с соседями уничтожают его. Если вести преследование по маршрутам, параллельным направлению отхода противника, невозможно, подразделения преследуют его с фронта, решительными действиями уничтожают подразделения охранения, прорываются к главным силам и во взаимодействии с соседями, а также с тактическим воздушным десантом и передовым отрядом (авангардом), если они назначаются, атакуют противника с ходу.

При отходе противник может широко использовать минно-взрывные заграждения, в том числе средствами дистанционного минирования, а также устраивать засады. Разведка должна своевременно их вскрывать. Опорные пункты и засады, встречающиеся на путях движения, подразделения, как правило, обходят и уничтожают атакой с флангов и тыла. Главное — обеспечить стремительность, высокий темп преследования, выиграть время. «Преследовать неприятеля денно и нощно, пока истреблен не будет, — учил А. В. Суворов, — ибо недорубленный лес опять вырастет».

В целях надежной огневой поддержки действий подразделений при преследовании большая часть артиллерии двигается [253] в составе авангардов или в голове колонны главных сил в готовности к ведению огня при завязке боя с охранением и главными силами отходящего противника, уничтожению и подавлению его огневых средств, воспрещению занятия им обороны на промежуточных рубежах.

Авиация и боевые вертолеты ведут непрерывную разведку противника, наносят удары по его отходящим колоннам, препятствуют подходу резервов из глубины, обеспечивают высадку и действия тактических воздушных десантов, авангардов и передовых отрядов. Основные усилия средств противовоздушной обороны сосредоточиваются на прикрытии подразделений, действующих в составе главных сил, особенно при преодолении ими теснин, водных преград, населенных пунктов, перевалов, а также при развертывании их для ведения боя с отходящим противником.

Важными задачами подразделений инженерных войск являются ведение инженерной разведки заграждений, разрушений и препятствий, устройство проходов (переходов) в них, обеспечение развертывания подразделений, ведущих преследование, их маневра во фланг и тыл противнику. При необходимости инженерные подразделения устанавливают минно-взрывные заграждения, производят разрушения на путях отхода противника, а также оборудуют и содержат переправы через водные преграды.

Боевой опыт и опыт тактических учений показывают, что для достижения высокого темпа и непрерывности преследования командир должен умело чередовать действия подразделений первого, второго эшелонов и резервов, своевременно наращивать усилия при разгроме выдвигающихся резервов противника из глубины, быстро восстанавливать боеспособность подразделений, понесших потери от ядерных и огневых ударов противника, искусно проводить маневр огнем, силами и средствами, действовать дерзко, напористо, энергично.

Тактический воздушный десант при преследовании решает задачи по захвату узлов дорог, переправ, перевалов и других важных объектов на путях отхода противника, задерживает выдвижение его резервов, срывает их маневр, создает условия для разгрома противника по частям. Тактический воздушный десант содействует войскам, осуществляющим преследование, в быстром преодолении оборонительных рубежей противника и естественных препятствий, районов разрушений и затоплений. [254]

Важную роль в обеспечении стремительных и умелых действий при преследовании противника играет поддержание высокой боевой активности воинов, действующих как в составе главных сил, так и в составе подразделений разведки, передовых отрядов и авангардов.

9. Форсирование водных преград

При развитии наступления практически на любом театре военных действий войска будут вынуждены форсировать различные водные преграды — реки, озера, каналы, лиманы, водохранилища, участки затоплений и т. д. К примеру, реки шириной до 100 м встречаются через каждые 35–60 км, шириной 100–300 м — через 100–150 км, а шириной свыше 300 м — через 250–300 км. Иначе говоря, в ходе наступления или преследования соединению, части ежедневно придется преодолевать в среднем одну водную преграду средней и несколько преград малой ширины.

Форсирование водных преград является сложной боевой задачей, требующей от командиров и штабов большого искусства в организации боевых действий и управлении войсками, высоких морально-политических и психологических качеств, боевой выучки от личного состава, решительности и настойчивости в достижении поставленной цели.

В минувшую войну советскому командованию удалось с большим мастерством подготовить и осуществить форсирование таких крупных водных преград, как Днепр, Десна, Сож, Днестр, Неман, Буг, Висла, Дунай, Одер и другие. В ходе фронтовой (армейской) наступательной операции войскам приходилось преодолевать две-три средние (шириной 100–300 м) или одну — две широкие (свыше 300 м) водные преграды, соединениям первого эшелона армий одну — две узкие водные преграды почти ежедневно{13}. Форсирование проводилось, как правило, в короткий срок, внезапно для противника и на широком фронте. Однако не все водные преграды удавалось форсировать с ходу. Сказывалось несовершенство имевшихся в то время переправочных средств, низкая подвижность стрелковых войск, их ограниченные возможности по инженерному, техническому и тыловому обеспечению. [255]

В современных условиях, когда глубина боевых задач соединений и частей в наступлении увеличилась, возрос темп их продвижения, им значительно чаще, чем в Великую Отечественную войну, придется форсировать водные преграды.

Ныне возможности войск по преодолению водных преград существенно возросли вследствие оснащения их быстроходной плавающей боевой техникой. Мотострелковые соединения и части, например, имеют плавающие боевые машины пехоты и бронетранспортеры. В войсках появились гусеничные самоходные паромы, предназначенные для переправы танков и другой тяжелой боевой техники, а также гусеничные плавающие транспортеры для переправы артиллерии, автомобилей и т. д. Коренному усовершенствованию подверглись понтонные парки. Танки могут переправляться под водой. Тем не менее водные преграды остаются серьезными естественными препятствиями на путях продвижения наступающих войск. Можно ожидать, что обороняющийся противник, как и в прошлом, будет широко использовать водные преграды в целях усиления обороны.

На тактических учениях, проведенных в последние годы в армиях стран НАТО, вдоль рек, каналов, озер, как правило, оборудовались мощные оборонительные рубежи, создавались огневые заграждения, районы затоплений, ядерно-минные пояса. Расчет делается на то, чтобы ядерными и огневыми ударами по противнику на подступах к водной преграде создать крупные разрушения, завалы, зоны с высокими уровнями радиации, резко изменить режим реки, конфигурацию ее русла и даже характер прибрежной местности. Из опыта этих учений можно сделать вывод, что борьба за водные преграды потребует от наступающих войск большого напряжения.

В зависимости от обстановки форсирование водной преграды может осуществляться различными способами: с ходу, с подготовкой форсирования до подхода подразделений к водной преграде, или с развертыванием главных сил у водной преграды, после дополнительной подготовки к форсированию в короткие сроки. И в том и в другом случае успех форсирования определяется тщательной его подготовкой, хорошо организованной разведкой противника и водной преграды, обеспечением внезапности, надежным прикрытием подразделений с воздуха, мощным огневым поражением противника, своевременным выдвижением переправочных средств и оборудованием переправ, проведением мероприятий в целях недопущения скопления личного состава и техники [256] на переправах, а также строгим соблюдением мер безопасности.

Сущность форсировании с ходу заключается в стремительном выходе к водной преграде в том боевом порядке, в котором наступал батальон, быстром ее преодолении на широком фронте после короткой огневой подготовки, решительной атаке противника и безостановочном развитии наступления на противоположном берегу (схема 6). Преимущество такого способа форсирования состоит в том, что он обеспечивает необходимый выигрыш времени, внезапность нанесения удара по противнику, высокие темпы наступления.

В апреле 1944 г. 226-й стрелковый полк 93-й стрелковой дивизии форсировал Днестр. При подходе к реке разведка установила, что ее противоположный берег обороняется только подразделениями охранения противника. Оценив обстановку, командир полка решил в целях выигрыша времени выслать вперед усиленную стрелковую роту. Ей была поставлена задача, переправившись на лодках, уничтожить боевое охранение и захватить плацдарм, чтобы обеспечить переправу главных сил полка. Эта задача была выполнена, и полк в короткие сроки форсировал Днестр.

Условия для форсирования с ходу обычно создаются в ходе развития наступления. Важно, неотступно преследуя противника, не допустить его отрыва, быстро захватить имеющиеся переправы и буквально «на плечах» отходящих подразделений преодолеть водную преграду. Большую роль в этом играют передовые отряды и авангарды. Командир батальона, выделенного в передовой отряд, при подходе к водной преграде организует ее разведку. Для этого к намеченным местам переправ высылается боевой разведывательный дозор или дозорные отделения (танки) с задачей установить наличие и состояние мостовых переправ и бродов, наиболее удобные места для оборудования десантных, паромных переправ и переправ танков вброд и под водой.

Решение на форсирование командир должен принять как можно раньше, чтобы своевременно поставить боевые задачи подразделениям, организовать взаимодействие и уже в ходе выдвижения к водной преграде осуществить необходимые мероприятия по подготовке к форсированию. В решении на форсирование обычно определяются: способы разгрома противника на подступах к водной преграде и на противоположном берегу, места и виды основных и запасных переправ, распределение переправочных средств, маршрут и порядок выдвижения подразделений к водной преграде [257] и порядок подготовки техники к переправе, а также последовательность переправы подразделений.

Содержание боевых задач мотострелковых (танковых) подразделений при форсировании зависит от характера обороны противника на противоположном берегу, степени ее огневого поражения, наличия переправочных средств, ширины водной преграды и других факторов.

Постановку задач подразделениям и организацию взаимодействия целесообразно осуществлять на местности. При этом подразделениям первого эшелона указываются задачи при подходе к водной преграде; задачи при форсировании и бое на противоположном берегу; места оборудования основных и запасных переправ, район герметизации танков; район посадки личного состава и погрузки боевой техники на самоходные переправочно-десантные средства, а также исходный рубеж для форсирования и время его прохождения.

Артиллерии определяются район огневых позиций, время готовности к открытию огня, задачи по поддержке подразделений при форсировании водной преграды и бое на противоположном берегу, порядок переправы. Зенитному подразделению указываются порядок выдвижения к реке; задачи по прикрытию подразделений первого эшелона от ударов воздушного противника при выходе к реке, при форсировании и при бое на противоположном берегу; огневые позиции; время готовности к открытию огня и порядок переправы.

Исходный рубеж для форсирования назначается по возможности за складками местности, вне пределов досягаемости орудий, танков противника, ведущих огонь прямой наводкой. Если намечается переправа танков под водой, то определяется район их герметизации, который выбирается в местах, укрытых от воздействия огневых средств ближнего действия противника.

В соответствии с замыслом действий на форсирование и поставленной подразделениям боевой задачей создается их боевой порядок. Он должен обеспечивать решительное уничтожение противника на своем берегу, стремительное форсирование водной преграды и непрерывное наращивание боевых усилий при бое на противоположном берегу.

Большую роль в обеспечении успеха форсирования играют подразделения инженерных войск. Они осуществляют инженерную разведку путей выдвижения подразделений, водной преграды и обороны противника, подготавливают пути и обеспечивают выдвижение наступающих подразделений [258] и переправочно-десантных средств к водной преграде, проделывают проходы в инженерных заграждениях и несут комендантскую и спасательно-эвакуационную службу на переправах, а также обеспечивают действия наступающих подразделений на противоположном берегу.

Выдвижение подразделений к водной преграде осуществляется с максимальной скоростью. Если батальон действует в составе передового отряда, его задача — выйти к водной преграде как можно раньше, обходя отдельные опорные пункты противника, захватить сохранившиеся переправы и участки, удобные для форсирования. Переправу батальон осуществляет по имеющимся мостам, а также на плавающих боевых машинах и переправочно-десантных средствах, на противоположном берегу он захватывает выгодный рубеж и удерживает его до подхода главных сил.

Эффективным средством защиты от ударов разведывательно-ударных комплексов противника является умелое использование войскам и при выдвижении к водной преграде и на противоположном берегу защитных свойств местности (складок, растительного покрова), а также создание на просматриваемых со стороны противника участках маршрутов вертикальных масок из растительности, металлических сеток. С началом форсирования водной преграды может осуществляться постановка дымовых завес, а для увода самонаводящихся боеприпасов от действительных целей устраиваться в стороне от переправ ложные тепловые цели (тепловые имитаторы).

Огневое поражение противника при форсировании с ходу начинается в период выдвижения подразделений к водной преграде. Огневые удары наносятся по средствам ядерного и химического нападения противника, его артиллерии, опорным пунктам, резервам, пунктам управления и радиотехническим средствам. Артиллерия, поддерживающая подразделения, часть танков, установки ПТУР и гранатометы с выходом к водной преграде занимают огневые позиции, поражают огневые средства противника, препятствующие форсированию, и поддерживают бой подразделений на противоположном берегу.

Используя результаты ядерных и огневых ударов, а также результаты действий передового отряда (авангарда) и тактического воздушного десанта (если он применяется), мотострелковые подразделения первого эшелона под прикрытием дымовой завесы на плавающих боевых машинах и переправочно-десантных средствах форсируют водную преграду, уничтожают противника огнем всех средств на плаву, [259] овладевают плацдармом на противоположном берегу и безостановочно развивают наступление в глубину.

Танковые подразделения, действующие в составе главных сил, переправляются одновременно с первым эшелоном по захваченным мостам и бродам или на переправочно-десантных средствах. После овладения противоположным берегом часть танков может переправляться под водой. Преодолев водную преграду, танковые подразделения, не задерживаясь, выходят на свои направления и выполняют поставленные задачи.

Переправа приданной батальону артиллерии, а также зенитных подразделений осуществляется обычно на плавающих машинах и переправочно-десантных средствах с таким расчетом, чтобы обеспечивались непрерывная огневая поддержка и прикрытие наступающих подразделений на противоположном берегу.

Подразделения технического обеспечения и тыла батальона переправляются на переправочно-десантных средствах или паромах за артиллерийскими подразделениями.

Бой на противоположном берегу может принять упорный и напряженный характер. Обороняющийся противник будет стремиться огнем и контратаками уничтожить переправившиеся подразделения, во что бы то ни стало ликвидировать плацдарм. В таких условиях наступающие войска могут осуществить скрытный маневр в целях наращивания усилий, с тем чтобы стремительно захватить выгодный рубеж, отразить возможную контратаку противника и безостановочно развивать наступление в глубину.

Решающее значение для успеха форсирования имеет выигрыш времени. Используя возможности современных переправочных средств и плавающей техники, следует добиваться высоких темпов форсирования, максимально сокращать продолжительность переправы подразделений. Так, по опыту учений войск НАТО общее время на форсирование водной преграды средней ширины составляет для батальонов, действующих в составе передовых отрядов, 1–1,5 ч, для бригад первого эшелона — 2–3 ч, для дивизии — 5–6 ч.

В тех случаях, когда форсирование осуществляется с развертыванием основных сил у водной преграды, до начала наступления подразделения находятся в непосредственном соприкосновении с противником на водном рубеже. Это создает условия для более полной и планомерной подготовки форсирования.

Командир батальона тщательно изучает характер водной преграды и местность на подступах к ней и на противоположном [260] берегу, организует форсирование, скрытно сосредоточивает на участке форсирования переправочные средства, ставит задачи подразделениям по оборудованию исходного района для форсирования и подготовки переправ.

Первостепенное значение для успеха форсирования с развертыванием главных сил у водной преграды имеет обеспечение его скрытности. Поэтому форсирование осуществляется в таких условиях обычно ночью. Чтобы не дать противнику возможности заблаговременно определить места переправ, а также не допустить сосредоточения войск и техники на переправах, посадку личного состава подразделений, действующих в составе первого эшелона главных сил, на боевые машины пехоты (бронетранспортеры) и на самоходные переправочно-десантные средства целесообразно производить во время огневой подготовки в укрытых местах на удалении от водной преграды, обеспечивающем безопасность подразделений от воздействия основной массы дальнобойных противотанковых средств противника.

В установленное время подразделения стремительно выдвигаются к водной преграде. Началом форсирования («Ч») считается момент отвала подразделений первого эшелона от своего берега. Как и при форсировании с ходу, подразделения, высадившиеся на противоположный берег, используя результаты огня артиллерии и ударов авиации, быстро уничтожают противника в опорных пунктах рот первого эшелона и безостановочно развивают наступление в глубину.

Во время подготовки форсирования и в ходе его важно поддерживать у воинов высокий наступательный порыв, стремление решительно уничтожить противника, обороняющего водную преграду, и в высоком темпе развивать наступление на противоположном берегу, особенно в подразделениях, выделяемых в состав передового отряда (авангарда) и тактического воздушного десанта, поскольку они длительное время будут действовать в отрыве от главных сил и решать сложные задачи по обеспечению успешного форсирования водной преграды.

10. Наступление ночью

В прошлых войнах, особенно в годы Великой Отечественной войны, важное место занимали боевые действия ночью. В современных условиях их значение еще более повышается. Это обусловливается решительностью наступательного боя, [261] стремлением вести его непрерывно, в высоком темпе, на большую глубину, до полного разгрома противника.

Активные действия ночью обеспечивают подразделениям ряд тактических преимуществ, главным из которых является возможность более полного использования фактора внезапности. Под покровом темноты наступающий может скрытно произвести перегруппировку сил и средств, выдвинуться на рубеж перехода в атаку, развернуться в боевой (предбоевой) порядок, нанести неожиданный удар по противнику, совершить обход или охват его флангов, а при необходимости вывести свои подразделения из-под удара противника.

В условиях ограниченной видимости обороняющемуся противнику труднее обнаружить подготовку наступления, сложнее отразить атаку, осуществить маневр огнем, силами и средствами. Используя преимущества ведения боевых действий ночью, наступающие войска могут достичь цели боя с наименьшими потерями, постоянно держать противника в напряжении, навязывать ему свою волю, обеспечить удержание инициативы действий.

С другой стороны, ночь в немалой степени затрудняет наступление. Возросший уровень технической оснащенности войск, наличие эффективных приборов ночного видения, средств освещения, радиолокационной и другой техники уменьшают неблагоприятное влияние ночных условий на боевые действия, но полностью не устраняют тех трудностей, с которыми сталкивается личный состав ночью.

Даже при широком применении средств технического обеспечения ночью усложняется наблюдение за действиями своих войск и противника, ориентирование на местности, поддержание взаимодействия и непрерывного управления. Примерно в 1,3–1,5 раза возрастает время на поражение целей и расход боеприпасов, на одну треть снижаются маневренные возможности боевой техники, на 25–30 процентов увеличивается время на производство инженерных работ. Ночные действия повышают физическую и психологическую нагрузку, утомляемость личного состава.

Поэтому успех ночных действий во многом зависит от умелой и четкой организации командиром боя, особенно светового обеспечения, выполнения мероприятий по защите подразделений от светового излучения ядерных взрывов, высокоточного оружия и других средств поражения, тщательной маскировки, а также от действенности политической работы. [262]

Наступление ночью может начинаться с прорыва подготовленной обороны противника или являться продолжением дневных боевых действий. Кроме того, в минувшую войну действия ночью предпринимались нередко в целях улучшения занимаемых позиций, то есть захвата тактически важного объекта — населенного пункта, командной высоты, перевала и т. д.

При действиях ночью подразделения стремятся избежать сложного маневра. Направления для наступления выбираются с таким расчетом, чтобы они кратчайшим путем выводили к объектам атаки, пролегали по открытой, малопересеченной местности, с наименьшим количеством естественных препятствий и хорошо видимыми в темноте ориентирами.

При определении боевых задач подразделениям учитываются их подготовленность к ночным действиям, продолжительность темного времени, характер обороны противника, условия местности, обеспеченность средствами освещения и т. п. Боевые возможности подразделений сегодня таковы, что позволяют вести наступление ночью в таком же высоком темпе и примерно на такую же глубину, как и днем.

Во время Великой Отечественной войны уже отчетливо проявилась тенденция определять частям и подразделениям при действиях ночью глубокие боевые задачи.

229-му гвардейскому стрелковому полку в Ясско-Кишиневской операции при прорыве обороны противника ночью ближайшая задача ставилась на глубину 3 км, последующая — на глубину 5 км. Реально темп продвижения подразделений составил 800 м/ч{46}. Аналогичные показатели глубины боевых задач полка было характерны и для дневных условий.

Боевой опыт показал, что помимо ближайшей и последующей задач частям в подразделениям может назначаться рубеж, которым оно должны овладеть к рассвету.

Построение боевого порядка подразделений в ночном бою в зависимости от характера обороны противника и других условий может быть различным. Если части, подразделению предстоит участвовать в осуществлении прорыва подготовленной обороны противника, его боевой порядок целесообразно строить в два эшелона. При этом состав первого эшелона должен обеспечивать решение поставленной боевой задачи на ночь, как правило, без наращивания боевых усилий, [263] то есть без ввода в бой в темное время второго эшелона, поскольку это связано со значительными трудностями.

Другим важным требованием к построению боевого порядка для действий ночью является обеспечение тактической самостоятельности подразделений. С этой целью по опыту минувшей войны не только батальоны, но и роты усиливались танками, артиллерией, инженерными подразделениями.

В свою очередь, танковые части и подразделения, когда действовали самостоятельно, усиливались артиллерией, стрелковыми и инженерными подразделениями.

В Гомельской операции при наступлении ночью 21 ноября 1943 г. танки, приданные 828-му стрелковому полку, были переподчинены стрелковым ротам. Это обеспечило более тесное взаимодействие их с пехотой, и в результате подразделения успешно прорвали оборону противника и продвинулись за ночь на 12 км, потеряв всего один танк{47}.

Боевой опыт показывает, что наступление ночью должно быть самым тщательным образом подготовлено и всесторонне обеспечено. Такая подготовка проводится в основном в светлое время. Отдельные вопросы уточняются с наступлением темноты.

На тактическом учении мотострелковому батальону была поставлена задача ночной атакой в составе полка прорвать оборону «противника», овладеть опорными пунктами на первой позиции его обороны и развивать наступление в глубину.

Командир батальона подготовку к наступлению осуществлял в основном днем, а с наступлением темноты уточнил отдельные вопросы. Организуя наступление, он указал ротам видимые ночью ориентиры. Кроме того, для выдерживания направления наступления определил им азимут движения и назначил направляющую роту.

В ходе рекогносцировки и при постановке боевых задач подразделениям он определил порядок обозначения своих подразделений, применения во время атаки и в ходе наступления приборов ночного видения и приданных РЛС, на местности указал порядок освещения местности и объектов атаки, кто, когда и как будет осуществлять постановку световых ориентиров (створов) для обозначения [264] направления наступления, в каком порядке обозначаются рубежи, достигнутые подразделениями в ходе боя, и их фланги.

Организуя ночной бой, командир батальона определил, кто, когда и как обеспечивает подразделения средствами освещения и сигнальными средствами, трассирующими снарядами и патронами с трассирующими пулями, наметил мероприятия по защите личного состава от светового излучения ядерных взрывов.

В результате такой тщательной организации боя батальону удалось успешно выполнить на учении боевую задачу.

Особыми задачами авиации и артиллерии, обеспечивающими действия войск ночью, являются освещение местности и целей в обороне противника, уничтожение (подавление) средств его освещения, ослепление наблюдательных пунктов и огневых средств, а также постановка световых ориентиров (створов).

Световое обеспечение организуется, как правило, централизованно, по единому плану, по рубежам, объектам и времени на всю глубину боевой задачи. Цель светового обеспечения — создать благоприятные условия для действий своих подразделений и затруднить действия противника. При его организации, как показывает опыт учений, обычно определяются: порядок освещения целей (объектов) в интересах действий мотострелковых и танковых подразделений, применения артиллерии, авиации и других боевых средств; порядок постановки световых ориентиров (створов); способы обозначения световыми знаками проходов в заграждениях, рубежей развертывания подразделений и рубежа перехода в атаку; порядок применения световых сигналов для взаимного опознавания, целеуказания и взаимодействия; мероприятия по борьбе с приборами ночного видения и средствами светового обеспечения противника. Важно, чтобы применение осветительных средств не усложняло использование своих приборов ночного видения.

В целях обеспечения скрытности подготовки к ночным действиям и достижения внезапности атаки войска не должны нарушать установленный режим освещения или менять порядок использования приборов ночного видения.

Одним из наиболее важных мероприятий при подготовке ночного боя является организация взаимодействия. В целях четкого согласования боевых усилий подразделений устанавливаются единые, хорошо видимые в темноте ориентиры. Действия участвующих в бою сил и средств по овладению опорными пунктами противника на переднем крае и в глубине его обороны согласуются по цели, месту и времени. [265] При этом определяются: порядок использования маскирующих свойств местности, способы действий подразделений при отражении контратак противника на рассвете, порядок закрепления захваченных рубежей и обеспечения непрерывности наступления с переходом от ночных действий к дневным. Рубежи, по которым организуется взаимодействие, определяются по хорошо различимым ночью объектам местности. Такими объектами могут быть гребень высоты, дорога, опушка леса (рощи), река, населенный пункт и т. д.

В целях защиты от светового излучения ядерного взрыва в первую очередь используются защитные свойства боевой техники. Оптические приборы, приборы ночного видения и стекла кабин подготавливаются для ослабления воздействия светового импульса. Личный состав действует в специальных защитных очках.

Для достижения успеха в ночном бою надо хорошо знать тактику действий противника, вскрывать его сильные и слабые стороны. С этой целью разведка до начала наступления выявляет: режим освещения и порядок использования противником приборов ночного видения, какие мероприятия проводятся противником для усиления обороны на ночь, как изменяется с наступлением темноты расположение его огневых средств и резервов. Учитывая, что противник тоже будет стремиться с наступлением темноты активизировать свою разведку, необходимо тщательно соблюдать меры маскировки, умело скрывать признаки подготовки наступления. Одновременно с этим следует вести активную борьбу с разведкой противника, его средствами радиолокационного обнаружения и лазерной подсветки.

При подготовке ночного боя командиру батальона важно лично проконтролировать готовность подразделений к наступлению, в частности, проверить, насколько точно знают подчиненные командиры боевые задачи, порядок светового обеспечения, готовность оружия и боевой техники к действиям ночью, готовность приборов ночного видения, ночных прицелов, а также работу средств освещения и светомаскировки на машинах, навигационных приборов, пополнение подразделений боеприпасами, осветительными средствами, горючим и смазочными материалами, наличие на машинах и у личного состава отличительных знаков, соблюдение им мер маскировки. В установленные сроки командир батальона докладывает старшему командиру о готовности батальона к наступлению. [266]

В зависимости от цели боя атака может начинаться сразу же с наступлением сумерек, глубокой ночью или перед рассветом. Атака, которая является продолжением дневных действий, лишает противника возможности в полной мере осуществить мероприятия по усилению обороны на ночь.

Если перед подразделениями поставлены ограниченные по глубине задачи, переход в наступление может осуществляться во второй половине ночи или перед рассветом, Как показывает боевой опыт, это позволяет полнее использовать фактор внезапности. Кроме того, командиры подразделений имеют возможность тщательно организовать ночную атаку — под покровом темноты занять исходное положение, произвести доразведку противника, осуществить при необходимости маневр силами и средствами, уточнить на местности задачи подразделениям, порядок взаимодействия, боевого обеспечения и управления.

Ночная атака мотострелковых подразделений обычно осуществляется в пешем порядке. Перед началом огневой подготовки атаки или в ходе нее наносятся ядерные и огневые удары по тем объектам обороны противника, расположение которых установлено заранее. При этом принимаются необходимые меры по защите подразделений от светового излучения ядерных взрывов. Артиллерия подавляет средства радиолокационной разведки противника, ослепляет его наблюдательные пункты, уничтожает огневые средства, которые осуществляют освещение местности и постановку световых ориентиров. Для борьбы со средствами освещения противника привлекаются также зенитные подразделения.

Ночные действия способствуют проявлению командирами широкого творчества и инициативы в выборе различных способов атаки. Для разгрома противника ночью могут применяться самые неожиданные тактические приемы. В целях достижения наибольшей внезапности атака может проводиться без огневой подготовки и без применения средств освещения.

Ночной атаке частей 37-й гвардейской стрелковой дивизии 12 августа 1943 г. предшествовал залповый огонь 50 орудий, выдвинутых для стрельбы прямой наводкой. Противник был ошеломлен, не выдержал такого огневого удара и был разгромлен.

А в ночь на 14 января 1944 г. в сильную метель 299-й стрелковый полк без артиллерийской подготовки быстро прорвал оборону противника и овладел важным плацдармом на северном берегу оз. Ильмень{48}. Успешной была «бесшумная» ночная атака частей [267] 6-й гвардейской танковой армии и 17-й гвардейской армии 6 января 1945 г. в Венгрии.

При атаке переднего края обороны противника важно, чтобы подразделения точно выдерживали указанные направления. Для этого в ходе боя периодически ставятся световые ориентиры (створы). Ближайший ориентир назначается в расположении противника в 2–3 км от линии боевого соприкосновения, остальные — в глубине его обороны на таком же расстоянии друг от друга. Артиллерия ведет огонь при постановке ориентиров залпами взвода или сериями методического огня взвода (орудия) с темпом 3–5 мин.

Танки в зависимости от степени пересеченности местности, характера обороны противника, условий освещения действуют непосредственно в цепи мотострелковых подразделений или впереди на удалении 100–150 м. Боевые машины пехоты (бронетранспортеры) в ходе атаки находятся либо на одной линии с танками, либо за ними на удалении 50–100 м.

С началом атаки часть артиллерии, а также подразделения инженерных войск переподчиняются батальонам, а иногда и ротам. Огневая поддержка атаки осуществляется обычно сосредоточенным огнем артиллерии, огнем по отдельным целям и ударами авиации. Сигналы о переносе и прекращении артиллерийского огня подают командиры рот.

Важную роль в уничтожении бронированных объектов противника перед подразделениями, действующими в отрыве от главных сил, играют боевые вертолеты. Ночные условия обеспечивают внезапность нанесения ими ударов по противнику.

Уничтожив противника в опорных пунктах на переднем крае, подразделения стремительно продолжают развивать наступление. Бои в глубине обороны противника в условиях ночи характеризуется большой сложностью и требует твердого и непрерывного управления войсками, умелого осуществления маневра огнем, силами и средствами. В целях четкого ориентирования подразделения при достижении установленных рубежей световыми сигналами обозначают свое местонахождение. В ходе боя командиры принимают необходимые меры по обеспечению безопасности подразделений при преодолении ими труднопроходимых участков местности. Личный состав, умело используя приборы ночного видения и средства освещения местности, решительно уничтожает противника. [268]

В ходе наступления очень важно своевременно вскрыть подготовку противником контратаки. Разведке ставятся задачи по выявлению резервов противника. Для этого в районах их расположения организуется освещение местности. Для отражения контратаки осуществляется маневр второго эшелона (резерва) на угрожаемое направление. Кроме того, по решению старшего командира на это направление могут выдвигаться противотанковый резерв и подвижный отряд заграждений. По вероятному рубежу развертывания контратакующего противника подготавливается огонь артиллерии, а при необходимости производится освещение этого рубежа.

Освещение обычно осуществляется периодически, так как для непрерывного освещения требуется значительный расход осветительных средств. Например, чтобы осветить местность перед фронтом наступления батальона в течение 10 мин даже при благоприятных метеоусловиях, требуется 40 122-мм осветительных снарядов{49}.

Если требуется ослепить объект противника, то расчет делается таким образом, чтобы факелы осветительных снарядов и мин горели на грунте в 100–150 м перед объектом. Интервал между факелами — 50–100 м. Прожекторы ослепляют объекты противника периодически через 20–30 с, а приборы ночного видения — через 10–20 с. Дымы могут применяться, когда направление ветра фланговое или в сторону противника.

Опыт тактических учений показывает, что при умелом использовании ночных условий и достижении внезапности наступления подразделения способны стремительно и безостановочно продвигаться на большую глубину. На тех направлениях, где этого достичь не удается, может возникнуть угроза снижения темпа наступления. Чтобы не допустить этого, надо своевременно принимать меры к решительному наращиванию боевых усилий, то есть ввести в бой второй эшелон (резерв). Для этого требуется тщательно организовать световое обеспечение действий второго эшелона — четко обозначить световыми знаками маршрут его выдвижения, рубеж развертывания и перехода в атаку, организовать взаимодействие, всестороннее обеспечение и комендантскую службу.

При переходе от ночных действий к дневным важно не допустить даже небольшой паузы в развитии наступления. Для этого еще до рассвета усиливается разведка, уточняются [269] боевые задачи подразделениям и порядок взаимодействия, пополняются запасы боеприпасов, горючего и других материальных средств, принимаются меры по наращиванию боевых усилий и срыву возможной контратаки противника на рассвете.

Поскольку ночные действия отличаются большой сложностью и специфичностью, подразделения должны заблаговременно и тщательно готовиться к ним. Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский говорил, что ночной бой — трудный бой, и надо научить нашу пехоту хорошо наступать в ночных условиях. Для этого следует поучительно проводить тактические занятия и учения, создавать на них сложную, напряженную обстановку, чтобы личный состав приобретал необходимые навыки действий в ночных условиях, обучался умению ориентироваться на местности, вести меткий огонь по освещенным целям, по вспышкам выстрелов, с помощью приборов ночного видения и использовать средства освещения.

Командир должен постоянно заботиться о поддержании высокого наступательного порыва войск, воспитывать у личного состава стойкость, бесстрашие, способность действовать в бою смело и инициативно, добиваться решительного разгрома врага. В этом залог успеха наступательного боя как днем, так и ночью, в разное время года, на различной местности.

11. Наступление в особых условиях

Существенное влияние на характер наступления оказывают природные условия различных географических районов — горных, пустынных, северных. Хотя общие принципы организации и ведения наступательного боя и здесь сохраняют свое значение, тем не менее под влиянием специфических природно-климатических факторов в действиях войск возникает немало особенностей.

Резкопересеченная горная местность характеризуется наличием большого количества труднопреодолимых естественных препятствий, ограниченным количеством дорог, своеобразием погодных условий. Горы существенно затрудняют маневр войск, усложняют взаимодействие, обеспечение боевых действий и управление. Для успешных действий в горах требуется специальная подготовка личного состава. Однако боевой опыт показывает, что непреодолимых гор не существует. Свидетельством этому являются блестящие операции, проведенные советскими войсками в годы Великой [270] Отечественной войны в горах Северного Кавказа, в Карпатах, в горных районах Румынии, Чехословакии, Венгрии, Югославии и Дальнего Востока.

Наступление на труднодоступной местности обычно осуществляется из положения непосредственного соприкосновения с противником, а в долинах и на горных плато — с ходу. Наиболее упорная борьба ведется за овладение ключевыми объектами — перевалами, проходами, господствующими высотами, узлами дорог, населенными пунктами. Продвижение наступающих подразделений вдоль дорог, долин, по скатам хребтов и высот сочетается с охватом и обходом противника по труднодоступным участкам. В годы минувшей войны успех наступления обеспечивало применение гибкого маневра, то есть нанесение одновременных ударов с разных направлений по опорным пунктам обороняющегося противника.

Организуя наступательный бой в горах, командир должен учитывать, что резкопересеченная местность благоприятствует созданию прочной обороны. Наличие большого количества естественных преград — скальных участков, крутых обрывов, глубоких каньонов, ущелий — дает возможность противнику в короткие сроки создать устойчивую оборону на широком фронте сравнительно небольшими силами.

Однако оборона в горах имеет и свои уязвимые места. Ее очаговый характер, большие промежутки между опорными пунктами создают условия для скрытного проникновения наступающих подразделений в тыл обороняющемуся противнику.

Оценивая оборону противника, важно вскрыть ее сильные и слабые стороны, систему огня и заграждений, особенно на подступах к перевалам, выявить не занятые подразделениями противника промежутки, которые можно использовать для обхода и охвата, места устройства засад и завалов, определить рубежи, с которых возможны удары боевых вертолетов противника.

Особенно тщательно оцениваются местность, ее доступность для личного состава и боевой техники, состояние дорог, характер естественных препятствий, для преодоления которых потребуется специальное горное снаряжение, наличие скрытых подступов и обходных путей, источников воды, топлива. Важно знать санитарно-эпидемическое состояние района боевых действий, в полной мере учитывать погодные условия, время года и суток. [271]

В решении на наступление в горах кроме общих вопросов определяются порядок захвата опорных пунктов, перевалов и других важных объектов, состав и задачи обходящего отряда и порядок его взаимодействия с подразделениями, наступающими с фронта, или тактическим воздушным десантом, мероприятия по обеспечению преодоления труднодоступных участков, ориентированию и выдерживанию направлений наступления, мероприятия по прикрытию флангов и тыла и усилению охраны пунктов управления, меры по защите от обвалов, лавин, селей и наводнений, а также по обеспечению подразделений горным снаряжением.

Боевые задачи подразделений по глубине могут быть меньшими, чем в обычных условиях, что обусловлено трудностью передвижения на пересеченной местности.

Среднесуточный темп наступления войск Закавказского фронта при преодолении северных отрогов Большого Кавказского хребта в Краснодарской операции 1943 г. и войск 4-го Украинского фронта в Карпатской операции 1944 г. составил 2 км{50}.

В современных условиях темп наступления в горах, как показывает опыт учений, может быть значительно выше.

При построении боевого порядка мотострелковых и танковых подразделений особое значение придается обеспечению их тактической самостоятельности. Батальоны и роты усиливаются большим, чем обычно, количеством артиллерии, зенитных и инженерных средств. Мотострелковым подразделениям придаются танки, танковым подразделениям — мотострелковые.

Артиллерия распределяется между ротами. С ротой может действовать минометная или артиллерийская батарея, а иногда — и та и другая. При наступлении в пешем порядке непосредственно в подразделениях остаются только 82-мм минометы. При действиях в ущельях значительный эффект дает применение самоходной артиллерии, имеющее большие углы возвышения и способной вести как прямую, так и мортирную стрельбу.

Разведка в горах организуется, как правило, на более широком фронте и на большую глубину. Она должна установить характер обороны господствующих высот, перевалов, узлов дорог, наличие заграждений и разрушений в долинах, [272] ущельях, горных проходах, выявить скрытые подступы, выводящие на фланги и в тыл противника. Для разведки труднодоступных участков местности, обратных скатов высот и ущелий используются вертолеты.

Как показывает опыт тактических учений, в горах количество наблюдательных постов и наблюдателей увеличивается. В батальоне, как правило, создаются 2–3 поста и выделяются 1–2 наблюдателя на КНП командира батальона, в роте — 1–2 поста и 1–2 наблюдателя на КНП командира роты, во взводе (отделении, экипаже) — 3–4 наблюдателя для организации кругового наблюдения.

В связи с тем что действия в горах ведутся в основном по доступным направлениям, повышается уязвимость войск от ударов воздушного противника. Поэтому возрастают требования к противовоздушной обороне. Она организуется по направлениям действий подразделений. Позиции зенитных средств выбираются преимущественно вдоль дорог и долин.

При организации химического обеспечения определяется порядок применения зажигательного оружия и дымов при захвате перевалов, тоннелей, каньонов и узлов дорог.

В целях скрытия боевой техники от радиолокационной разведки противника и самонаводящихся боеприпасов используются защитные и маскирующие свойства горной местности, устраиваются тепловые экраны из местных материалов, техника оборудуется газоотклоняющими щитками, исключающими подогрев тепловых экранов струей теплого воздуха или газа.

Огневое поражение противника организуется с учетом необходимости наиболее надежного подавления огневых средств в опорных пунктах, созданных на командных высотах, и в первую очередь на их скатах, прилегающих к дорогам и долинам. При многоярусном построении обороны одновременно подавляются огневые средства, расположенные на всех ярусах. Большая роль в огневом поражении отводится ведению огня прямой наводкой орудиями, танками, установками ПТУР, гранатометами, зенитными установками, а также ударам вертолетов по огневым средствам и живой силе противника, расположенным на обратных скатах высот, в теснинах и ущельях. Опыт локальных войн показывает, что наиболее эффективное поражение целей достигается, когда бомбометание в горах осуществляется на предельно малых высотах — 700–1000 м.

При подготовке подразделений к действиям в горах особое внимание обращается на обучение личного состава умелому [273] использованию горного снаряжения, действиям ночью, самостоятельному разминированию местности, подрыву инженерных боеприпасов. Накануне наступления проверяется готовность боевой техники, оружия, средств связи, приборов ночного видения и различных приспособлений для стрельбы ночью. Боевые и транспортные машины укомплектовываются средствами повышения проходимости.

Атака мотострелковых подразделений на труднодоступных участках местности осуществляется в пешем порядке. При этом танки действуют непосредственно в цепи атакующих подразделений, а боевые машины пехоты (бронетранспортеры) продвигаются вслед за танками, уничтожая своим огнем цели, препятствующие продвижению наступающих подразделений.

Основным методом артиллерийской поддержки атаки в горах является сосредоточенный огонь в сочетании с огнем по отдельным целям с широким использованием дымовых снарядов, особенно при наличии у противника огневых точек в глубоких складках местности, пещерах и инженерных сооружениях, уничтожение которых прямой и полупрямой наводкой не представляется возможным.

При продвижении по узкой долине, ущелью подразделения принимают обычно боевой порядок углом назад. Втягивание в долину (ущелье) осуществляется лишь после того, как подразделения овладеют прилегающими к ней командными высотами. Поражение противнику, оказывающему сопротивление в долине (ущелье), наносится боевыми вертолетами, а также огнем артиллерии и минометов. Для уничтожения живой силы и огневых средств, расположенных в узких оврагах, пещерах, выгодно применять снаряды с установкой взрывателя на фугасное замедленное действие. Ввиду малых размеров большинства целей для их поражения следует назначать батарею, взвод, орудие, боевую машину реактивной артиллерии.

Решающую роль в разгроме противника, обороняющегося в долине (ущелье), играет маневр в целях выхода на фланг или в тыл его опорным пунктам. Для этого обходящие подразделения, используя складки местности, по гребню высот выходят на указанный им рубеж и совместно с подразделениями, атакующими с фронта, наносят удар с флангов и тыла.

Одной из важных задач при наступлении в горах является овладение перевалом, который обычно является ключом всей обороны в данном районе. Способы овладения перевалом [274] могут быть различными. Наступающие подразделения должны стремиться упредить противника в выходе к перевалу. При подходе к перевалу командиры подразделений организуют разведку с целью уточнения системы обороны перевала, характера заграждений и препятствий на подступах к нему, а также отыскания путей обхода или преодоления труднодоступных участков.

На тактическом учении мотострелковый батальон, действовавший на отдельном направлении, получил задачу во взаимодействии с тактическим воздушным десантом с ходу овладеть перевалом и обеспечить продвижение главных сил. Командир батальона, оценив обстановку, принял решение сосредоточить усилия на захвате командной высоты, прилегающей к перевалу. Поскольку местность позволяла скрытно выйти во фланг «противнику», обороняющему перевал, захват перевала было решено провести одновременной атакой с фронта и фланга.

К объекту атаки подразделения выдвинулись по ущелью, тщательно соблюдая маскировку. Атаку высоты обходящий отряд, подразделения, действующие с фронта, и тактический воздушный десант начали одновременно. Артиллерия и минометы во взаимодействии с боевыми вертолетами надежно подавили огневые средства «противника» не только на скатах атакуемой высоты, но и на прилегающих высотах, откуда обороняющийся мог вести фланкирующий огонь.

При продвижении к объекту атаки подразделения встретили заминированный завал из камней. Командир батальона организовал разведку завала, наблюдение и охранение. Поскольку обход завала оказался невозможен, было решено его преодолеть, используя танки с навесным оборудованием. При этом особое внимание обращалось на огневое прикрытие сил и средств, осуществлявших расчистку завала.

Бой за перевал принял упорный характер. Его успех был предрешен искусно организованным маневром — нанесением внезапного удара по «противнику», оборонявшему перевал, с различных направлений.

Действия обходящего отряда должны быть всесторонне обеспечены. Маневр обходящего отряда осуществляется, как правило, по труднодоступным участкам местности. Линию фронта он переходит обычно ночью или в других условиях ограниченной видимости (в туман, снегопад или в дождь). Выдвижение подразделений осуществляется бесшумно, с соблюдением звукомаскировки. При подходе к объектам атаки отряд обходит подразделения охранения, не [275] вступая в бой, чтобы преждевременно себя не обнаружить. При невозможности обхода отряд наносит поражение противнику огнем, частью сил и средств уничтожает его, а главными силами устремляется в глубину обороны противника к объекту атаки.

В ходе наступления, особенно при выходе в долины и на горные плато, подразделения должны быть готовы к отражению контратак противника. Для этого необходимо своевременно установить выдвижение и развертывание резервов противника и закрепиться на выгодном рубеже. Если контратака наносится противником по скату сверху вниз, батальон частью сил закрепляется на скате высоты, а главными силами, используя скрытые подступы, обходит высоту, захватывает ее вершину и наносит удар по контратакующему противнику сверху вниз.

Обеспечение открытых флангов достигается ведением на угрожаемых направлениях непрерывной разведки, уступным построением боевого порядка подразделений, а также прочесыванием местности, где вероятны засады противника.

Для воспрещения отхода противника важно как можно шире применять минирование горных троп, ущелий и дорог.

Наступление в пустыне осуществляется, как правило, с ходу. Здесь так же, как и в горах, широко применяется маневр для обхода и охвата открытых флангов противника и нанесения удара с тыла. Этому благоприятствует построение обороны противника, имеющей отчетливо выраженный очаговый характер, а также равнинный рельеф, допускающий почти на всех направлениях применение подразделений всех родов войск. Однако на открытой пустынной местности труднее скрыть маневр от противника, и это требует исключительно тщательного его обеспечения.

В связи со значительной рассредоточенностью важных объектов и войск в обороне противника глубина боевых задач подразделений и фронт их атаки могут увеличиваться. Наряду с разгромом противника содержанием боевой задачи подразделений может быть захват источников воды, узлов дорог, оазисов.

Боевой порядок строится с учетом возможности действий подразделений в отрыве от главных сил, что требует обеспечения их самостоятельности.

При организации наступления в пустыне обычно указываются азимут направления наступления, порядок обозначения месторасположения подразделений, мероприятия по [276] обеспечению преодоления барханных песков, мокрых солончаков и других труднодоступных участков, мероприятия по охране пунктов управления, обеспечению флангов и тыла, по поддержанию санитарно-гигиенического состояния в местах расположения, порядок подготовки оружия и боевой техники к применению в условиях запыленности, а также порядок расходования воды и топлива в ходе боя.

Огневое поражение противника организуется и осуществляется с учетом открытого равнинного характера местности. Широко применяются орудия и танки, выделенные для стрельбы прямой наводкой. Огневая подготовка атаки проводится обычно по отдельным очагам обороны и опорным пунктам. При этом особое внимание уделяется уничтожению (подавлению) противотанковых средств.

Наиболее упорная борьба развертывается при овладении оазисами, узлами дорог, источниками воды. Как показывает опыт учений, успех при этом достигается одновременным нанесением по противнику ударов силами наступающих подразделений с фронта, обходящих отрядов — с флангов и тактического воздушного десанта — с тыла. Важно, чтобы атака осуществлялась внезапно и стремительно.

В ходе наступления в пустыне особое внимание уделяется разведке в целях своевременного выявления очагов сопротивления противника перед фронтом и на флангах, а также определения проходимости местности на направлениях действий подразделений, выявления мест устройства противником засад.

Важными задачами инженерного обеспечения действий наступающих войск в пустыне являются своевременное выявлении источников воды, прикрытие заграждениями открытых флангов, обозначение путей движения подразделений, осуществление маскировочных мероприятий, оборудование и содержание пунктов водоснабжения.

При организации химического обеспечения особое внимание обращается на ведение радиационной и химической разведки оазисов, а также на дозиметрический и химический контроль источников воды.

При действиях в пустынях широко применяются дымовые средства для ослепления огневых точек противника, прикрытия маневра подразделений, маскировки личного состава во время работ по расчистке завалов, эвакуации поврежденной техники и раненых. По опыту учений в роте необходимо иметь 100–120 дымовых гранат и 20–30 дымовых шашек. [277]

В северных районах и зимой наступление ведется в основном вдоль дорог, чаще всего из положения непосредственного соприкосновения с противником. Мотострелковый (танковый) батальон наступает в составе главных сил полка или самостоятельно на отдельном направлении. В ряде случаев мотострелковые подразделения могут действовать в качестве обходящего отряда с задачей содействовать подразделениям, наступающим с фронта, в захвате ключевых объектов местности.

В годы Великой Отечественной войны советские войска вели успешные наступательные действия в сложных условиях Заполярья. Основным способом преодоления вражеской обороны являлась фронтальная атака в сочетании с охватом и обходом опорных пунктов по бездорожью.

При организации наступления в северных районах кроме общих вопросов обычно указывается порядок действий подразделений по овладению теснинами, узлами дорог, господствующими высотами. При действиях зимой предусматриваются мероприятия по преодолению глубокого снежного покрова, организации пунктов обогрева и защите личного состава от переохлаждения и обморожения, а также по подготовке оружия и боевой техники к применению в условиях низких температур и маскировочные мероприятия.

В зимних условиях для защиты боевой техники от радиолокационной разведки и самонаводящихся боеприпасов противника при нахождении подразделений в исходном районе устраиваются снежные валы, а также тепловые экраны из местных материалов.

Радиоэлектронная борьба организуется с учетом ионосферных и магнитных возмущений, а также поглощения почвой электромагнитной энергии радиоволн, особенно коротковолновых радиостанций.

Огневая подготовка атаки на различных направлениях может быть неодинаковой по продолжительности и начинаться разновременно. Наиболее плотный огонь ведется по объектам противника, расположенным на скатах высот, прилегающих к дорогам, и в дефиле.

При глубоком снежном покрове атака мотострелковых подразделений обычно осуществляется в пешем порядке на лыжах. При этом танки продвигаются непосредственно в цепи подразделений или за цепью, поддерживая атакующие подразделения огнем. Боевые машины пехоты (бронетранспортеры) действуют за танками и огнем своего оружия уничтожают цели противника, препятствующие продвижению подразделений. Атака на боевых машинах пехоты (бронетранспортерах) [278] без спешивания подразделений возможна на ледовых пространствах.

При наступлении в условиях полярной ночи, в метель и пургу важно обеспечить надежное ориентирование подразделений. Для этого организуется постановка световых ориентиров (створов). Подразделениям указываются азимуты направления наступления.

В ходе боя подразделения, используя промежутки в боевом порядке и открытые фланги противника, скрытно проникают в глубину его обороны, внезапными ударами овладевают опорными пунктами, в первую очередь прикрывающими дороги, дефиле, перевалы и населенные пункты.

Для успешных действий в северных районах необходимы специальная подготовка войск, привитие личному составу навыков быстрого ориентирования, правильного определения расстояния и целеуказания, ведения огня при неблагоприятных метеорологических условиях, решительные действия подразделений, умение перехватывать у врага инициативу, применять неожиданные для него тактические приемы.

Способы ведения наступательного боя в современных условиях интенсивно совершенствуются. Поэтому сейчас, как никогда прежде, от командиров и штабов потребуется постоянный поиск новых, более эффективных способов разгрома противника, его огневого поражения, построения боевого порядка, определения боевых задач подразделениям, методов организации взаимодействия, управления войсками, боевого, технического и тылового обеспечения. Особое значение приобретает морально-политическая и психологическая подготовка войск. [279]


Источник: http://militera.lib.ru/science/tactic/05.html

Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Ведомственные и общественные медали и награды Как сделать крышу на террасе фото

Макеты боевых действий

ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА - Военная мысль - Г/а

Макеты боевых действий

Война в Персидском заливе гг. ( Буря в)

Макеты боевых действий

Эхо войны Оружие СХП

Макеты боевых действий

ГанЗа

Макеты боевых действий

BJD - шарнирные куклы Страна Советов

Макеты боевых действий

Show Atelier - купить световое и звуковое оборудование в

Макеты боевых действий

Аксессуары для свадьбы - Hatshop интернет магазин

Макеты боевых действий

Балконы и лоджии в домах серий П-44, П-44Т

Макеты боевых действий

ВАЛЯНИЕ ИГРУШЕК ИЗ ШЕРСТИ

Макеты боевых действий

Грамоты- Приколы / Юбилеи



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ